Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov


В журнале Brain прочитала интересную статью о механизме восприятия музыки. Там описывается, что еще ни одну обезьяну не удалось научить отстукивать несложный ритм. В процессе долгого тренинга можно научить следовать за ритмом, но обезьяна все равно будет отстукивать его с запозданием в милисекунды - то есть, животное, в принципе, поймет, что от него хотят, но не сможет этого сделать. Люди (в зависимости от развитости чувства ритма) отстукивают либо точно, либо с небольшим опережением. Еще неплохо с этим делом обстоит у некоторых птиц, в ютюбе есть видео с танцующим попугаем, и он действительно следует за музыкой, а не просто так перебирает ногами.

Объснение состоит в том, что люди достаточно сложны, чтобы построить внутреннюю модель ритма и предугадывать, когда нужно сделать следующий удар - точно или с небольшой ошибкой. Обезьяна просто следует за ритмом, ей чего-то не хватает, чтобы создать гипотезу о том, когда будет следующий удар. У попугая это на аппаратном уровне прошито.
http://prometa.livejournal.com/414332.html


Книга за восемнадцать миллионов долларов. - Воображаемые талеры Канта.

Айзен — биолог в Беркли, занимается эволюцией и генетикой. Как-то раз ему понадобилось купить для лаборатории новый экземпляр классической книги по биологии дрозофил: Peter Lawrence, The Making of a Fly. Книга не переиздавалась с 1992 года, и на Амазоне продавалась только независимыми продавцами. Сотрудник Айзена нашел 15 подержанных копий, стоящих от $35.54 и выше, и две новых, стоящих от $1,730,045.91 и выше (плюс $3.99) за пересылку. Такая странная цена — под два миллиона долларов! - сильно удивила и Айзена, и самого Питера Лоуренса, которому Айзен послал снимок экрана. Но ещё более Айзен удивился, когда на следующий день обе цены возросли! Книжка уже стоила под три миллиона долларов!

Айзен стал методически отслеживать цены на эту книгу изо дня в день. И вот что у него получилось. Книгу продавали два букиниста: profnat и bordeebok. Оба - относительно большие интернетовские магазины с десятками тысяч продаж (точнее, за последний год восемь тысяч у profnat и сто двадцать пять тысяч у bordeebook). Раз в день каждый из них пересматривал цену на книгу Лоуренса. При этом profnat всегда выставлял её равной 0.9983 цены bordeebook, а bordeebok — 1.270589 цены profnat. Таким образом в день цена повышалась на 26.84%. Мощь геометрической прогрессии проявляется в том, что за примерно три дня цена удваивалась. А к 18 апреля цена возросла до восемнадцати с лишним миллионов долларов у одного продавца и двадцати трех миллионов шестисот девяноста восьми тысяч шестисот пятидесяти пяти долларов и девяноста трех центов у другого (плюс три доллара девяносто девять центов за пересылку).

Но тут profnat сбросил цену до $106.23. Его конкурент немедленно установил цену в $106.23*1.27059=$134.97. Какое разочарование по сравнению с двадцатью с лишним миллионами долларов!

Понятно, что в эту игру играли не люди, а роботы. Только робот (или идиот) способен на радостное вычисление центов в цене за двадцать миллионов долларов.

Дело в том, что многие продавцы в Интернете используют разнообразные автоматические алгоритмы для установления цен на свои товары, исходя из цен конкурентов. Есть компании, которые продают соответствующие программы. С книгой про дрозофил происходило вот что. Робот на службе у profnat определял "рыночную цену" на свой товар (трудно сказать, была ли это средняя цена, медианная цена, нижняя цена или какая-то более хитрая штука). Затем он устанавливал свою цену в 0.9983 рыночной. Это понятно: покупатель, который ищет самого дешевого продавца, выбирая между книгой за $100.00 и книгой за $99.83, купит вторую. Стратегия робота, работающего на bordeebook, сложнее. Зачем он устанавливал цену выше рыночной? Тут могут быть несколько причин. Во-первых, у bordeebook очень высокая "виртуальная репутация", измеряемая количеством положительных отзывов покупателей. Многие согласны приплатить, но купить книгу у продавца с кучей "звездочек": оно надежнее. Во-вторых, вполне возможно, что книги Лоуренса у bordeebook просто не было: если бы кто-то её заказал, продавец купил бы книгу на рынке, и переслал бы покупателю. Поэтому ему нужно было установить цену существенно выше рыночной. Если никто по такой цене не купит, не страшно: книги на складе все равно нет. А если найдется покупатель, то будет выигрыш.

Два этих робота замкнулись друг на друга и лихо довели цену до десятков миллионов — пока живой человек у profnat не заметил и не перешел на ручное управление.

Айзен останавливается на этом — а зря. Можно представить себе развитие описанной ситуации. Например, робот-инвестор. Он ищет антиквариат, стремительно растущий в цене, чтобы выгодно вложить деньги хозяина. Что он будет делать, увидев динамику цен на книжку про дрозофил?

Дальше, предположим, что bordeebook — действительно спекулянт, торгующий книгой, которой у него нет. Представим себе несколько таких спекулянтов, следящих за ценами друг друга. Они могут создать очень живой рынок, выставляя на торги одну и ту же книгу, которая есть на самом деле в единственном экземпляре у какого-нибудь profnatа. Можно представить себе фьючерсы на книгу Лоуренса, разнообразные деривативы и другие продукты, которые роботы будут лихо продавать друг другу. Добавим роботов-инвесторов, и финансовая система заработала.

Это наводит вот на какую мысль. Сейчас на Уолл-стрите много говорят о high frequency trading: системе, при которой на бирже торгуют роботы, принимая решения за микросекунды. Такие роботы опережают людей с их медленными рефлексами, и за счет этого могут принести кучу денег своим хозяевам. Разумеется, программисты, которые пишут эти роботы, посильнее тех, кто продают системы букинистам на Амазоне. Но ошибаться свойственно всем, включая финансовых программистов. Однако если роботы букинистов принимали решения раз в день, уолл-стритовские роботы работают куда быстрее: в этом смысл их применения. Человеческий контроль и "переход на ручное управление" тут в принципе невозможны. Если там появится положительная обратная связь, как в связке двух букинистов, система пойдет вразнос не за недели, а за доли секунды.

В общем, похоже, нас ждут интересные сюрпризы.
http://scholar-vit.livejournal.com/266949.html


для настоящей современной науки НЗ -- это текст, который состоит из одних гиперлинков, ведущих вовсе не напрямую к "параллельным местам" из ВЗ, которые пишутся в примечаниях, а ко всяким традициям "интертестаментарной" литературы, таргумам и прочим мистическим и апокалиптическим традициям. там ведь нет ни одного слова "в простоте" (в бессмысленном смысле этого слова). на любое случайно выбранное слово евангелий можно кликнуть -- и вылетают сразу несколько (а иногда -- несколько десятков) окон с новыми сайтами.

гениальные (а не просто талантливые) ученые это видели еще прежде Кумрана. монография Jesus transfigure Гаральда Ризенфельда (о Преображении Христовом) вышла еще в 1947 году, и сегодня можно точно сказать, что это первая адекватная интерпретация прямого смысла евангельского текста, хотя сейчас ее надо бы очень сильно дополнить. сегодня, после Кумрана, это мог бы сделать не только гениальный, но и "просто талантливый" ученый; ну, или, по крайней мере, такой ученый мог бы сильно продвинуть исследование.

поэтому просто поражаешься наивности людей, которые думают, что Византия что-либо "усложнила". у меня лично глубокое убеждение (но, впрочем, субъективное), что Византия как раз очень хотела все "это" упростить, чтобы придать минимальную функциональность в новой культуре. но это, в общем, дело вкуса -- что называть упрощением, а что усложнением, когда и то, и другое весьма сложно.

понятно, что из факта "сложности" НЗ совершенно не следует его содержательное единство с византийским преданием. но: как тут вообще может быть научно верифицируемая преемственность? библеисты часто бывают людьми бесконечно уныло серыми в философии, но ведь не все же они таковы. на философском языке -- мы тут сталкиваемся с тем, что называется проблема референции. насколько "объективно" слова (и тексты) связаны со своим содержанием?

наивный позитивизм времен Фреге и Соссюра уже не проходит. он торпедируется разными логическими парадоксами и идет на дно, пуская жалобные пузыри. а в реальности остается только каузальная референция http://philosophystorm.org/galiev_rustam/1089 : о том, является ли один текст "переводом" другого текста (т.е. указывают ли они на одну и ту же реальность), мы можем узнать не иначе как из традиции; мы должны проследить появление того текста, который может быть "переводом", и посмотреть, кто тогда соглашался признать его переводом адекватным. дальше уже наше дело определиться: доверяем мы тем экспертам или нет.

возрващаясь к "переводу" НЗ с еврейского на византийский, мы должны сразу понять, что никаких "объективных" параметров для суждения о его адекватности у нас нет и не будет. у нас будет нечто иное, что на самом деле и работает: мы можем посмотреть в глаза тем, кто "переводил" -- то есть разным христианским авторам со 2 по 4 века (в 1й век ходить не надо, т.к. там еще все было по-еврейски). кому-то они могут нравиться и вызывать доверие, а кому-то -- нет. это дело хозяйское. но наука здесь не при чем. мы ее любим не за это. мы ее любим за то, что она знакомит нас с хорошими текстами и хорошими людьми (без которых тексты остались бы непонятными). а еще мы любим ее за то, что, если ее спросить, то она еще и объяснит нам, почему некоторые Часто Задаваемые Вопросы являются глупыми.
http://hgr.livejournal.com/1872517.html


Гатов заседал на круглом столе о судьбах медиа. Зрелище само по себе поучительное. За столом (действительно, кстати, круглым) спиной к публике - столичные звезды. В зале - кряжистые уральцы из районных и областных газет. Москвичи устали - от жизни как таковой, зевают.
Разве что Фишман какой-то нервный. - Свободы нет, порошки дороги! - кипятится Фишман.
Из публики, с желанием задать вопрос, поднимается крупный мужчина.
- Это, оно, - говорит, - верно, все что вы про бюджеты рекламные сказали, только вот, для примеру, если нашу газету взять, так она до Песьянки, почитай, месяца уже полтора не доходит, потому как почтальона съели. Говорят, медведи съели, а может, и сами мужички. Поди разбери. А мужик без газеты дуреет. Опять же махорка. Ну, самокрутки. Из чего им самокрутки...
Понимает, что вопрос сформулировать не удалось, грустнеет, садится.
- Ах, - отмахивается Демьян Кудрявцев, - милейший, нам бы ваши проблемы. Тут, бывает, проснешься утром, намажешь седуксену на круасан, и думаешь - а ведь прав был поздний Кастельс в своей язвительной критике раннего Маклюэна! И все это - при наличии явного мирового тренда на сжатие ядерных аудиторий...

...Но вот потом, в курилке, разговаривая с Гатовым, я вдруг нашел слова для проблемы, которую не первый год пытаюсь описать:
- Стиль мышления медийных профессионалов до сих пор холистичен. Не учитывая специфики новой среды, они воспринимают себя как целое: вот газета Х, она несет в массы либеральные, допустим, ценности, мы печатаем в ней идейно близких писателей и отсекаем чуждых, соответственно формируем повестку, а значит, картину мира читателя, которого можем внятно описать.
- На самом деле, место издателя занимает теперь читатель, который скачет со ссылки на ссылку, формируя посредством этих скачков свое собственное, существующее только в его голове и только в момент чтения, медиа.
- У него есть какой-то набор свойств, наверное, поддающаяся анализу специфика информационного потребления, но в силу того, что СМИ остались в прошлом веке, а читатель ушел в нынешней, никто этой специфики не ловит.
- Этот читатель (условность слова "читатель" понятна, потребитель) - вроде жителя побережья, который собирает выброшенные штормом обломки невесть чего (кстати, все это сильно снижает статус СМИ, обидно).
- Прогрессивные СМИ ближайшего будущего должны стать вот этой вот прибрежной взвесью, взрывом и пятном после взрыва, без намеков на привычную целостность и стабильность.
- Кто первым придумает, как конкретно это должно выглядеть, разбогатеет и прославиться.
http://ivand.livejournal.com/1472168.html


Прошлое, настоящее и будущее иероглифической письменности
Полумиф 1. Китайский иероглиф изображает слово.
Полумиф 2. Иероглифы развились из рисунков и являются упрошенным изображением предмета или символа.
Полумиф 3. Для того, чтобы быть грамотным, необходимо знать 10-15 тысяч иероглифов.
Иероглифы за пределами Китая
Конец восточноазиатского единства
Китай: реформируя традицию
http://tttkkk.livejournal.com/143325.html
http://tttkkk.livejournal.com/143413.html


Разговоры о вальдорфской педагогике - 3.
Сергей Ивашкин - деньги и школа (часть 1).
http://russkij-waldorf.livejournal.com/34452.html


Я, в общем, никогда не писал резюме. Ну, такая странная жизнь. Не расстраивайтесь, наверное, придётся ещё. Так вот, тут - о резюме и песне "чашки-ложки". правильная песня, как я думаю. Спасибо моему односторонне-асимметричному другу Крузенштерну за эту тайну
http://krusenstern.livejournal.com/368191.html


КРИЗИСЫ НАУКИ И НАУЧНАЯ МИФОЛОГИЯ
Симон Кордонский
http://www.strana-oz.ru/?article=383&numid=8
Tags: livejournal2
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments