Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Фантазеры

(архивное, отыскал файлик, пусть будет)

Я услышал эту историю от одного своего знакомого. Он подхватил меня в метро за рукав, начал кричать, радоваться и исходить интересом к моей жизни до тех пор, пока я, хоть и с трудом, не признал в нем своего бывшего одноклассника, отчаянного вруна и заводилу. Мы не виделись почти двадцать лет, и как он меня узнал – загадка. С ничуть не охладевшим за годы темпераментом он потянул меня к себе, благо жил «в двух шагах», и я пошел, ибо вчера в очередной раз обещал жене начать новую, самостоятельную жизнь, ее не бояться, самому отвечать за свои поступки, быть мужественным и всё остальное, что я регулярно обещаю жене. Итак, я мужественно и самостоятельно решил проскучать этот вечер в гостях, подметив, что говорить мне особенно много не придется, а спокойно покурить, подвергаясь заботам и хлопотам, я всегда любил.

Итак, вы ввалились в его однокомнатную уютную квартирку, в которой он жил один («размен после развода»), сели за низенький удобный столик и, соорудив кофе («заказ») и коньяк («подарок знакомой»), принялись болтать. Хорошо отрепетированными ударами отбил все его попытки выяснить интимные подробности моей жизни, выслушал историю его развода (неиссякаемая тема: «а она мне и говорит, стерва…») и погрузился в запутанный лабиринт его рассказов. Особенно заинтересовал меня один случай, свидетелем которого, как клялся мой собеседник, он являлся. Впрочем, он был свидетелем стольких случаев из своих рассказов, что, видимо, являлся одноклассником не столько моим, сколько Адамовым.

Для наибольшего художественного эффекта Петька Командор (вспомнил-таки, как его звали в школе. Ужасно он всеми распоряжаться любил) вел свое повествование от лица главного героя, скромно не упоминая о себе. Лишь драматическое подмигивание в острых местах давало мне представление о преимуществах роли безмолвного свидетеля всего происходящего. Несмотря на некоторую аляповатость, рассказ мне понравился – я и сам на досуге сочиняю подобные истории, а иной раз, во время поломок общественного транспорта, углубляюсь в такие тонкости демонологии и онтологического доказательства бытия Бога, что воспринимаю возобновление своего неуклонного продвижения к месту работы с огорчением.

Объяснив таким образом, что привлекло меня в этой не слишком ловко состряпанной истории, я все же позволю себе записать ее, не будучи уверенным, что это необходимо, а лишь руководствуясь смутным предчувствием. Этот рассказ я дам в своей передаче, так как стиль Командора если и вполне годится для беседы за кофе с коньяком, то все же плохо переносится бумагой.

Некий человек оказался в гостях. Шумная вечеринка, пестрое сборище незнакомых людей настроили его на несколько поэтический лад, в каковой часто приводит интеллигента одиночество в толпе и созерцание. Потанцевав, рассказав анекдоты и немного выпив, гости начали искать новых забав. Хозяин, единственный из знакомых этого человека (только сегодня случайно встреченный на улице сосед по общежитию, бог знает сколько не виденный свидетель бурных лет аспирантуры по прозвищу Магистр, данному за представительность и умение себя подать профессорским дочкам) предложил интеллектуально размяться – каждый из присутствующих должен был рассказать интересную и таинственную историю, все равно, действительную или вымышленную.

Истории посыпались как из ведра. Дамы рассказывали про привидения, мужчины тяготели к детективному жанру. Очередь рассказывать дошла до нашего героя.

Давным-давно, еще до того, как началась История и люди Земли обрели великий дар Разума, существовали Посвященные. То, что мы знаем о древних мистериях от Платона и Апулея – лишь жалкие остатки, не столько приоткрывающие, сколь туманящие великие эзотерические познания. Наше представление о древних культурах Индии, Междуречья и Египта складывается из черепков, остатков кухонных очагов и пары украшений. Истинная культура, средоточие и направляющий центр этих обществ была скрыта за оградами храмов, в тайниках мистериальных культов. Там хранилась древняя Магия. Все, что мы можем узнать из средневековой ведьмологии и современной засекреченной парапсихологии – жалкое любительство по сравнению с ее могуществом.

Надо сказать, что представления о добром и злом начале идут из слишком глубокой древности, чтобы быть лишь дымом без огня. Поэтому неудивительно, что самых глубоких познаний и высочайшей мощи достигли две организации – назовем их Орденами – Черный и Белый. О Белом ордене трудно сказать что-либо определенное. Как все Белые силы в мире, на обыкновенного человека он производит впечатление пассивности и отвлеченности, и в мощь его верят скорее отшельники, чем деятельные практики. Черный же Орден развернул широчайшую деятельность. Прослеживать его путь в развалинах империй и пламени костров – задача будущего историка. Мы же попытаемся постичь цель его продвижения. Законно предположить, что одной из целей его деятельности был рост силы и могущества. Как и любая организация, Черный Орден стремился в первую голову к самосохранению и развитию. Древние мудрецы сумели создать средства невыразимой мощи, страшные орудия мага. Верить, что достижения современной цивилизации превосходят силу древнего Знания, может лишь тот, кто еще не вырос из детской сказки о прогрессе. В пыли тысячелетий эти средства, многократно усиливающие способности человека, несколько раз переходили из рук в руки, терялись и вновь выпрыгивали из темных глубин на поверхность взбаламученных вод внешней истории, - порождая необычайные легенды, которые наши дети сегодня слушают перед сном. Назовем эти средства – условно, конечно, - Кольцом Силы и Черной Короной. Особую силу и величие приносило обладание обоими средствами. Случилось так, что Магистр Черного Ордена обрел Черную Корону, так что давно уже мы ничего не слышали о ней, но Кольцо Силы выскользнуло из его рук. Вот уже семьсот лет, как – благодаря случайности ли, действию ли Белых Сил – кто знает? Кольцо ускользает от Магистра.
- Мы договорились рассказывать истории, а не сказки, - не выдержал один из гостей.

- Неудивительно, если это окажется истиной, - сказал человек. – Правда, я только что придумал эту историю, но чему это мешает? Вы знаете об онтологическом доказательстве бытия Бога. Ну все равно, я кратко напомню. Мы говорим: у нас есть, мы можем представить себе идею Совершенства, высшую по отношению к миру, вершину Иерархии Добра, Блага, Красоты. Но если такая идея может возникнуть в моей голове, не является ли это следствием наличия такого Совершенства в реальности? Если мы представим, что в мире есть большее добро и меньшее добро, мы должны признать, что где-то есть наибольшее, максимальное добро: Бог. Заметьте, что вывод о существовании Бога я делаю не сходя с места, на основании идей, находящихся в моей голове. И если в моей голове зародилась идея Черного Ордена, - а в рассказе о ней я, по-моему, не допустил логических противоречий и всегда следовал наиболее вероятному ходу событий, подкрепляя свои выводы данными сравнительной мифологии – любой из вас может, ознакомившись с соответствующими трудами, убедиться, что то, о чем я говорю, вовсе не так невероятно, - в этом случае, повторяю я, почему бы Черному Ордену не существовать на деле? Более того, есть некоторые основания полагать, что если он каким-то странным образом до сих пор не существовал, то теперь, когда я узнал о его существовании, он обязательно должен существовать, этот древний Орден.

Продолжим. Обладая Черной Короной, Магистру удалось выяснить, что появился в мире человек, который умеет строить свои мысли таким образом, что они соответствуют законам реальности. Другими словами, сила его мысли такова, что фантазии его облекаются в плоть и кровь – а если хотите, наоборот, его видения точно соответствуют происходящему в мире. Не одаренный никакими мистическими способностями, этот человек мирно существовал до сегодняшнего дня, увлекаясь всем, что может быть названо продуктом человеческий фантазии. Как простой инженер, проходил он по улицам, отличаясь от большинства людей разве что рассеянностью. Магистр рассчитал, что этот человек может, не опираясь на факты, без всяких подсказок, чисто интеллектуально – выдумать? Узнать? – скажем, получить некую информацию о существовании Черного Ордена и цели его деятельности. Магистр сумел выяснить, что этот человек не подозревает о своем даре, который с детства все рассматривали как неумеренное и зачастую неуместное фантазирование, и решил использовать человека в своих целях – для нахождения Кольца. Для этого он, представившись институтским товарищем, что для него не представляет никакого труда, ибо люди помнят его так, как он считает нужным, - зазвал этого человека на собрание Ордена, которое виделось этому человеку в облике вечеринки, и навел его на интересующую его тему – ведь этот человек в каком-то смысле знал, что происходит, но воспринимал это знание как плод своей неуемной фантазии, как был приучен с детства. Наведя таким образом его на разговор о Кольце, Магистр смог от него узнать, что оно находится у Дмитрия Брегова, филолога, и досталось ему в наследство от бабушки, и что Брегов о свойствах Кольца не подозревает. И теперь этот человек сидит среди членов Ордена, проникший в тайну, охраняемую тысячелетиями, и начинает понимать, что полузабытый одноклассник – никак не вспомнить его лицо – кружатся лица незнакомых гостей – волосы ветром относит назад – предложил рассказывать – да, рассказывать занимательные истории – смех – смех – шутки это – гости – лица слезают с масок – кружатся – лица, что за лица – Боже!..

- Какая интересная история, - сказал Магистр час спустя, - как жаль, что рассказчик так разволновался. Да, инфаркт – болезнь века.

Так Петька Командор закончил свою историю.
- Ну как, Димка? – спросил он. – Понравилось?
- Да, врать ты всегда был горазд, - сказал я. – Хоть я тебя и еле вспомнил. Странно. Надо соображать быстрее. Так. Вот что в твоей истории мне не нравится: неувязки. Зачем было убивать этого парня? Если твой Магистр такой могучий, он просто мог, скажем, лишить этого человека способности его, - ну, к фантазированию, - и заставить забыть о происшедшем. Вот и все. Проще и гуманнее.
- Всегда идем навстречу пожеланиям трудящихся, - заржал Петька. – Ну, давай Кольцо. Когда пробьет полночь…

Придя домой с этого свидания, я решил наскоро записать его, не из какого-либо суеверия, конечно, а так – чтобы не изгладилось из памяти. Без одной минуты двенадцать. На всякий случай я скажу жене…

Что выдумывать зря. Вот расписался, будто письмо кому. Вот бывает. А если вправду, то не так это. Не видал я никого и никаких Командоров у моих одноклассников нет. А жена зря совсем плачет. Говорит я совсем другой. А сама другая. Худая больно. Как я с ней жил… Зря ревет, я кольцо потерял конечно пока в ремонт носил но я ж его ей и подарил. От баушки оно мне досталось, ато ревет Другое куплю. А лутше не ей, а Зойка из семнат… 17-й толще. А выдумывать зря. Правду надо писать, так я скажу.
1986
Tags: talk-lesson
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments