Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Новая этика делает добродетели из старых пороков

Античный стоицизм разработал несколько "промежуточных этических максимумов", а также и вершину, лучшую этически позицию. Частичными достижениями считались воздержание и выдержанность. Тонкое различение между ними в том, что воздержанный сопротивляется избыточным вожделениям и соблазнам. Выдержанный же способен выносить страдания, происходящие от недостатка необходимого. Различие это тонкое, но очень существующее. Многие люди готовы стоически переносить страдания, вызванные недосыпом или недоеданием по их собвенной воле - когда они ради дела или развлечения не спят или не едят. Совсем другое дело - воздержание от избыточного: те же самые люди, что готовы не спать двое суток для развлечения, часто не могут заставить себя вставть вовремя, проспав 8 часов, или не съесть чего-то вкусного. То есть многие способны выдерживать страдания, сами лишая себя необходимого (и поддерживаемые огнём внешнего интереса), и не способны противостоять себе, желающему избыточного.

В качестве же высшего идеала античность (более всего у Аристотеля) создала - благородного человека, великодушного, великого духом. Аристотель это определял так: быть достойным вещей великих и самого себя считать достойным их. Этому идеалу неуместно было бы приписывать современное представление о скромности - "скромность" насквозь сделана совсем другой, христианской этикой. Великодушный по Аристотелю творит великие дела, получает за это почести и с достоинством принимает их, считая себя достойным этих почестей и отнюдь от них не уклоняясь. То же, что христианская этика называет смирением, на языке аристотелевской этики будет малодушием, таким особенным подвидом малодушия. Малодушие в противоположность великодушию содержит множество недостатков, которых лишён великодушный. И вот один из недостатков, не очень даже и важный, не самый важный, тут возводится в достоинство.

И так появляется новая этика, переформулирует один из недостатков - и рождается новая добродетель смирения, призванная сражаться с самым сильным из грехов - гордыней. Самое сильное повреждение, которое может быть нанесено человеку, - и против него беззащитен античный великодушный благородный муж. А новая этика берёт один из мелких пороков и выковывает из него совершенно новую, обширнейшую душевную область, целое семейство новых добродетелей, от смирения до скромности, и этот новый род войск приспособлен сражаться с самым страшным противником. Этакие егеря...
Tags: ethics2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments