Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

В самовоспитательных целях решил

написать оптимистический текст. В конце концов, надо делать такие вещи через "не могу". Да, трудно - а что легко? Итак, постепенно и незаметно всё становится лучше. Просто это плохо замечается, поскольку одолевает повседневность, а в повседневности даже и лучшее - серое. Вот взять какие-нибудь восьмидесятые годы. Сейчас лучше положение в науке. Тогда было на научном небосводе крайне мало крупных фигур - и они сильно вытарчивали, каждая статейка в забытом сборнике передавалась из рук в руки - о чего отмочил... о что высказал... Сейчас получше, потому что тот же сборник больше не передают из рук в руки - чего передавать, таких неплохих сборников стало больше, и они свободно достаются. Чего не написать, ежели есть, чего написать. Стало выходить намного больше хороших книг. Плохих тоже намного больше, может быть, даже еще больше намного, чем намного хороших, но кто же заставляет читать и считать плохие книги. А хороших стало больше. Просто для сравнения - было тогда величайшее событие, издали сборник работ Любищева после долгих лет чтения его в немыслимой машинописи и еще где. А теперь - если издать сборник работ Любищева или еще кого? Ну, что случится? Нет, ну есть любители - купят с любительским вздохом. Мол, что же делать, я же всю эту муру столько лет покупал, надо и это купить.

Еще со скрипом, но проворачивается положение с цитированием. Стало легче находить литературу английскую и вообще всякую зарубежную. Народ стал массовым образом кряхтеть свой английский и читать, и ссылаться, и оттого работы заметно выигрывают. Всё же проникают сопоставления. В какой-то области и в самом деле видно, что англоязычный мир сделал крайне мало (бывает), а в какой-то сразу видно, что никуда без ссылок. И это только по-русски, а многий народ стал и по-английски писать, а некоторый вообще подался в разъезды. Что, конечно, хорошо - почему же плохо?

Студент всегда был глупый и с дурацкими манерами, но сейчас появляется чувство - стало несколько больше вменяемых преподавателей. Молодых. Ну, как молодых... До сорока. Раньше-то оно конечно, были совершенно замечательные люди, но не все. Нет, не все. Они даже частично потому и были замечательные, что среди всего прочего замечательными оставались. Вопреки. Сейчас такого вопрека стало немного меньше. Конечно, зарплаты дрянь, но они всегда были дрянь, но вроде бы стало поменьше препон, если человек вдруг, сам, сдуру, решил работать хорошо. То есть мотивировать его ничто не способно, демотивирующих факторов выше крыши - но это у нас постоянный фон, а все-таки при желании стало можно - больше. Типа - хочешь работать? Ну ладно, раз ты такой псих, так работай. А раз стало больше вменяемых сравнительно молодых преподавателей и занятных ученых - тем немногим студентам, которые сдуру, опять же, хотят чего-то понимать, по идее есть куда пойти. Конечно, многим некуда - масса есть таких мест, где на сто верст вокруг ничего понимающего не светит. Но речь не о том, что везде, а что - стало побольше. Но менее заметно. Потому что вообще внимание от всего этого отвлеклось. Но это же свободное внимание? Захотело и отвлеклось.

Стало получше с оборудованием. То есть у меня, скажем, не лучше, и у многих других тоже, но у некоторых - факт, лучше. Кое-что стоит по сусекам. Хотя, конечно, может огромный сканер с высоким разрешением использоваться как стол для непрерывного рабочего ланча (нет, покрыт клеенкой, не варвары же), но реже. То есть не всегда. А многие приборы их владельцы даже и используют, причем по назначению. И очень постепенно, этак раз в десять лет, даже что-то новое появляется еще у кого-нибудь. Не у меня, но это не принципиально, а с точки зрения вечности, может, даже и лучше.

Даже энтузиазм не пропал. Он же, как червяк, норовит зарыться в народные массы, на поверхности его увидеть трудно. Но иногда виден след. Вот кто-то очень неплохое дело делает бесплатно и нещадно зол, потому что за это хорошее дело все его обругали. Но обругали бы его всё равно, это закон такой - сделал что-то хорошее, получи в морду, но он же делает. Это положительный факт. Или иногда виден след некоего активного молодого человека. Сделанное что-то... Узнаешь фамилию - это кто сделал? хм, надо же, очень пристойно сделал... А где он теперь? А, в Германии... Ну, понятно. А что, и там тоже жизнь, и вообще, от веку в Германию ездили. Ежели какой молодой ученый в 1913 году был в Германии, так это же всегда рассматривалось как ой как хорошо, чего ж теперь-то. Хорошо, что в Германии. Может, сделает еще чего хорошее. Ну, детей там родит... Да нет, много чего хорошего. Раньше просто в среднем хуже было, а теперь в этом среднем стало лучше, и потому из него меньше этак выделяется. Ну и кажется, что все утонули. Это только так кажется. Они, конечно, многие зеленые и с душком каким-то, но это временно. Могут ещё всплыть - так оно хуже покажется.
Tags: psychology4, sociology7, talk-lesson
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments