Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

И о Пушкине тоже

"Чем выше предмет, тем более надобно силы, чтобы обнять его—его постичь, его одушевить.
Иначе ты покажешься мошкою на пирамиде—муравьем, который силится поднять яйцо орла.—Одним словом, как бы ни был велик и богат предмет стихотворения—он станет таким только в руках гения. Сладок сок кокоса, но для того, чтоб извлечь его, потребна не ребяческая сила. В доказательство тому приведу и пример: что может быть поэтичественнее Петра? И кто написал его сносно? Нет, Пушкин, нет, никогда не соглашусь, что поэма заключается в предмете, а не в исполнении!"
А. А. БЕСТУЖЕВ—ПУШКИНУ. 9 марта 1825. Петербург

— "Что свет можно описывать в поэтических формах—это несомненно, но дал ли ты «Онегину» поэтические формы, кроме стихов? поставил ли ты его в контраст со светом, чтобы в резком злословии показать его резкие черты?—Я вижу франта, который душой и телом предан моде,—вижу человека, которых тысячи встречаю наяву, ибо самая холодность и мизантропия и странность теперь в числе туалетных приборов. Конечно, многие картины прелестны,— но они не полны, ты схватил петербургский свет, но не проник в него. Прочти Бейрона; он, не знавши нашего Петербурга, описал
его схоже—там, где касалось до глубокого познания людей. У него даже притворное пустословие скрывает в себе замечания философские, а про сатиру и говорить нечего. Я не знаю человека, который бы лучше его, портретнее его очеркивал характеры, схватывал в них новые проблески страстей и страстишек. И как зла, и как свежа его сатира! Не думай, однако ж, что мне не нравится твой «Онегин», напротив. Вся ее мечтательная часть прелестна, но в этой части я не вижу уже Онегина, а только тебя. Не отсоветываю даже писать в этом роде, ибо он должен нравиться массе публики,—но желал бы только, чтоб ты разуверился в превосходстве его над другими. Впрочем, мое мнение не аксиома, но я невольно отдаю преимущество тому, что колеблет душу, что ее возвышает, что трогает русское сердце; а мало ли таких предметов—и они ждут тебя! Стоит ли вырезывать изображения из яблочного семечка, подобно браминам индейским, когда у тебя в руке резец Праксителя? Страсти и время не возвращаются —а мы не вечны!!!
—Озираясь назад, вижу мое письмо, испещренное сравнениями,—извини эту глинкинскую страсть,
которая порой мне припадает. Извини мою искренность, я солдат и говорю прямо, в ком вижу прямое дарование. Ты великий льстец насчет Рылеева и так же справедлив, сравнивая себя с Баратынским в элегиях, как говоря, что бросишь писать от первого поэмы,—унижение паче гордости 12. Я напротив скажу, что, кроме поэм, тебе ничего писать не должно. Только избави Боже от эпопеи. Это богатый памятник словесности—но надгробный. Мы не греки и не римляне, и для нас другие сказки надобны."


**
Д.В.ВЕНЕВИТИНОВ
Разбор отрывка из трагедии Пушкина, напечатанного в «Московском вестнике»

"Новые похвалы ничего не могут прибавить к известности г.Пушкина. Его творениями, которые все обнаруживают талант разнообразный и плодовитый, давно восхищается русская публика. Но хотя и блистательны успехи этого поэта, хотя и неоспоримы его права на славу, — все же истинные друзья русской литературы с сожалением замечали, что он во всех своих произведениях до сих пор следовал постороннему влиянию, жертвуя своею оригинальностью—удивлению к английскому барду, в котором видел поэтический гений нашего времени."

-----------------
Я вот думаю. Можно ли по критическим статьям отличить наше все Дмитрия Быкова от нашего всего Пушкина. Не касаясь самих произведений. Я сразу сдамся и скажу, чтобы не возвращаться - тексты Быкова - на мой взгляд - не подлежат (моему) прочтению, это невозможно. При этом я сразу говорю - он человек очень талантливый, одаренный, организованный, техничный, профессиональный и вообще. У него прорва достоинств, о большинсте я и не подозреваю, наверное. Но есть какой-то антивитамин, который он съел - и потому читать его (мне) нельзя. Причем разбираться, в чем же именно состоит причина - достаточно вредно и скучно, я бы не стал этого делать. Мне однажды сказали: он очень быстро работает (время-строчки-деньги), черновиков у него нет и он изливает свой талант прямо так. Потому опытные любители и почитатели Быкова сразу отрывают от его романа первые страниц 200-250, и потом начинают читать. Говорят - не только не хуже, а только так и можно, он как раз расписывается к 200-300 странице и далее идет сносный текст. Я не пробовал, не люблю рвать книги, лучше выбрасывать целиком.

Но вот если утратить все произведения Быкова (да-да) и как-то спрятать в недоступное пока место все произведения Пушкина - можно по критическим статьям современников решить, кто чего стоит?

Если же нельзя, то. Говорят, поэт и писатель, автор, оценивается не идеями какими, не какой-то там шкалой вечных ценностей, не местом в пантеоне (ха, кто его туда назначает), а мнением людей. Как они скажут, значит - так тому и быть.

А ведь литературоеды давно должны были провести такие эксперименты. Делов-то, по Пушкину все собрано, собрать критику по Быкову (не важно, заменим на кого угодно) и подборку той же толщины проанализировать. Или результат и так ясен?

Да, не сердитесь - Быков хороший писатель, я его имя запомнил и помню, что есть чудовищное количество тех, кто его намного хуже. Непредставимо хуже. Он оттуда если - на неизмеримой высоте. Так что ругать его отнюдь не надо, а лишь почтить - таким вот тяжким сопоставлением.

Можно ли, читая (предположительно - умную) критику понять, кого критиковали - рядового и не замечательного или выдающегося гения?
(C) zh3l
Tags: literature3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →