Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Разговор Валадеса и Найшуля: язык права

Издательство Идея-Пресс в 2008 году выпустило маленькую занятную книжку - Диего Валадес, Язык права и право языка. Это торжественная речь при приеме в академию известного (? не мне) мексиканского правоведа. В самом деле, правовед очень грамотно рассказывает именно о языке, культуре и семантике, как изменяются смыслы слов в испанском, чего не хватает им по сравнению с английским, какие смыслы требуется неустанным попечением вводить в родной язык, какие неологизмы необходимы, какие архаизмы налились новым смыслом.
Собственно, Найшуля сюда приплёл я, поскольку не раз видел его тексты примерно такого смысла. И вот - в Мексике люди очень интересно рассуждают о родной культуре.

Очень уместо цитируется Токвиль - система прецедентов, существующая в США, лишает население преимуществ писаного права, доступного и понятного. Право судей предназначено только для посвященных. Потому в США так много судебных исков и кормится огромное количество адвокатов - для них создана эта система, для их процветания. Своей же родине правовед желает права внятного и писаного, а не прецедентного и адвокатского.

Как разые культуры вводят в правовой язык самое для них важное. В 18 в. американцы ввели как важное слово "федерализм", а французы - "конституционность". То есть новации данная культура вводить может - другое дело, что надо выбрать в самом деле заветное желание, а не создавать собственное право из ничего. Автор говорит и об обманчивых словах - "демократия" - слово с двойным дном. К этому стоит отнестись со вниманием. Когда в ход идут такие слова - кого-то надувают. Самое время проверить карманы. Это уже моя ремарка, автор благородно умалчивает о подробностях.

Чудесно о доверии: "Власть их (юристов) держалась не оружием, как обычно, и не правовым порядком, а лишь способностью употреблять слова, которые творили мирское чудо: внушали доверие."

"Язык права приобрел оттенки надежды. Он был создан, чтобы развеять сомнения, унять тревоги и удовлетворить запросы." "У нас крупнейшая семантическая находка Конституции в 19 в. состояла во включкении понятия "ампаро". Это слово... взяли для того, чтобы заложить правовые основы свободы в Мексике... Слово, ясно обозначающее защиту перед властью. ..Институт ампаро утвердился как благодаря его формальной структуре, так и в силу его принятия обществом".

В Конституции такой-то смысл имеет слово свобода... Так, пропустим, нам не надам... Вот - про слово "закон". Валадес замечает, что всякий раз, когда в мексиканской конституции говорят о законах - имеют в виду полномочия органов власти. Внимание, говорит автор - те слова, которые охраняют права граждан, рассматриваются как скрытая угроза для этих прав.

"Правовая культура есть как бы каркас, на котором кристаллизуются обычаи и традиции, равно как и нрепрестанные деяния - импульсы, исходящие от свободы и разума. Правовая культура - не собрание рецептов и не каталог иллюзий; это сумма опытов и возможностей; это процесс, в ходе которого аккумулируется прошлое и подготавливается будущее. Правовая культура многолика, потому что она включает бытие, состояние и деятельность общества. Правовая культура - это память и воображение; сохранение старого и созидание нового..."
Всё, уйму цитату. Но каков правовед. На уровне хорошего философского доклада. "Правовая культура слагается из убеждений, представлений и предвидений..." Стой, стой.

А книжечка формату карманного, и страниц в ней немного - ну просто так и просится в транспортное чтение. Какие слова! - : "юридическийй язык ведёт своё происхождение от языка магии". Это о клятве и браке. О коллективном, всем обществом понимании терминов и законов - значит, общество интуитивно понимает право и законы, слова имеют общий смысл. И, вроде, если не так: симптом. Надо бы слова менять. Причём не дурикоми, а чтобы хорошие умные люди подумали. А их бы в это ремя отнюдь не лупили по голове... И ведь правовед всё это всерьёз, как задачи свой страны и культуры. Причем автор не просто ляпнул, что язык права должен быть понятен народу - дальше он говорит о сопутствующих трудностях, как их уменьшать и терпеть - ради чего.

Упоминает основополагающие работы по толкованию и созданию права. Названия хороши - прямо по нациям. Иеремия Бентам - Essay on Political Tactics. Гамильтон Parliamentary Logic. Американская книга: Руководство по парламентской работе Джефферсона. Формы правления как исправления недостатков демократии. У греков жребий, у римлян - назначение преемника. Автор говорит о современности: фальсификации выборов перестали быть повсеместной практикой, и теперь следующая важная проблема - социальная изоляция.

Демократия сейчас - не только правление большинства, но и правление всех. Права языков - сейчас каждые 2 недели в мире исчезаек язык, это культурная катастрофа, так что надо гарантировать сохранение языков. Далее рассказ, как какие правительства защищают языки на своей территории. Право языка - важнейшая часть современных основных прав. Это уже началась вторая часть книги. Первая была о конституции и языке законов, насколько они понимаются населением и не противоречат культуре. А вторая часть - буквально о правах языков, экология языков. В частности, утверждается: основные права имеют субъективную природу, и есть проблема - что означает субъективное право. Это очень занятно, поскольку я припоминаю не одного и не десять мыслителей, свято уверенных, чито основные права объективны, а - подумать надо.

Юридические слова генеративны: они порождают определённое поведение (предписывая его или делая возможным). Право - это слова. И дальше автор уходит в риторику и семантику. Интересно, сколькие скажут, что право - это кулак или армия... А автор говорит: право - это логос.
Tags: books6, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments