Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Симптом

В последнее время встречаю много очень интересных монографий на русском языке по разным областям науки, статей же как-то не столь много. Обобщать страшновато я настолько малую частичку могу просмотреть и представить...), но, кажется, новое, периферическое положение русской науки дает такой институциональный эффект. Положние (статус и оплата) ученого мало связаны с числом публикуемых статей, всякие конкурсы на место - формализм, журналы во многом условно-рецензируемые и пр. Поэтому вкладываться просто в число статей на русском сидящим в России ученым не очень интересно. Но так-то сидеть скучно, и люди, в самом деле являющиеся учеными (а иначе зачем сидеть в таком малохлебном месте?) с повышенной частотой решаются написать большую монографию. Поскольку, опять же, критика сообщества в рудиментарном состоянии - нет института рецензий, отзывов и пр. - каждый пишет нечто крупное, оригинальное, обобщающее - захватывая большую область знания, отражающее индивидуальное понимание предмета. То есть большую оригинальную монографию. В результате, как кажется, в российской науке очень возросла "капитализация" знаний - люди следят за англоязычной литературой по теме и выпускают обобщающие книги, резюмирующие развитие дисциплин. При сравнении (где я мог это сделать) с английскими книгами - впечатление занятное. Напрямую сравнивать трудно - понятно, что английских монографий научных больше, по большему числу тем и пр. Но если отнормировать, то, кажется, примерно так. На английском это чаще сборники разноудачных статей, из которых вылеплены монографии. Даже если делается книга одного автора - главы представляют собой часто отдельно опубликованные статьи, что сказывается. У нас же - книга отливается в граните сразу, одним куском, на статьи не размениваясь. От этого книги более цельные, авторские, и более разнообразные. То есть фронт английских книг плотнее - на каждую тематическую единицу приходится много больше текстов, в том числе и монографий. Но российские книги охватывают едва не больший фронт - за счет большей оригинальноси подходов, более смелых теоретических построений. Ну, ясное дело, это также сказывается и на числе дури - то есть многие книги становятся полуфантастическими или вообще приближаются то к паранауке, то к жанру воспоминаний. Это издержки "стратегии" - как среди английских больше проходных, очень средних и мало что говорящих - за счет большей фундированности и т.п., так среди наших больше оригинальных и прорывных (теорий) - с уплатой за это взноса в виде книг вполне безумных. К таким тезисам всегда несчетное число оговорок. Одна из них - конечно, очень зависит от области. Почти уверен, что для молекулярной генетики это совершенно не так, даже и близко не так. Я говорю об областях, которыми на западе занимаются без фанатизма, с некоторым вымиранием - падением финансирования и пр. - так что, хоть они вымирают на таких деньгах, на которых нам бы жить и жить, все же области не самые рейтинговые - всякие экологии, геоботаники, морфологии и прочие такие штуки.

Чтобы правильно понять это, надо еще представлять, кто пишет. Это не молодые-тридцатилетние. Люди за 50 и за 70. Кто-то давно профессор, кто-то давно доктор, кто-то решил докторскую не защищать - незачем. Они не на подъеме - и отдают накопленное за жизнь. Тем самым это не "вненаучные шарлатаны" (ну, не все), а люди, как раз очень хорошо выученные находиться в научном сообществе - для них скрепы ослабли, и они придумываемое десятилетиями выдают как "последние монографии". Ясно, что через несколько лет поток таких книг станет поменьше и закончится. Возможность публиковать монографии останется (если российская наука не интегрируется институционально в мировую - что вряд ли), и писать начнут те, что помоложе. Интересно, что это будет. Мне кажется - это будет иное сочетание качеств. Не будет у них того наработанного массива мыслей (и фактов), который появляется сейчас - по простой причине. Сменился стиль науки, ее "модус", и сейчас на западе и в мире не та наука - по проблематике, способам мышления, задаваемым вопросам и пр. - что была раньше. Те монографии, о которых я говорю, работают "в пустом внеконкурентном пространстве" - потому что науки, в которой формируется та проблематика, уже почти нет. Так уже не ставят вопросы и не видят тех ответов. Что не значит, что это нечто вненаучное - просто наука поменялась. А приходящие на место этих нищих ученых, старых нищих - новые нищие, будут устроены, воленс-неволенс, уже в соответствии с новой наукой - той, мировой, нездешней, но новой, у них не будет наложения современного потока статей на старую проблематику. Скорее всего, они смогут делать менее оригинальные работы - некие коллажи, сборники и подведения итогов прочитанного с небольшим личным вкладом. Примерно так, как это делается в обзорных статьях западных исследователей сейчас. То есть тогда российская наука, не потеряв периферийности, станет менее оригинальной.
Tags: science4
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments