Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

...очень смутные представления о Я. Путаются понятия характер, индивидуальность, личность, социальная роль, тело и всё что угодно. Возможно представление о Я как о самой внутренней структуре личности, неком сердце психической жизни индивида. Отсюда естественны попытки наблюдения этого Я. Обычно они ничем не заканчиваются. Люди могут осознавать свои эмоции, рефлексировать мысли и вспоминать представления, но в кругу этих впечатлений не появляется Я. Самое большее, чего удается достигнуть при установлении внутреннего молчания и самососредоточении - ощущение в центре психической жизни некой черной точки, провала, о котором нет сведений, чего-то молчащего и малоописуемого.

Любой естествоиспытатель-экспериментатор имеет интуиции, как работать со структурой, которая мало видна или не видна. Это, во-первых, построение модельных ситуаций с предсказанием, на что будет влиять поведение этой структуры и суждения о структуре по косвенным признакам. Второе - развитие и увеличение структуры: накачать, усилить, увеличить, прокрасить и посмотреть снова. Сюда же вариант: вырезать и сравнить, это тоже суждение по косвенным признакам в рамках модельного представления.

Для развития представлений и внимания существуют естественно сложившиеся упражнения, описанные где угодно, хоть и в художественной литературе. На самом первом, азбучном этапе они подразделяются на упраженения пространсва-множества и времени. Берут группу предметов, смотрят на них краткий промежуток времени и пытаются сообщить как можно больше признаков предметов. Секунду смотреть на 16 разных незнакомых предметов - и описывать их. Другой вариант - со временем - тоже понятен: один сеанс подробного просмотра объекта - полчаса-час, если угодно - запись свойств - вспоминание свойств и объекта через длительный промежуток. Месяц. Год. Десять лет. В результате развивается восприятие-представление и произвольное внимание. Конечно, имеются более продвинутые упражнения, тут можно ухищряться до бесконечности.

Для развития эмоций есть очень простые и самопонятные способы. Ухищрений множество, а азбука очевидна. Эмоции можно проявлять и не проявлять. Значит, упражнения состоят в том, что когда анекдот вызывает смех, а фильм - непрошенную слезу, контролировать эмоции и произвольно их либо проявлять, либо нет. В результате эмоции становятся более подвержены произвольному контролю. Развитие упражнений с эмоциональной сферой - бесконечно. Весьма четко упражнения описаны у Михаила Чехова - работа с эмоциональной атмосферой, ощущением центра личности и прочие. То, что сказано у Чехова, может быть развито и это тоже путь длиной в жизнь, но начатки достаточно просты и очевидны.

Для развития мыслей можно придумать много очень понятных упражнений. Тут скорее мешает запутанность и фантазирование современности о том, что такое мысли. Обычно начинают с чего-то вроде разложения на силлогизмы или элементарные "атомы мысли", "элементарные высказывания" и это губит дело на корню. Говоря проще, главных и очевидных путей тут два. Первый - геометрия, в греческом смысле - самая обычная школьная планиметрия. Второй - можно назвать путем аккуратности. Например, перечисления в обратном порядке известной последовательности (известное стихотворение - обратный порядок строк), отслеживание причинных цепочек в обратном порядке, скажем, изложение геометрической теоремы в обратном порядке. Оба этих способа - путь последовательности. Другой - совместный. Одновременное представление образа или идеи во всех вариациях. Прослушивание (разумеется, мысленное) всех тропарей одновременно. Звучание одновременно нескольких сонетов. Внимательное обозрение нескольких картин одного жанра одновременно. Представление нескольких сложных образов одного класса как единого образа одновременно в вариациях. Мысль приобретает не последовательность, а объем.

Для развития памяти самый простой и очевидный путь - повторение произошедшего за день в обратном порядке. Это усиливает произвольное управление памятью.

Для развития воли тоже существует простое упражнение. К сожалению, тут всё замутнено детскими и подростковыми ритуалами, сожиганием ладони на свечке и прочей чепухой. Волю даёт ритм, развитие и управление воли дается через проивзольное управление ритмом. Все предшествующие упражнения выполняются в произвольно установленном ритме и неуклонно. Выбираются (планируются) действия, которые будут совершаться ежедневно, и эти действия совершаются, вопреки смутам душевной жизни. Важна не героичность и неприятность этих действий, а только их произвольность. Иначе говоря, это должны быть неуклонно совершаемые безразличные действия.

После этого Я оказывается увеличенным и прокрашенным, так что его удается наблюдать с меньшими усилиями.

Собственно, предшествующее понятно. А то, что происходит с Я - не понятно. Пока вроде бы можно сказать, что оно пульсирует - есть некий ритм усиления и ослабления. И что в этот ритм входят моменты, которые трудно описать иначе, чем потеря частей. Это бывает редко, но вроде бы бывает. Как такое может быть - понять трудно. Может быть, неуместно слово "частей", о строении Я почти ничего не известно. Может быть, пока правильнее сказать - потеря кусков. Кажется, при длительном наблюдении можно увидеть изменения (рост) в зависимости от возраста. Очень незаметные изменения, подобные, в некотором смысле, наслаиванию годовых колец у дерева. Различить эти изменения мешают, в частности, изменения в степени прозрачности Я, происходящие по возрастам.
Tags: ethics2, philosophy3, psychology4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments