Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Повторения и ряды событий в истории

Голод в Ирландии в 1840-х гг. и последующий ряд событий - отношение к нему английского правительства, действия уполномоченных чиновников, мифологизация причин голода и создание мифа о геноциде - этот ряд событий находит довольно точное соответствие в истории голода в Поволжье и на Украине в 1932 г. , действиях правительства из Москвы, создании мифа о геноциде. В обоих случаях создается национальная история, и эти события становятся структурообразующими.

Ситуация в 1980-е годы в Аргентине, СССР и ЮАР имеет значительные черты сходства, точнее - в 1990-е годы эти ситуации приобретают значительное сходство, когда возникает ситуация "говорения правды" (гласности), призванная сообщить обществу о том, что с ним происходило в недавнем прошлом. В ЮАР была создана Комиссия по правде (семичасовое вещание по национальным медиа каждый день, несколько театрализованное), в Аргентине создана Национальная комиссия по пропавшим без вести, широко сотрудничавшая с прессой. Появился ряд литературных произведений и журналистских расследований, которые должны были создать общее понимание недавно происходившего в рамках "слушайте же, правоверные, и не говорите, что вы не слышали" - литература должна создать ситуацию, когда никто не может заявить, что ничего не слышал о преступлениях прежнего режима. Это - результат минимальный, а как максимум должно было состояться общее согласованное понимание происходящего, создание единого национального мифа. Во всех ситуациях недавняя ("вот только что") история государства и нации объявлялась предметом не гордости, а стыда, и литература занималась устыжением сограждан (аналогии с Германией после 1945 г., ситуация с осмыслением Холокоста).
zh3l

Этот ряд событий можно по-разному осмысливать - например, разделить случаи удачи и неудачи. Скажем, выяснить причины, по которым немцам не удалось отобразить ситуацию с Холокостом - произошло обрушение процесса, он был перехвачен чужими медиа и образовался голливудский миф о Холокосте, вполне влиятельный, но имеющий мало отношения как к Германии и ее судьбе, так и к "правде". Впрочем, о правде в таком контексте говорить крайне трудно. Можно сказать лишь, что из множества версий без достаточных аргументов была выбрана одна, которая оказалась очень эффективной при достижении каких-то целей. Исходя из презумпции, что правда удобной не бывает, можно заподозрить, что ходовой миф - не вполне правда, хотя, впрочем, речь не о том. (Конечно, речь не о том, что не было концлагерей - а только о внутреннем отношении немцев к собственной истории).

Может быть, удачной является ситуация в ЮАР, а неудачей - в России, где журналистская линия "устыжения" натолкнулась на сильное сопротивление, сама стала предметом критики и практически выдохлась. Неудачей? В том смысле, что не удалось создать общий консенсус, который бы говорил о постыдном и преступном прошлом страны. Для кого-то это, напротив, удача. Речь не об этом, а о том, что имеются гомологичные ситуации, которые могут быть рассматриваемы как существенно-сходные. Результаты разные - немцев удалось устыдить, у них достигнуто согласие по поводу безоговорочного стеснения прошлого, Россию не удалось, но имел место общий процесс, в котором можно гомологизировать даже мелкие детали. Как и в создании мифа о голоде, можно указать на первое громкое произведение, положившее началу мифа, на волну подхвата, на группы влияния, различно использовавшие... И гомологии между Ирландией 19 в. и СССР 20-го будут очень забавными.

Итак, это гомологии. По идее, историки должны собирать такие ситуации, создавать по возможности точные их описания, выстраивать в ряды, которые и являются хорошими исходными данными для описания исторического процесса.

Каждый ряд следует пытаться обобщить - то есть выдвинуть гипотезу. К примеру, "голод в провинции, этнически отделенной от метрополии" - ситуация должна быть описываема общим образом, независимо от того, где конкретно это происходит и когда. В таких рядах - конечно - наблюдаются существенные различия. Эти различия и ложатся в основу представления об исторических эпохах. Скажем, в Римской империи бывали случаи голода в провинции, однако подобных ирландским мифов - не возникало, и это различие рядов событий указывает на смену эпох - не было наций, не было и националистических мифов. Конечно, это сразу ведет к построению иных рядов и поиску общего между мифами и легендами и национальными мифами, при структурном анализе - как ответе на определенные ситуации.

...Можно попытаться предположить, отчего таких работ в науке истории почти не существует. Первая - вся наука находится на этапе описания альфа-разнообразия, то есть по возможности точного описания наличных феноменов. До описания бета- и гамма разнообразий, то есть структур, составленных из этих феноменов, дело еще не дошло. Поскольку это так, это объективное положение дел отражается на сознании историков, которые делают из недостатка добродетель и возникают всевозможные не очень глубокие концепции - к примеру, о разделении наук на идеографические и номотетические, на представления о том, что историки имеют дело с уникальными объектами, а прочие народы и науки - с повторяющимися. Это всё непродуманные мысли и трудно защищаемые позиции, их придерживаются не потому, что они сильны, а по причине непроработанности фактического материала - вот когда альфа-разнообразие будет пристойно описано хотя бы в некоторых областях, появятся области исторической науки, занятой конструированием бета-разнообразия, элементарных рядов событий. Тогда появятся попытки осмыслить историю иначе и станут маргинальными взгляды, будто история отличается от всех прочих наук, это частично художественная литература и вымысел, и лишь частично наука.

Разумеется, такие игры не покрывают полностью предмета истории, история шире сравнительного сопоставления рядов событий. Хотя бы потому, что ничего не сказано о значении этих событий, которое может быть очень разным. Речь только о методе, который не слишком используется - метод этот не имеет прямого отношения к выяснению значений, он служит лишь вменяемой организации материала. Как, к примеру, можно долго спорить, что имел в виду Толстой в такой-то главе, но для начала лучше иметь текст этой главы - сопоставленные варианты по разным изданиям, опубликованные черновики, составленный список вариантов и разночтений с атрибуцией, что когда было написано - после этого разговор о смысле главы текста идет как-то более вменяемо, чем до того.
Tags: history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments