Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Они

<<<Их довольно просто отличить от остальных. Разумеется, возраст, различные жизненные условия, всякие обстоятельства. Но если приглядеться. Или так: если прежде вы их встречали, потому что могли и не. Их всего какой-то ничтожный процент. То ли полтора, то ли три, в разные времена по разному. Словом, суть в том, что все животные, за исключением простейших, спариваются и размножаются, перемешивают гены, создают изменчивость. А эти, дожив до определённого возраста, раздваиваются. В это трудно поверить, но так и есть. Это может случиться немного раньше, или немного позже, но всегда случается, если, разумеется, не вмешается какой-нибудь трагический несчастный случай. У них не существует понятия естественной смерти, смерть бывает только насильственной или произошедшей в результате несчастного случая. Процесс разделения, чрезвычайно длительный и болезненный, занимает от пяти до восьми месяцев. По окончанию родительский организм перестаёт существовать, вместо него существуют две идентичные копии. Как правило, в последующей жизни они не поддерживают контакта. Испытывают друг к другу отторжение, даже отвращение. Начинают дальнейшее самостоятельное существование где-нибудь в другом месте. И это вполне естественно: окружающим трудно было бы определить, кого из них считать настоящим, строго говоря, ни один из них таковым не является. В зависимости от характера -- ибо он претерпевает изменения в течении жизни -- они могут дойти до кровопролитных сражений, выживая один другого, или решить этот вопрос мирным путём. Если вы приглядитесь, то увидите, что, в сущности, у них одни и те же черты лица, хотя мимикрия и т.п. Не смотря на всякого рода трагические случайности их число медленно, однако, неуклонно возрастает в геометрической прогрессии. Хотя в эпоху Реформации, разумеется, им досталось -- были уничтожены три четверти популяции. Приходилось маскироваться, что-то придумывать, такие признаки трудно изменить. Иногда они сжигали себе лица, стремились заразиться какой-нибудь несложной уродующей болезнью. Между тем мир меняется, а вместе с ним и отношение к некоторым вещам, включая их. Вполне возможно, что в конце концов они нас вытеснят. Не в обозримом будущем. >>
http://mariannah.livejournal.com/752309.html

Есть и ещё один вид необычного существования людей, описанный лишь случайно. Даже нельзя сказать, понимали те, кто его описывал, с чем они имеют дело,или просто так получилось... Это связано с существованием обществ. Во многих небольших городах можно заметить (кстати, в деревнях - не встречается), проявляется также в некоторых корпорациях, которые как раз в больших городах. Люди там срослись. Это постепенно происходит, люди сидят вместе, работают, живут, а от них протягиваются выросты плоти, которые их объединяют. Иногда не замечают даже, так это умеет отвлекать от себя внимание. Но вот - были разные, а потом - одна плоть. Целый организм весит многие тонны и с трудом перемещается. Впрочем, выросты весьма гибки и позволяют отдельным единицам довольно свободно перемещаться - но преимущественно внутри целого. Огромное тело одинаково пахнет, обладает одними и теми же привычками. Если к телу оказывается близок посторонний, не входящий в него человек, то сначала его пытаются включить в состав, врастить в себя. Чаще всего это и происходит, весьма незаметным образом. Он себе еще воображает, что отдельный - а уже сросся и запах, как все вокруг. Если человек почему-то не нравится телу, его отторгают. Тела эти в целом бессознательны, живут не более чем инстинктами. Разум в них проникает как заболевание, для тел почти смертельное. Другие такие совокупности людских тел неразумны, хоть и хитры природной хитростью выживания, эти же - начинают мыслить и желать. Обретение проблесков сознания очень пагубно сказывается на общем теле, часть элементов гибнет, другие изменяют запах, синеют, желтеют. В конце концов в одном из отделов общего тела собирается рыхлая масса переливающихся измененных единиц, она вздувается, бурлит, общее тело содрогается в конвульсиях - и лопается, выбрасывая эту массу единиц наружу и отделяя от себя. Они разбегаются, протискиваясь среди прочих обычных людей, и ищут другие совокупные тела, стремясь заразить их болезнью разумности.

Уход частей также многократно описан, хоть в него и не верят. Особенно часто описывают ушедшие носы, руки и иные выдающиеся части тела. И действительно, они отделяются чаще прочих и ведут самостоятельное хищное существование. Изменение характера дотоле мирных частей объясняется базовыми биологическими причинами. До отделения части тела питаются от организма, отделившись же - вынуждены искать пищу в легко усваиваемой ими форме. Чаще всего отделившиеся части переходят к хищничеству, иногда - к поеданию трупов. Самостоятельно живущие руки, уши, носы, ноги и прочее такое - довольно обычное, хоть и малозамечаемое явление. Люди вообще не очень внимательны. Они видят, как вдруг пропадают некоторые предметы, будто унесенные или передвинутые неизвестно кем - но думают, что просто сами забыли, сами переложили. Они видят людей, утративших свои части, но по умолчанию полагают, что это - результат ранений и несчастных случаев. А - не всегда. Но наиболее ужасные вещи связаны с отдельной жизнью как раз невыдающихся частей тела. Представляют ли люди, что такое отдельное существование кишок? Желудка? Легенды о вампирах возникли, конечно, не на пустом месте, но кошмарная действительность в этих легендах сильно облагорожена и эстетизирована. Охота на тигра - детская шалость по сравнению с тем, насколько опасно столкновение с желудком в активной фазе, голодным и ищущим жертву. А ведь желудки боятся кишок - те еще ужаснее, а кишки, как рассказывают, опасаются печени, жутко злой и свирепой печени. Впрочем, детали лучше не описывать. Однако вслед за разделенным существованием наступает еще более странная стадия. Обычно свободноживущие органы мало договороспособны. Они чуждаются друг друга, иногда - охотятся друг на друга. Однако, в особых условиях, в связи с длительным недостатком пищи, они могут договариваться и объединяться. Чаще всего можно наблюдать различные парные союзы. Нога позволяет руке оседлать ее, рука же делится с ногой результатами охоты. Кишки скрывают в своих петлях затаившуюся свирепую печень. Таких сочетаний множество, иные из них неловко даже описывать, не то что видеть. Тройственные союзы несколько более устойчивы, особенно легко и часто входят в такие тройки какие-то органы чувств - глаза, носы, уши. Это самые компанейские и легко объединяющиеся с другими части тела. Наконец, крайне редко органы объединяются так, что возникает чудовищное создание - собранный, совместный человек. Вот с таким лучше даже не встречаться, и даже воображать себе его - не слишком безопасное занятие.
Tags: talk-lesson
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments