Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

И.Я. Павлинов. КОНЦЕПЦИИ РАЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМАТИКИ В БИОЛОГИИ

ЖУРНАЛ ОБЩЕЙ БИОЛОГИИ, 2011, том 72, № 1, с. 3-26
Очень конспективный рассказ о видах систематик, логик такой деятельности, как систематика. Поскольку речь о _видах_, а не о распространенности - то автор не рассказывает сверхподробно о мейнстриме, который заполонил всё, а говорит равно кратко о самых маломальских вариантах.

Теория систематики мало кому интересна - поскольку далеко от практики, и мало кто осознает, насколько всё делаемое висит на этом самом. Ну, не осознает - и ладно, интерес не пришьёшь, коли отвалился.

Вот самое - как мне кажется - важное место в тексте:

"Поднятая Вуджером проблема соотношения между логической и делительной иерархиями фундаментальна тем, что утверждения "принадлежать к..." и "быть частью..." относятся, строго говоря, к разным логикам, попытки их совмещения в одном подходе делают классификационную процедуру непоследовательной и внутренне противоречивой (Woodger, 1952; Чебанов, 2007). Здесь затрагиваются такие значимые для систематики вопросы, как: смысл самой таксономической системы (классификации) как способа описания разнообразия организмов; онтологический или логический статус выделяемых таксонов; соотношение между определением и описанием (диагнозом) таксона как класса или как квазииндивида; несущественность сходства организмов как условия их членства в таксоне в его последнем понимании; и т.п. (Buck, Hull, 1966; Hull, 1978; Mahner, 1993; Webster, 1993; Mayr, Bock, 2002; Rieppel, 2006a,b). В общем случае указанная проблема может быть представлена как противоречие между статусом классифицирования как (по определению) операцией над логическими классами и реальным (объективным) статусом естественных групп как локализованных в пространстве-времени природных "тел" (Mahner, 1993; Mahner, Bunge, 1997; Оскольский, 2007; Чебанов, 2007). Этому соответствует противопоставление двух способов упорядочения разнообразия - классификации и систематизации, но не в традиционном линнеевском смысле, а в более строгом логическом (Griffiths, 1974; Kavanaugh, 1978; Wagele, 2005). СВ. Чебанов (2007) считает, что вообще сторонники концепции естественной системы (в любом ее толковании) не занимались и не занимаются классифицированием, а продукт их деятельности не может считаться классификацией в строгом смысле этого слова. Последнее наиболее очевидно в случае таксонов филогенетической систематики, трактуемых в качестве неких целостностей - исторических групп, холонов и т.п. (Queiroz, Donoghue, 1990; Шаталкин, 1995).

Исходя из того, что классификация обязана иметь дело с классами - например, с естественными родами как помологическими классами, сторонники логического рационализма (Mahner, 1993; Mahner, Bunge, 1997) предлагают строго различать онтологию таксонов как частей некой природной системы и как объектов классификации. В частности, названные авторы подчеркивают принципиальное онтологическое различие "метафизического биовида" и "логического вида" (Mahner, 1993): первый - это "вид в природе", понимаемый как индивид или квазииндивид; второй - это "вид в классификации", класс, естественный род (см. также Шаталкин, 1983; Павлинов, 2009). На этом построена еще одна высокоформализованная теоретико-множественная вер­сия "логической систематики", изложенная в книге "Основания биофилософии''' (Mahner, Bunge, 1997).

На указанную проблему позволяет по-иному взглянуть специфическая логическая система - мереология Лесневского, которая рассматривает отношение "целое - часть", имеющее существенно иной характер, нежели традиционное для классической систематики отношение "множество - подмножество - элемент" (Шуман, 2001: Guizzardi, 2005; Чебанов, 2007). Эту логику упоминают СВ. Мейен и Ю.А. Шрейдер (1976) в связи с проблемой членения архетипа на мероны; объекты собственно систематики (таксономии по Мейену) в таком ключе пока рассматриваются редко (Ereshefsky, Matthen, 2005; Rieppel, 2006a); в таксономическом контексте иногда упоминается близкое по смыслу к "целому" понятие холона (Шаталкин, 1995; Ghiselin, 1995). Как представляется, обращение к языку мереологии позволяет более основательно рассмотреть формальное противоречие между описаниями упорядоченно­сти классов (множеств) и их элементов в таксономической системе, с одной стороны, и упорядоченности целых (квази-индививидов) и их частей в Природе - с другой. Важно подчеркнуть, что особенности формализации, предлагаемых логикой теории множеств и мереологией, изначально зависят от предпосылочного знания на уровне онтологи, так что первые нельзя рассматривать в отрыве от второго.



Я очень коротко скажу, что там в банке сидит и тихо скребется. Все споры, которые упомянуты в статье - а их больше, чем может придумать 90% читателей - и многие ещё иные споры о том, как же надлежит действовать - вязнут в месте, которое тут в цитате едва упомянуто. Представление об онтологии того, что классифицируется. Предмет классификации сказывается в форме системы и методе ее построения.

То есть пока все подразумевают, что речь о классификации организмов и они имеют интуицию, что такое организм - у них всё сходится в несколько позиций, меж которыми нескончаемый спор.

На деле никто не знает, что такое организм - нет ни определения, ни теории, ни науки об этом. Это такое интуитивно понимаемое слово.

Потому выход из споров сравнительно прост. Надо всерьез сравнивать системы (и трудности построения) классификаций разных объектов. Скажем, классификация генов - это совсем иная г,штука, и она себя будет вести не как классификация организмов. И когда на это упадет просвещенный взгляд, в теменной области может зародиться понимание: ба, так вот это вот к организмам-то и неприменимо, чего ж мы-то... У вирусов - иная классификация, чем у прочих ребят. Сильно иная. Биоценозы (сукцессионные системы) классифицируются совсем иначе. Когда одни классифицируют организмы, а другие - линии кладистической преемственности, а третьи - неким образом понимаемые таксоны - так это не одно и то же, а три разных результата. Скажем, в одном случае ранг - это условность описания, а в другом - онтологическая характеристика. Так что сначала следует разделить объекты. Их очень много - и список не составлен. По умолчанию народ подразумевает, что все занимаются классификацией одного множества - а их там намешано ой сколько.
Вот когда будет опыт - реальный, не болтологический - как и почему получается, что в зависимости от того, насколько целостные, автономные, устойчивые и уникальные системы классифицируют, настолько разные следует создавать системы разными методами - вот тогда спорящие разойдутся по углам - станет несколько яснее, кто утянул одеяло из правильной срединной позиции в свой угол, скомкал кулём и сам свеху лёг.


Примат природы прежде всего проявляется в том, что основания интерпретированных логических систем, рассматриваемых в контексте биологической систематики, так или иначе оказываются привязанными к некоторой частной онтологии, т.е. не вполне формальными. Причина в том, что "основания систематики лежат в онтологии, а не в субъективной эпистемологии" (Griffiths, 1974, р. 7; Павлинов, 20076, 2010). В признании этого - фундаментальный смысл общей концепции онтологически-рациональной систематики. Примеры, упомянутые выше, - онтологическое обоснование разграничения сфер применимости (интерпретации) канторовой теории множеств и мереологии как оправдание примата природы или, напротив, единства классиологии как оправдание примата логики.

Требующая осознания проблема здесь в том, что разные онтологии могут обуславливать специфичность адекватных им интерпретированных формальных систем, в том числе логических (Берков, Яскевич, 2001; Шуман, 2001). Поэтому "роль логики, адекватность логических категорий структуре изучаемой реальности... существенно меняется в зависимости от характера предметной области" (Субботин, 2001, с. 23).

...В связи с этим особого внимания заслуживает один из ключевых в неклассической научной эпистемологии принцип неполноты, согласно которому никакая частная теория (как понятийная система) не может быть исчерпывающе определена средствами (понятиями) самой этой теории (Антипенко, 1986; Перминов, 2001). Для такого ее определения необходима некая метатеория, в понятиях которой интерпретирован тезаурус данной частной теории.

...Это означает, что собственная теория рациональной биологической систематики может быть достаточно полно выстроена только на основе некоторой более общей метатеории: понятия систематики будут частными экспликациями общих понятий последней (Bonde, 1976; Павлинов, 2006, 20076). Этой метатеорией может быть метатаксономия в смысле Вэн Вэйлена (Van Valen, 1973).
Tags: biology, books2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments