Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov


Дедушку Резо привезли на уазике без крыши и номеров. Это был очень хороший, тихий дедушка. Его болезнь называлась «сто два года». Он почти не ходил. Но родных смущало другое. Они заметили, дедушка стал меньше пить. Его доставили в больницу. Дед неделю шутил, улыбался, щипал младший персонал. Потом тихо уплыл пасти райских баранов.
Главным недостатком усопшего была кровожадная родня небывалой численности. Она вот-вот должна была спуститься с гор прямо в больницу. Рассказывать внукам как дела у пращура никто не хотел.

С точки зрения горца, джигит почти бессмертен. По крайней мере, в юношеские сто два года человека можно только застрелить. А сам по себе он не умирает. По предыдущим дедушкам известно: родня станет бегать и махать саблями. Если встретят кого в белом халате, могут что-нибудь отсечь, нужное. Поэтому персонал надел пижамы и прячется. Ортопед в пятой палате, анестезиолог в сквере симулирует аппендицит. Нужно просто выждать. Время кипения джигита не превышает двух часов. На прощанье они проткнут шины скорой помощи и поедут домой.
http://pesen-net.livejournal.com/58923.html


Арестована 19-летняя женщина из Бруклина, убившая принадлежавшего ее брату хомячка.
Детали леденят кровь: она еще и беременна, эта убийца Моника. (Но ее все равно арестовали, а то как бы не сбежала в Южную Америку). И хомячка убила не потому, что в нее вселился дьявол, а найдя мертвым своего хомячка, в убийстве которого заподозрила брата. Месть! Блади ревендж! Брата она заподозрила в том, что он намеренно пнул большой мяч, с которым играл ее хомяк (accusing him of killing the cuddly creature by kicking an exercise ball in which the pet was playing). Как маленький хомяк мог забавлялся большим мячом – отдельная загадка, ответ на которую предстоит найти следствию. Как убила – слабонервным лучше не читать: шмякнула об пол и выбросила еще теплое тельце за окно, на улицу, на много чего повидавший бруклинский асфальт.
Детская реакция. Ты испортил мою игрушку? А я испорчу твою. Нет, чтобы взять пистолет и пристрелить брата. Причем тут его хомяк?
Почему вообще 19-летняя Моника и ее старший брат держат хомяков? Задержка в развитии?
Защита, думаю, будет настаивать на убийстве в состоянии аффекта. Тем более, что обвиняемая беременна. Адвокаты поживятся. Пришла беда в некогда дружную семью Смитов.
И я теперь все время думаю: кто убил первого хомяка? "Твин Пикс" какой-то.
|подзамочный пост, потому без адреса/


Сейчас я Вам расскажу одну из множества известных мне историй на тему тех опасений, которые Вы попытались этим постом высказать общественности.
Можно было бы дать сразу набор ссылок на мой блог, на те посты, когда я это освещал в режиме реального времени, но у меня блог формата "Ад, угар и содомия", поэтому я не буду этого тут делать, лучше изложу очень кратко историю заново.

В сети есть разные места. Есть контакт, ЖЖ. Есть более маргинальные места, где тусит ограниченный контингент в чем-то маргинальных, а в чем-то продвинутых людей (в первую очередь маргинальных), которые занимаются там всякими запредельными вещами, о которых обыватель и не подумает в своей жизни. И, как выяснилось, занятие всяким запределом нисколько не отменяет того, что в такой среде запредельщиков, которые сведущи в самых чудовищных безднах порока, есть мораль, понятия о добре и зле и справедливости. Несмотря на то, что большинство из них - это страшные чудовища. Не важно, мир их такими сделал, или они на жизнь сильно обиделись. И в частности, проявляются эти понятия их во внезапно пробуждающемся стремлении вершить справедливость. Вы это, помню, сильно осуждали, но там люди помоложе Вас и не такие просвещенные, поэтому эти чудовища иногда обозляются на какой-то акт зла, произошедший в мире, и несутся вершить справедливость против кого-то, кто потряс их своим злом.
А теперь конкретно о событиях этой зимы.

В прошлом году в Петербурге компания подростков сбросила с балкона многоэтажки автомобильное колесо, которое убило прохожего. Совершенно случайно те из чудовищ, которые являются хакерами и взламывают частные переписки в поисках того, как бы можно поразвлечься, наткнулись на переписку мальчика и девочки, которые обсуждали то, как они скинули колесо, убили человека, и какие они крутые, что уже милиция в школу приходила, а они отмалчиваются и даже "Только мы могли сделать такое и угорать" (цитата). Хакеры вытащили всю переписку в то злачное место, где тусят сетевые чудовища. Чудовища ознакомились и подняли страшный вой, потому что убитый еще и ко всему был одиноким средних лет человеком, судя по всему социальным неудачником - чудовища, среди которых аморалы, педофилы, наркоманы, маргиналы, отбросы, симпатизируют одиноким печальным людям средних лет. И наглых подростков чудовища не любят. В общем, поднялся страшный вой, и понеслась. Были оповещены ВСЕ газеты и телеканалы страны, милиция -снабжена перепиской подростков, даже разбрасывали листовки в подъезде по месту проживания подростков. Подключилась тяж. артиллерия в виде тех многотысячников ЖЖ, которые вхожи в секту чудовищ. Начались бесконечные публикации в СМИ, съемки в теленовостях с колпаками на голове. Страна загорелась идеей покарать КОЛЕСНЫХ УБИЙЦ - как назвали подростков. Само собой, чудовищами на подростков была мгновенно раздобыта вся информация - адреса, фамилии, члены семьи, биографии. Коллективный разум чудовищ - это довольно мощный так называемый ЛИГИОН (через и). Он может вытащить все про любого человека - взлом аккаунтов, информация из государственных баз данных, коллективный поиск по сети следов жертвы. Все это варится в их логове круглосуточно, когда начинается такой ажиотаж.

Итак, милиция расколола подростков на основании сетевой переписки. Андрей Малахов из популярного праймтаймового ток-шоу "Пусть говорят" на Первом канале подготовил специальную передачу, на которую приехали друзья колесных убийц, 101 тетка, проклинающая их и оплакивающая покойного прохожего, друзья прохожего, а также спецгости в виде элиты лигиона чудовищ, которые сидели на передаче в около-кукс-клук-клановских пакетах на голове. Передача закончилась тем, что российская общественность втихую одобрила деятельность чудовищ-карателей, заклеймила анафемой колесных убийц. Будет суд, дадут там условку детишкам, скорее всего за убийство по неосторожности.
Но история на этом вовсе не закончилась.

В качестве защитника убийц на передачу приехал некий взрослый тип по имени Сергей, который принялся на ней защищать колесных убийц. Лигион чудовищ он потряс выходкой в телеэфире, когда чуть не устроил драку с представителем элиты лигиона (эта сцена по ссылке - первые минуты отрывка, представитель элиты, известный в сети под ником Комиссар в портупее и с ладонью на поясе)
http://www.youtube.com/watch?v=gWd7ULxjX3E&playnext=1&list=PL8FC8B9D5B2604740
Это все не постановка, а вполне незапланированные действия людей на съемках ток-шоу. И, в общем, лучше бы этот дядя по имени Сергей так неосмотрительно себя не вел по отношению к Комиссару, потому что после телеэфира гнев лигиона направила на Сергея - во-первых защищает колесных убийц, во-вторых осмелился перед камерой наехать на звезду лигиона, пусть тот и вошел по итогам этой сцены, показанной по Первому каналу, в историю и мифологию интернета пафосным кадром руки на поясе.

Взломали аккаунты Сергея. Оказалось, что Сергей - учитель физкультуры в школе - был в городском дворе известной личностью. Дети его обожали. Он постоянно тусил во дворе, гонял баскетболы с детьми и парнями постарше. А у него дома был устроен настоящий бойлаверский притон (бойлаверы - это педофилы, которые специализируются на любви к мальчикам). И все отражено в контакте у Сергея. Альбомы, забитые недвусмысленными съемками застолий и обнимашек дядек с мальчишками. Сотни и сотни фотографий Сергея и его друзей вместе со счастливыми 12-летними мальчишками. Обнимашки, водка, закуска. Мальчишкам в таком возрасте все это очень нравится, в том числе и сексуальный интерес со стороны не очень еще старых дядек.
Лигион зашелся в вое ликования. Несмотря на то, что среди чудовищ педофилия не считается чем-то плохим, об этом тут же было забыто, все скопом кинулись уничтожать Сергея. Его мгновенно сдали органам. Органы мгновенно иницировали дело, потому что вновь были подключены газеты, вновь пошли интервью ребят в пакетах на голове новостным передачам - еще бы, защитник колесных убийц оказался педофилом. Дошло дело до заключения Сергея в следственный изолятор. В изоляторе он не прожил и одной ночи. Он был мертв к утру. Официальная версия - сердце не выдержало, ведь сидел в одиночке. Цыганская почта сообщает несколько иные данные.

Вот, собственно, и вся история. Мораль? Мораль - во всем вышеописанном. Дает обывателям представление о том, что жизнь намного многогранее, чем они думают, и есть многое на свете. И о том, что пользоваться сетью может быть опасно для жизни.

Этих историй много за год происходит. Это уже создана система по раскату таких историй. Маргиналы поняли, что очень сильны вместе своими этими полусектами и что заниматься справедливость - это очень приятно. Тем и занимаются. Еще оказалось, что просто мучить людей неинтересно. Интересно только, если при этом удовлетворяется жажда справедливости. Это интересный момент лично для меня был. Как де Сад ни учил отрицанию всякой морали, выяснилось, что это почти не живет в людях. А вот занятие справедливостью - ух, тут можно, как в 17-м году разгуляться.
Сейчас дотравливают судью, которая в Бурятии убийц не сажала, а девочек, которые с плакатом за свободу и демократию вышли, на 2 месяца в тюрьму упекла. Занялись этой судьей, вытащили у нее из контакта все ту же водку и домашнее порно, опубликовали. Судью уволили со скандалом.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1641731.html?thread=81971971#t81971971
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1641731.html?thread=81972227#t81972227


- какая аналитическая философия сейчас?
- Да, понятно, что трудно, она же огромная. Я всерьез-то только совсем немного знаю, и кое-что об остальном. Попробую просто набросать свои представления - что-то из прочитанного, что-то из разговоров.

В общем, как я понимаю, сейчас уже консенсус таков, что каких-то специфических методов именно аналитической философии не существует, и она занимается примерно тем же, чем всегда занималась философия. Не в том смысле, что все проблемы те же самые, а в том, что все программы вроде изгнания метафизики и ограничения методов логичеким или там лингвистическим анализом в общем провалились. Сохранилось скорее стилистическое стремление к ясности, эксплицитности всех посылок, детальному аргументированию и т.д.
Многие догмы "старой" аналитической философии были расшатаны теми, кто сами во многом были ее продуктом (те же Куайн, Дэвидсон, Рорти, собственно).

Если по областям: теперь есть аналитическая метафизика, где вовсю обсуждают и универсалии (реализм-номинализм и т.д.); и проблему субстанции; и проблему свойств; и мереологию и т.д. Эту область я знаю очень плохо. Некоторые имена - D. M. Armstrong, Michael Loux, J. Lowe, P. Mackie, M. Ayers.
Где-то с 50-ых появилась область philosophy of action - анализ структуры интенциональных действий; сюда боком относятся и проблемы слабости/силы воли, и отчасти проблема самообмана (self-deception), и отчасти свободы воли. Там важной была небольшая книга G.E.M. Anscombe "Intention" (ее муж, кстати, Peter Geach - основатель аналитического томизма, тоже в общем где-то важен). Энском наверное первая обращается к аристотелевскому понятию "практического силлогизма", и с тех пор этим уже много кто занимался. Тот же Дэвидсон довольно важен в этой области.

Теперь про этику.
Та же самая Энском в 1958 написала статью "Modern Moral Philosophy", и оттуда прослеживают современное возрождение virtue ethics и moral psychology. Энском там в частности раскритиковала утилитаризм за беспроблемное использование термина "удовольствие" (в пример она ставила Аристотеля, для которого это было серьезной проблемой) и концепции "морального долга" а-ля Кант за бессодержательность. Призыв статьи был к отчасти эмпирическому, отчасти концептуальному выяснению того, как те или иные действия полезны или вредны для самих же агентов.
Очень важным, хотя в основном критическим, автором в этике был Бернард Вильямс. Главная книга - Ethics and the Limits of Philosophy; еще важные Shame and Necessity и Moral Luck.
В virtue ethics важные авторы - Philippa Foot, Rosiland Hursthouse, Christine Swanton. Пожалуй, Martha Nussbaum тоже сюда. Гм, все женщины, кстати. В общем, для этого направления важен Аристотель; некоторые пытаются приспособить что-то из кантовской "Метафизики нравов" (которая 1797), другие из Ницще. Не сказать, что это лидирующая ветка этики, но остальные по крайней мере вынуждены реагировать.
Из других важных этиков - Kristine Corsgaard (модифицированное кантианство); William Frankena; John Rawls (хотя тут отчасти политическая философия; тут тоже широко понятое кантианство).
Но я этиков в общем не очень хорошо знаю.

Теперь кое-что примерно про пересечения эпистемологии и философской логики.
Вообще многое в эпистемологии столь скучно, что сводит скулы, но есть интересные люди: John McDowell (любитель Канта, но также и Гегеля, а также Витгенштейна); Gareth Evans (этого я читал отрывочно, но он сильно повлиял на МакДауэлла, там интересное перепрочтение Фреге и вообще); Robert Brandom. Исторически важен Селларс и уже упомянутый Geach. Брэндома и МакДауэлла иногда называют питтсбургскими аналитическими гегельянцами. Если у большинства аналитиков отношение к континентальной философии все еще примерно такое: до Канта включительно идет нормальная философия, а потом начинается что-то невнятное, до питтсбургцы включают в "норму" Гегеля, иногда ссылаются на Фихте или, скажем, Гадамера. Ну, не все их за это любят, но с другой стороны в Питтсбурге один из самых сильных филос. факультетов, и с этим тоже считаются.
Есть подобласть эпистемологии - self-knowledge, там про знание собственных ментальных состояний и диспозиций. Тоже есть кое-что интересное, можно посмотреть Richard Moran, Matthew Boyle, Matthew Soteriou, Jose Luis Bermudez; Sebastian Rodl отчасти тоже сюда.
Про логику т.н. "демонстративов" (типа "это", "то") Каплан, упомянутый Эванс и т.д., но тут я тоже плохо разбираюсь. Про логику first-person pronoun (про "я" с логической точки зрения) есть интересные работы Hector-Neri Castaneda, John Perry.

Ну и есть историки философии, некоторые из которых участвуют и в современных дискуссиях (Robert Pippin - гегелевед; тот же McDowell занимался Платоном с Аристотелем; Boyle кантовед; есть прекрасный историк философии и науки и философ науки John Zammito; Jonathan Lear - аристотелевед; Michael Forster - этот занимался Кантом Гегелем, сейчас Гердером).

Другое дело, что посредственностей очень много, и более-менее интересных людей надо искать.

Еще сейчас вспомнил: по метафизике van Inwagen (он вроде как важен, но мне кое-что у него показалось как-то не очень умным), Robert Adams; по этике и philosophy of action - Harry Frankfurt и Kieran Setiya.
Про Charles Siewert слышал хорошее, пока не читал (это философия сознания и moral psychology); к философии сознания еще Chalmers, если не читали.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1642067.html?thread=81988947#t81988947


Количество материкового льда (влияющего на уровень Мирового океана) в целом в Антарктиде уменьшается, причем с каждым годом материковый лед тает все быстрее. Количество морского льда в Южном океане вокруг Антарктиды действительно увеличивается. Напомним что наличие морского льда на поверхности океана не влияет на общий уровень воды в океане.
...В заключении хотелось бы сказать, что увеличевние площади морского льда в Антарктиде – достаточно сложный и уникальный по своей природе феиомен. Увеличение количество льда совсем не показатель понижения температуры, наоборот потепление наблюдаемое в Антарктиде как раз и приводит к увеличениею количества морских льдов. На примере морских льдов как раз показано, что глобальное потепление не стоит интерпретировать как «температуры в моем городе будут выше день ото дня». Как именно глобальное потепление затронет ту или иную область определяется региональными особенностями.
http://climaty.ru/node/50


Кафетерий, время ланча, оживленно. Пожилой человек с подносом спрашивает, свободно ли место за нашим столом. Садится, дежурные фразы о погоде и качестве еды плавно перетекают в биографическую информацию. Выясняется, что наш сосед давно уже на пенсии, после долгой и успешной университетской карьеры в Калифорнии. А до того, восемь лет в военной авиации, штурманом на Б-52. Постоянные патрули вдоль советской границы, с атомной бомбой в отсеке. "Хорошо, что не пришлось ее бросать" - говорит. "Мама очень за меня переживала".
http://riftsh.livejournal.com/147828.html


- “Хмелел” значит ‘становился всё более и более пьяным’. Ну, его можно понять. Что касается медали за город Будапешт... (объясняю про бои за Будапешт).
Чжао Минхая вдруг прорывает:
- У нас нет ничего подобного! Никакой нет подобной песни в китайском! Ничего такого нет!!
Я понимаю, что он имеет в виду. Такой балладный жанр, с такой сумасшедшей информативной насыщенностью и конкретными привязками к реалиям.
- Ну неужели нет? – говорю я. – Вы подумайте – может, что-нибудь всё-таки есть. В конце концов, ну, нету – и бог с ним.
-Нет, нет, ничего такого нет! – потрясённо повторяет Минхай, и совершенно уже никак не получается в тот же день и на том же уроке впихнуть в студентов ещё и грамматику, ради которой всё это затевалось: некого /нечего (некуда пойти, некому сказать, не с кем поговорить, некому встретить...).
http://willie-wonka.livejournal.com/546201.html


Британские спецслужбы придают очень большое значение OSINT (Open Source Intelligence - разведданные, полученные из открытых источников). Львиную долю информации для OSINT дает, как ни странно, подразделение БиБиСи. BBC Monitoring создали в 1939 году (за пять дней до начала 2-й мировой) для того, чтобы собирать все данные из германских газет и радиопередач для передачи кураторам на анализ. С тех пор организация, так и осталась работать, у них финансирование (пока) свое, не зависящее от лицензионных сборов, получаемых БиБиСи с телезрителей. Работают они с Ми-6, военными, Форин Офисом и проч. через подписки на базы данных, впрочем, подписаться может кто угодно, просто стоимость высока. Базы же данных, насколько мне известно, очень большие, выписывают всё вплоть до районных малотиражек из какого-нибудь ...стана (плюс ТВ, радио, интернет сайты и проч.), переводят всё это на английский и кидают с базы данных. На территории СНГ у организации есть свои офисы в Москве, Киеве, Ташкенте и Баку.
http://i-grappa.livejournal.com/659305.html


В настоящий момент стало важным и даже необходимым, чтобы некоторые независимые исследователи присоединились к социальному движению, — и это связано с тем, что мы сталкиваемся с политикой глобализации. (Я говорю именно о “политике глобализации”, а не просто о “глобализации”, как если бы речь шла о естественном процессе.) В значительной степени разработка и распространение этой политики держатся под секретом. Большая исследовательская работа нужна уже для того, чтобы хотя бы обнаружить ее до ее претворения в жизнь. Далее, эта политика чревата последствиями, которые можно предвидеть благодаря ресурсам общественных наук, но которые на данный момент остаются незаметными для большинства людей. Есть еще одно свойство этой политики: отчасти она вырабатывается именно исследователями. Вопрос в том, могут и должны ли те, кто благодаря своим научным познаниям способны предвидеть пагубные последствия этой политики, сохранять молчание. Не заключается ли в этом уклонение от помощи тем, кто оказался в опасности? Если правда, что планета находится под угрозой больших бедствий, не должны ли те, кто, как им кажется, могут предугадать эти угрозы, покончить с той сдержанностью, которую традиционно накладывают на себя ученые?

В умах большей части образованных людей, особенно тех, кто занимается общественными науками, присутствует дихотомия, которая мне представляется совершенно гибельной: раскол между scholarship и commitment, между теми, кто посвящает себя научной работе, используя научные методы и адресуя свои труды другим ученым, и теми, кто вступает в бой, вынося свои знания за пределы научного сообщества. Это противопоставление — искусственноe. На самом деле нужно быть независимым ученым, который работает по правилам scholarship, для того, чтобы производить ангажированное, легитимно ангажированное знание, и вводить это знание в бой. Такое знание рождается только в ходе работы, подчиненной правилам научного сообщества.

Иными словами, нужно подорвать некоторые противопоставления, существующие в наших умах, которые легитимируют сдачу позиций, — и начать надо с ученого, заключающего себя в башню из слоновой кости. Дихотомия scholarship и commitment успокаивает совесть ученого, так как он получает одобрение со стороны научного сообщества. Получается так, будто ученые считают себя вдвойне учеными, потому что они ничего не делают со своим знанием. Но когда речь идет о биологах, такое поведение может быть равнозначно преступлению! Столь же порочно оно и тогда, когда речь идет о криминалистах. Эта сдержанность, это бегство в стерильность имеет очень тяжелые социальные последствия. Должны ли люди вроде меня, получающие содержание от государства для осуществления исследовательской работы, тщательно приберегать результаты своих исследований исключительно для коллег? Совершенно необходимо сперва представлять то, что мы считаем научным открытием, на критику коллег, но почему нужно ограничивать ими круг тех, кто имеет доступ к коллективно добытому и контролируемому знанию?

Мне кажется, что в настоящее время у исследователя нет выбора: если он уверен, что существует определенная взаимозависимость между неолиберальной политикой и уровнем преступности, между неолиберальной политикой и признаками того, что Дюркгейм назвал бы аномией, как он может не говорить об этом? Ему не только нельзя поставить это в упрек, его нужно с этим поздравить. (Возможно, это апология моей собственной позиции...)

Что же делать такому исследователю в социальном движении? Прежде всего, он не должен давать уроков, как это делали некоторые штатные интеллектуалы, которые, не будучи в состоянии сбыть свои товары на научном рынке, где конкуренция очень серьезна, разыгрывали интеллектуалов перед неинтеллектуалами, утверждая при этом, что интеллектуалов не существуют. Исследователь не является ни пророком, ни властителем дум. Он должен придумать для себя новую роль, что очень трудно: он должен слушать, он должен искать и изобретать; он должен стараться помочь тем учреждениям, которые ставят перед собой задачу — к сожалению, все более вяло — сопротивляться неолиберальной политике; он должен поставить перед собой цель помогать им, снабжая их необходимым инструментарием. В частности, инструментами против символического влияния, которое оказывают “эксперты”, нанятые большими транснациональными корпорациями. Нужно называть вещи своими именами. Например, нынешняя политика в области образования формируется UNICEF [1], Transatlantic Institute и т.д. Достаточно прочесть отчет Всемирной торговой организации (ВТО) о сфере обслуживания, чтобы узнать, какую политику в области образования мы получим через пять лет. Министерство национального образования только повторяет инструкции, выработанные юристами, социологами, экономистами и введенные в оборот после юридического оформления.
http://bourdieu.name/content/burde-za-angazhirovannoe-znanie


Но показательно, что во Франции о постмодернизме говорят очень мало, в то время как авторы-постмодернисты, главным образом, французы. Создается впечатление, что французы просто делают нечто, сами того не понимая, и в том числе постмодернистское. Я вполне мог бы согласиться с этим предположением...

Постмодернизм производит опустошительное действие: от имени некой смеси Ф. Ницше, М. Фуко, Ж. Делеза, Ж. Дерриды, слегка приправленной Ж.Ф. Лиотаром и Ж. Бодрийяром, он совершает что-то вроде радикального пересмотра оснований науки.
http://bourdieu.name/content/burde-za-racionalisticheskij-istorizm
Tags: livejournal2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments