Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Печальное сознание

недостаточности профессиональной коммуникации.

Видите ли, вот сейчас имеется мейнстрим. В антропологии. По поводу происхождения человека. Там есть эволюционные сценарии, реконструкции, основанные на изучении поведения современных антропоидов, экстраполяции на образ жизни древних людей. Все очень солидно, данные по поведению обезьян, многолетние наблюдения, таблицы, соответствия... Всем этим заведуют многочисленные доктора наук, обычно женску полу, но и противоположного, и все эти очень почтенные дамы имеют в себе мейнстрим.

Я читал эти работы - одну за другой, монографии, статьи, и меня не покидало скучное чувство непроходящего идиотизма. Я никак не мог понять - ну почему? В самом деле квалифицированные психологи, этнографы, антропологи, эти дамы изучают человеческое поведение, в разных условиях, и в племенах диких, и в городах, и много знают, и конгрессы, и опять статьи и монографии, и цитируются и ссылаются... Ну откуда это чувство томительного идиотизма?

Шагом к понимаю себя было приобретение электронной книги. Я в нее загрузил огромное количество всякой фантастики с какой-то бесплатной библиотеки - как этакий балласт. Читал я ее, не снимая пальца с кнопки пролистывания, а после сороковой или сотой страницы и вовсе вырубал невозможную книгу. Но в этом режиме я успел прочесть несколько сотен книг, которых бы иначе не прочел.

Это дамские романы, в том числе фэнтези, и мужская боевая фантастика. При этом прочел я и книги других жанров, там было видно, что делает с неким жанром автор-женщина и что - мужчина. Оказалось, что все очень просто. Занудливейшие тексты женских авторов, уж там они любовные, фэнтезийные или какие, опознавать очень легко. Сюжет не важен. Это может быть боевой триллер про месть эльфа горным волкам, или придворно-магическая интрига, или сражение каменных великанов - не важно. Если автор - женщина, главы будут длинными и заполнены нескончаемой мутью про взаимоотношения людей, простите, героев. Кто как посмотрел, что имел в виду, воспоминания травмирующие, воспоминания радостные, кто как поел, кто насколько любит это блюдо и этот напиток, кто что одел, насколько же герой любит вот эту опушку из меха ящерицы или невзрачный камешек из долины громких ветров. Там планы на будущее, как именно удастся отомстить вот той и как хорошо будет подружиться вот с этой. Очевидно было, что как раз любовь с противоположным полом для авториц - тяжелая задача, вызванная ожиданиями читателя, и это писать скучно, хотя и надо. Иногда героини много и с упоением занимались лесбийской любовью, но и это не очень интересно для автора. Иногда героем авторши оказывался персонаж мужского пола - и тут же обретал все эти женские черты. Он упоенно махал шпагой, произносил боевые заклинания и вообще мужался как мог, но был полной и типичной бабой - потому что сотнями страниц из него тек нескончаемый внутренний монолог о том, что вот он сглупил, или он молодец, а как его оценили вот те и как оценят эти, из него все время пёрла доморощенная философия по поводу его отношений с богами и мирозданием, в теле отмечались пульсы и позывы, интуиция все время его куда-то ведёт - он понятия не имеет, куда, но каждый раз оказывается, что по делу, и вообще мирозданию этот герой любого пола чрезвычайно нравится. Мироздание в целом напоминает огромную добрую бабушку, которая выучивает свою любезную внученьку, подсовывая ей испытания по плечу. Это томительное общение с мирозданием на равных, отгадывание судьбоносных загадок и власть над судьбой, достигаемая персонажем с беззастенчивой помощью влюбленного в него (себя) автора не оставляет роману ничего иного, кроме счастливого конца - хоть после пятого тома, хоть после двадцатого. Не дожидаясь, я закрывал книгу и переходил к фантастике мужской.

Эти книги коротки, чувствуется, каждую строчку автор из себя давит, как прыщ, стесняясь и скорбя, но давит. Если есть возможность отдаться любимому делу и описать страниц на пятьдесят устройство арбалета, пистолета или сверхсветового линкора - автор делает это с большим облегчением. За неимением места на перечисление, сколько каких патронов входит в чью обойму, автор с грустью описывает приемы боя на мечах. Другая отрада указанного гендера - логическое представление мира и засад в нем. Герой обязательно в первой трети книги попадает в неловкую ситуацию, где должны для его мотивированности убить пару принцесс или седую матушку, отчего он постигает план мироздания в логическом его аспекте, строит беспроигрышную стратегию с войны с супостатом и далее выигрывает, применяя запасные полки, нож в сапоге и запретные на планете Транай приемы рукопашного боя. Короче, в мужских книгах главное - не драка, как в женских - не любовь. В мужских главное - составление плана, стратегии, логики действия, подкрепленных знанием ТТХ разной фигни, от перочинного ножа до планеты. А у женщин главное - не любовь, а коммуникация и взаимоотношения, воспоминания о том, как и что сложилось, использование этих воспоминаний в нужный момент, который подсказывает интуиция.

Оставим эти глупые фантастические книжки.

Современный мейнстрим антропологии, во многом состоящий из почтенных дам и приравненных к ним профессоров иного гендера, имеет теорию. Разум и вообще человечность - язык и прочие мелочи, - всё это возникло в стадах примитивных антропоидов в связи с чрезвычайной сложностью социальной организации. В этом месте увлеченно рассказывается, как всё сложно у шимпанзе, потом говорится, что у бонобо всё еще на порядок сложнее - тут тебе и гомосексуальные связи, и вообще. Как конфликты гасятся социальными связями, как структура самок... а с другой стороны структура самцов... и при этом взаимодействие...

Это сейчас. Мейнстрим таков, за ним, конечно, и таблицы, и этограммы, и часы наблюдений, складывающиеся в человековека работы. Это, конечно, так. Если мы смотрим на природу - неужели она не даст ответ? Она что, дура? Даст, конечно.

Сейчас в моде англосаксонские женщины и примкнувший к ним в жажде эмансипации прочий женский люд планеты, что русский, что малайский. А в середине ХХ века в моде была, извините, тевтонская наука. Так уж вышло, что немецкая наука была первой на планете - где-то с 19 века и до середины 20, после чего уже не была. И в этой науке - но, конечно, не только прямо в ней, там создавались моды, а распространялись они как сейчас - на всяких прочих шведов, голландцев или там любые мыслимые нации ученых - так вот, там работали люди мужского гендера по преимуществу. Конечно, тогда гремел Фрейд с его теориями - и многие антропологи были его ученики или из тех, кто с ним спорил, что, в общем, одно и то же. И там же были творцы того, что потом назвали этологией. Не буду загружать названиями наук - кратко к сути.

Все эти мужики тоже думали над происхождением человека, его орудий труда, его разумности небывалой - на иного мужика глянешь и невольно задумаешься о его разумности - в общем, тоже мыслили об антропогенезе. И пришли они к научной теории. За ней стояли человековека наблюдений, таблицы и графики, сопоставления с другими видами и строгая логика необходимых к исполнению сценариев.

Они, эти ученые мужики, пришли к тому, что человека сделала война. Прогресс вооружений, засады и ночные нападения, тайные завалы из камней и совершенствование топоров, битвы за территорию, самок, места охоты, отстаивание своих пещер от захватчиков - разве это все может не породить разум?

Вы думаете, я шучу? Вам фамилии надо, авторов? Так я не дам. Этологи и антропологи-профессионалы знают - там десятки авторов за каждым утверждением. В том числе живые и действующие, так что ссылок не будет. Одни придумали движущим способом для разума - агрессию, соревнование, войну. Тем более действенные, что у вида морфологически оружия убийства мало, и потому биологических сдерживающих механизмов нет. И потому когда убивать нечем, только разум изощряется в поисках палки и камня - вот тут прогресс, вот тут тугой спиралью орудия убийства движут технику и технологию, разум и сообразительность.

Вы не беспокойтесь, я же сказал - это время ушло. Сейчас там почтенные дамы, которые выпекают длинные-длинные монографии, какие сложные отношения в семьях у бонобо, как они успокаивающими совокуплениями сдерживают агрессивность и как много надо ума и любви, чтобы удержать стадо от распада, единой семьей.

Вы читайте антропологов, читайте. Они так нестандартно мыслят..
Tags: ethnography2, history6, science4, sociology7
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 173 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →