Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Разговор о потерянных способностях

http://ivanov-petrov.livejournal.com/1613747.html?thread=80660659#t80660659

idvik
<<<<Оно меняется - отпущенная человеку доза юмористических возможностей переформатируется. Ему становится не смешно в одних случаях, и смешно в других. Когда-то он был как все - знаете, все мы, если поскрести, немножко петросяны. Но постепенно это перерабатывается, и многое, предлагаемое в качестве шутки - ой, смотри, я животики надорвал, уржаться, какая хохма, ржач, идите сюда, смотрите - всё это вдруг оказывается ему скучно, или грустно, но никак не смешно.>>>>

Очень точно. замечено, это первое самое заметное изменение в человеке. когда он меняет свое мировозрения, но вот у молодого человека, оно начинает менятся, а его окружение еще прежнее, и там шутки юмора основа общения с друзьями детства. собратся поржать. или поглумится, у многих это вызывает очень сильий диссонанс.Часто человек развивается и думает,что деградирует.
Есть так-же интересные корреляции, мировозрения, часто завязаны,на обьем, на глубину памяти и ее организацию.
Иногда меняется мировозрение или сфера деятельности меняется память, жутким образом. то что раньше удерживалось намертво,теперь ненужно и уходит в небытие. и это страшно,когда в зрелом возрасте, как бы теряешь часть самого себя,которой так дорожил.
Человек помнит сколько всего он забыл, привычка к большому обьему памяти, мучает долго.
Особенно если это завязано на тщеславие, знать много,всегда блеснуть цитатой.
Интересно. проследить зависимость между обьемом памяти и способом ее организации и основными мировозрениями.
Хотя бы и по религиям, во многих отличная память требуется, да и по научным дисциплинам тоже.
Кстати у биологов должна быть вероятно, феноменальная память, самое большое разнообразие и логикой современной далеко не уйдешь. У филологов то же. и способность к языкам впридачу.

ivanov_petrov
Хороший биолог помнит без всякой справочной литературы примерно 1500-2000 видов - узнает в лицо. Все их признаки, ареал обитания, авторов, кто описал, литературу по ним - примерное название статей и журналов, точки сбора, вариации признаков, относительный вес признаков и т.п.
Плюс еще примерно 1-2 тысячи чуть менее подробно - запинаясь.
Это - виды.
Плюс сотни родов из самых разных групп.
Вы правы, когда память уходит - то ли ей больше понравилось помнить что-то другое в изменившейся личности. то ли заболела, то ли ослабела, то ли вообще сочла, в согласии с Кришнамурти. что не следует помнить более одного дня - личность остается в очень сложной, трагической ситуации.
Вообще это мало описанная тема.
Много говорят, как людей покидают их любимые, как трудно расставаться с привычками - курить или есть мясо, или гулять по вечерам, или спать допоздна. Но мало пишут о совершенно особенных состояниях прощания со способностями.
Это же части. Наши способности - такие же части, только иные - как руги и ноки, чепень и поцки. Память и самосознание, уровень рефлексии. способность составлять представление. ассоциативность и конструктивность мыслей, уровень логичности, это увязано с нами ничуть не меньше, чем умение говорить и слышать. Немота и глухота сильно меняют жизнь, слепота выводит в миры совсем иного устройства - редко понимают. что и прочие способности устроены так же. А они в самом деле меняются. не у всех, и они не объявляют о себе громко, как кричит о себе глаз. Глаз - болтливое существо, он вопит-разрывается: я стал видеть хуже! я вижу удвоение предметов! я вижу смутно! сужается поле зрения! стало почти совсем темно!
А иные способности уходят без криков и объявления. Ты привык помнить. а потом вдруг - не помнишь, и быстро проводишь ревизию - давно и многого не помнишь, и не помнишь, как стал не помнить, ты просто уже там, в этом мире, где памяти мало. Или ты привык жить вот так как-то. и вдруг вскрылась в душе потаенная банка с запасенными эмоциями и страх, гнев, ужас, стремление - понеслись по непривычным к этому душевным коридорам, как этого не было у кого с пяти, у кого с девяти, у кого с двенадцати лет. Или вдруг как-то сместилось ощущение себя - мысли кажутся не своими, чувства как бы не относятся к чему-то центральному, они все есть, но не твои и непонятно, зачем они нужны, и при этом смутно ощущаешь - сильно снизилась общая логичность и способность выстраивать длительные, многоступенчатые связи понятий. И это не на минуту и не на день, тебе теперь с этим жить, выстраивая новому человеку какое-то существование. смиряясь с собой-измененным, приучаясь в этом новом мире перемещаться из точки в точку и открывать в нем что-то новое - то, чего в старом не было и быть не могло. За старыми картинами в самом деле иногда скрываются низенькие дверцы, и они ведут подземными ходами в незнакомые страны. Но дверцы вовсе не за каждой старой тряпкой, ходы неприятны для перемещения и тянутся очень долго, а новые страны ничуть не счастливей, чем те, давние, которые посещал когда-то. Но другие. А в некоторых никого нет. Там не было человека. И потому так радостно иногда в старой ненужной никому и скучной книге увидеть отголосок - а вот ведь, двести семьдесят лет назад вот этот странный человек был в этом мире, никого не нашел и умер вон там, он же дает ориентир - а, вот, вон там. Можно туда сходить, за века там никого не было.

(c) zh3l
Tags: psychology2
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments