Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Грант как форма научной работы и страсть к tenure

http://ivanov-petrov.livejournal.com/1488557.html?thread=73240237#t73240237
Андрей Быструшкин
Тут много факторов и привходящих... Например форма организации научных исследований.

Одно дело - грантовая система финансирования, когда продолжительность научного исследования 1-3 года и по окончании нужно отчитаться за потраченные деньги публикациями в научных журналах. Учитывая, что время от подачи готовой статьи в научный журнал до её печати составляет 0,5-2 года, время от получения гранта до получения денег на счёт 2-6 месяцев, время от заключения договора на покупку необходимого научного прибора или реактива до его ввоза в страну, растамаживания, доставки, установки и настройки 2-12 месяцев, то время на собственно проведение исследования часто составляет отрицательную величину. То есть, официально занимаясь одной темой, нужно получаемые деньги направлять на закупку оборудования и реактивов по уже следующей теме, на которую начнёшь просить деньги только через несколько лет, когда все исследования уже будут сделаны, результаты получены и готовы к публикации. А по той теме, по которой официально работаешь сейчас, результаты были тобой получены заранее уже несколько лет назад и ты только ждёшь выхода из печати давно написанных статей, чтобы отчитаться ими. Иначе не успеть. Это как у Алисы в стране чудес - нужно бежать изо всех сил только чтобы оставаться на одном месте, а чтобы куда-то продвинуться - нужно бежать ещё быстрее. Это крысиные бега за грантами в надежде схватить финансирование по той теме, которая будет популярна через 2-3 года. Поэтому в судьбе отдельного учёного при грантовой организации науки темы мелькают как в калейдоскопе. В этом году он изучает геном исчезающих акул в Полинезии, на следующий год особенности физиологии муравьёв в Парагвае, ещё через пару лет влияние креозота на адаптацию пингвинов к условиям Антарктиды, потом использование сапонинсодержащих растений в тибетской народной медицине для лечения ревматизма, а под конец жизни заняв заветную должность пожизненного профессора (аналог нашего академика) посвящает себя проблемам математического моделирования глобальных изменений климата под действием метана из коровьих экскрементов.

Другая крайность в бывшей Академии наук СССР, когда если лаборатория однажды создавалась для изучения магнитных свойств мелкодисперсных порошков, то и спустя 20-30-40 лет в этой лаборатории "В связи с решениями очередного съезда КПСС о дальнейшем повышении жизненного уровня трудящихся ... сотрудники лаборатории разрабатывают методы магнитной очистки посевных семян от примесей ферромагнитными порошками, магнитных способов нанесения порошковых покрытий, магнитных свойств порошкообразного железняка в конвертерной печи, применения намагниченных порошков для снижения обтюрации в клапанах ракетных двигателей и создание магнитнопорошковых мультифракционных диспергаторов" То есть, если человек студентом попадал на практику в такую лабораторию, то он имел большие шансы через 40 лет стать в ней доктором, завлабом, уникальным специалистом по магнитным порошкам, съевшим на этом деле не одну стаю собак и пропихивающим свои порошки всюду, куда только можно и с завидным постоянством получающим ежегодное финансирование на любую тему, лишь бы в ней были эти два заветных слова "магнит" и "порошок".

Конечно есть ещё и внутренняя логика научного познания в каждой области науки.

В модной ныне молекулярной биологии темы меняются с модернизацией методов. Была мода на RAPD в начале 90-х RAPD-круто и дёшево!, потом RAPD - отстой, плоховоспроизводимый, вот RFLP - круто! Потом RFLP - геморрой, AFLP- маркеров сколько хочешь, круто! Потом 2000-е микросателлиты - супер! мы получили супермолекулярные часы! Всё остальное - отстой в котором слишком сложно разбираться! Потом мы научились секвенировать целиком геном, сейчас-то мы всё узнаем! Долой изучение каких-то клочков, даёшь секвенирование геномов! Ещё один геном, потом ещё десяток и ещё... Потом кому нужны нафиг эти геномы, через 10 лет их станут секвенировать на уроках в средней школе, вот геномика-протеомика это круто! Ну по бедности можно ISSR юзать дёшево и публикабельно.

Сейчас если скажешь, что ты занимаешься темой с применением метода AFLP, на тебя посмотрят как на убогого с компьютером Пентиум 166 ММХ и монитором ЭЛТ. А если начнёшь сравнивать свои данные с полученными 15 лет назад методом RAPD, то это равносильно обсуждению преимуществ процессора 386DX над процесором 386SX в задачах требующих более 16 Mb физической оперативной памяти, не все ведь даже помнят, что когда-то были компьютеры под DOS с синими панельками NORTON COMMANDER.

Например, чтобы стать специалистом палеоэнтомологом и научиться по клочкам хитинового экзоскелета определять до нескольких десятков тысяч видов современных и вымерших жучков в отложениях многотысячелетнего возраста нужно заниматься этим десятилетиями и наработать интуицию через просмотр громадного количества - миллионов образцов! Голова такого специалиста - уникальный инструмент, которому нет и не может быть аналогов. И чтобы сменить даже не направление исследований, а хотя бы регион работ с Восточной Европы на Восточную Сибирь нужно с десяток лет этот "прибор" перенастраивать, просматривая громадный объём материала уже из другого региона. В таких областях человек всю жизнь занимается одной темой "Ископаемые жуки плейстоцена-голоцена Восточной Европы" и больше ничем другим и к пенсии становится ходячим справочником по этой и только по этой теме, но выдаёт он уникальную информацию о жизни в этой части планеты на протяжении десятков тысяч лет, информацию которую не получить никакими институтами с сотнями учёных и забитыми секвенаторами по миллиону долларов штука. И единственная за всю его жизнь монография "Ископаемые жуки плейстоцена-голоцена Восточной Европы" станет на ближайшие 100 лет опорой всех биологов, экологов, климатологов, палеонтологов континента, а не будет прочно забыта как десяток рейтинговых статей в Nature с молекулярными данными полученными стремительно устаревшими методами.

Есть ещё один аспект, применительно к "шакальей" тактике научных исследований.

Это "снятие сливок". В любой области непознанного есть возможность быстрого получения общих сведений о природном явлении используя имеющиеся методы и опираясь на уже существующие теории и методологию. После этого исследователь упирается в ограничения. Либо всё новые и новые данные начинают всё сильнее и сильнее неукладываться в теоретически предсказуемые объяснения, либо для получения всё новых данных нужен непропорционально большой прирост затрат труда/реактивов/денег/времени, либо нужен более чувствительный/точный метод. Тогда направление исследований заходит в кризис. Так называемые "шакалы" тут же бросают такое кризисное направление и бегут искать где бы ещё "снять сливки" по быстрому, пока никто другой не перехватил. А есть "упёртые", которые смекают "Еге! тут нахрапом не взять, тут думать надо..." и начинают проблему с разных сторон обсасывать, искать обходные пути через достижения в смежных областях, искать подходящие методы и объекты исследования. Таким "упёртым" иногда удаётся действительно изящно раскалывать неприступные с виду научные проблемы, часто это связано с большими затратами времени/денег/труда и особенно думания. А математизация тут не причём.

ivanov_petrov
Хороший очерк. а есть ли вменяемая форма научной работы?

Андрей Быструшкин
Вменяемая :))))
В общем "Ко всему-то подлец-человек привыкает" (с) Ф.М.Достоевский
и то и другое со всеми недостатками тем не менее позволяет учёным работать. Вопрос на мой взгляд можно сформулировать так: "Какая форма организации науки будет более эффективна в данных конкретных социально-экономических условиях и при ожидаемом изменении этих условий". Понятно, что в Швейцарии науку лучше организовать одним образом, в СЩА другим, в Китае третьим, в России четвёртым, в Уганде пятым и т.д.

Россия большая континентальная страна с ресурсоэкспортирующей экономикой, тяжёлым климатом, депопуляцией, маленьким бюджетом и необходимостью содержания высокотехнологичной оборонной промышленности. Поэтому основой научного заказа неизбежно будет государство, неизбежно с исследованиями широким фронтом по многим научным дисциплинам, с неизбежно хроническим недофинансированием, с малой мобильностью научных кадров, с неизбежным перекосом в сторону 1. обслуживания потенциально военно-промышленных технологий 2. обслуживания климатозависимых отраслей (энергетика, строительство, сельское хозяйство, предупреждение чрезвычайных ситуаций) 3. обслуживания экспортных отраслей (нефть-газ-металлы)
Приоритет в развитии должны получать те научные направления, которые задействуют уникальные российские ресурсы - уникально сохранившиеся природные объекты для естественнонаучных исследований на огромном куске суши и прибрежных морей Земли, уникальные исторические и палеонтологические объекты, дешёвые высокообразованные научные кадры с беспримерной неприхотливостью и смекалкой, уникальные объекты загаженой природы, чтобы изучать как делать не нужно и что после такой катастрофы получится, уникальный могучий и богатый русский язык, богатые научные традиции.

Как это лучше организовать?
1. Прозрачность принятия решений в области государственной научной политики.
2. Прозрачность финансовых потоков.
3. Отказ от кампаний по созданию "чего-нибудь-научного" на пустом месте.
4. Обязательная прозрачная экспертиза научных проектов самим научным сообществом, а не партийными органами и не чиновниками.
5. Поддержание инфраструктуры и социальной сферы (общежитий, детских садов, стационаров, обсерваторий и т.п.)
6. Конкурсную часть финансирования распределять не через надстройки (министерства, академии, университеты), а непосредственно исполнителям научных исследований - лабораториям и временным творческим коллективам в виде грантов разной продолжительности (может быть и до 10 лет) через прозрачные научные фонды с сменяемыми панелями научных экспертов.
7. Международная патентная защита российской интеллектуальной собственности.
8. Все научные журналы заставить выкладывать полнотекстовые варианты статей в интернет на английском языке.
9. Отменить таможенные пошлины на научное оборудование и реактивы, одновременно введя налоговые льготы для отечественных производителей приборов и реактивов.
10. Объявить мораторий на реформы научных организаций на 10 лет.

Тогда даже на базе уже существующих в России научных структур произойдёт естественное перераспределение в наиболее востребованные и активно работающие коллективы, а псевдонаучная пена схлынет с раздербанивания госказны. Тогда можно будет ждать экономического подъёма для дальнейшего развития науки и наукоёмкой экономики.




-----------------
Будет очень жаль, если Андрей Быструшкин более не сможет тут разговаривать. Надеюсь, Андрей, Вы заведете аккаунт в ЖЖ.
Tags: science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments