Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Другой тип образованности

Делиль явился организатором астрономических наблюдении. С его приездом им была создана первая астрономическая обсерватория в России — в Петербурге при Академии наук. Уже в 1726 г. Делиль начал в ней свои наблюдения...
Ее главное научное значение, кроме отдельных наблюдений в ооласти физической астрономии, заключается в основах географической съемки России. В связи с этим уже в 1727 г. Делиль организовал первое астрономическое путешествие по России — съемку русского Поморья...

Делиль пользовался точными методами наблюдения и в этом отношении стоял впереди своего времени. В рамки этой съемки была введена работа геодезистов. Уже в 1721 г. Петр отправил 30 геодезистов в провинции для приведения в порядок и составления ими географических карт]. К 1727 г., когда Делиль приехал в Россию, геодезисты И. Елагин, М. Пестриков, Д. Мордвинов, И. Ханыков уже окончили карту Ямбурга, Копорья, Шлиссельбурга; А. Клешнин — Выборга и Кексгольма Петербургской губернии; В. Леушинский и Исупов — Боровска Московской губернии; ф. Молчанов— Соликамска и Перми Великой Казанской губернии.

В Сухаревой башне, в Москве, была Навигацкая школа и обучался класс геодезистов.

Геодезисты были созданием Петра. Они выходили из «класса геодезии», учрежденного Петром в 1701 г. в Москве и потом перенесенного в Морской корпус в Петербург. По окончании курса они находились в ведении Сената и Академии наук. В них шел разночинец; дворяне были среди них редки. Это были живые люди из народа, пробивавшиеся к лучшим условиям быта, введенные в общество Петром. Они делали морские съемки, составляли карты целых областей, совершали невидную, но огромную работу, без которой научное исследование России было бы немыслимо.

...рисует верную картину тех затруднений, житейских нескладностей и тяжестей, какие пришлось пережить геодезистам. У них действительно не было ни знаний, ни руководства, ни инструментов; их бюрократическое положение было очень мизерное. Они старались уйти в лучшие условия, где их работа тоже была нужна. И однако все-таки они оставили огромный след в русской жизни. Мы встречаемся с ними на каждом шагу — мы уже видели, что Соймонов и Гвоздев были геодезистами. Из них вышел тонкий астроном-тонограф Красильников. В общем результаты их работы оказались отнюдь не столь печальными, как это казалось Татищеву. Труды их, исправленные и научно проверенные, легли в основу атласа 1745 г., и на всем протяжении первой половины XVIII столетия мы встречаем геодезистов в целом ряде культурных дел — в съемках, экспедициях, в различных работах географического и статистического характера. Это были в среде тогдашнего русского общества культурные элементы, несшие в русское общество и новое знание, и уважение к науке, и сознание силы научного мышления. Любопытно, что это были люди, не подходившие под тот тип образованности, который господствовал в светском обществе и к которому позже пришли русская бюрократия и дворянство. Тот же Татищев в 1739 г., возражая против отсылки в Петербург к Делилю геодезистов, работавших у него в Казанской и Сибирской губерниях, пишет: «... между всеми теми геодезистами ни единого не сыщется, который бы по-французски или латыне учен был, без которого они не токмо нужных книг читать, но без переводчика и говорить с ним не умеют. Они же люди все в возрасте мужском, каковым уже более научиться не без труда...» " Это были, следовательно, разночинцы-техники, сделавшие, однако, крупное научное дело, но лишенные — при бедности русской научной литературы — возможности достигнуть не только внешнего светского, но и широкого научного образования.
Вернадский
Tags: books6, education
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments