Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

ПРОБЛЕМА ЗЛА И ТЕОДИЦЕИ

Материалы международной конференции 6–9 июня 2005 года
http://iph.ras.ru/uplfile/root/biblio/2006/Shohin_Problema_1.pdf

Не знал, что проводятся такие конференции по проблемам теодицеи. Англо-русско-американские. Можно посмотреть, как классическую проблему кундрючат сейчас. Вроде бы вполне себе кундрючат - описаны интересные аргументы. Не уверен, что все они новые, но по крайней мере не всегда тривиальные. Ну хотя бы теоэпистемическая концепция Плантинги. Концепция гипотез срединного уровня в применении к Богу. Ну а воспитательная концепция - это, конечно, классика. Традиции Августина (за грехи, концепция свободной воли), Иринея Лионского (воспитание, спасутся не все) и Оригена (воспитание, спасутся все). Тут же постмодернизм - занятный взгляд, что Творец ведет одновременно много проектов, и все концепции в некой степени верны. Представление, что у каждого - своя теодицея. Закономерный вывод из личных отношений с Богом. Типа, каждый строит свой ад и каждый сам себя наказует, в рамках личной концепции страдания.

Мнение, что теодицеи не может быть вне авраамических религий. Где нет религии - нет понятия осмысленности жизни и проблемы осмысленности страдания, где нет личного бога - некому ставить что-либо в вину, нет проблемы. Правда у буддистов нет теодицеи? Хм.



Скажем, существование добра. Благо ли? Некто, чье существование мы оцениваем как благо - например, я сам - родился в результате событий 1917 года. Почти все в России существуют в причинной связи с событиями 1917 и 1941. Все - в буквальном смысле дети революции и войны, террора и застоя. Если б их не было - в России не было бы никого из нынешних людей. Оправдывает ли это те события? Вычеркивать ли события, удаляя и их следствия - вместе со всем существующим? Включает ли исправление зла - исправление его следствий в виде существования людей? Включает ли оправдание существования добрых людей - оправдание того зла, благодаря которому они появились? Следует ли отказаться от логики и понятия причины для данного случая?

Тут, конечно, дело в людях. Что они думают по этому поводу - это очень интересно: портрет времени. Например, когда говорят, что главное зло - страдание. Или: главное зло - это жажда власти. Конечно, это получается как некий жанр литературы. Как детективы рассказывают массу бытовых подробностей жизни, которые и в этнографическом сочинении не почерпнешь, как фантастика рисует надежды и страхи, которыми живут люди - получше иного психологического исследования, потому что автор сам говорит, никто из него клещами не тянет, что у него внутри, так тексты о теодицее сразу показывают, что у людей внутри. Они сами, без требований экспериментатора, туда, в глубину, опускаются, с болью исследуют и - думая, что это не про них, это про Бога или там про человечество или про дьявола - выговаривают то, что нашли в самой своей глубине. Так что эти самые "первые причины" зла - прежде всего материал для социологических работ по пирамиде ценностей.

Вот только что мне сказали, что потому проблема боли и стоит так остро, что мы живем в обществе счастья. Начало его можно приблизительно датировать по появлению анальгетиков. Ценности чужие теперь не давят, как страдательные башмаки - у каждого скоренный по его мерке собственный ад и свой уютный рай. Материальные условия - в окружающем мире, а не гдетотам, вполне ничего - то есть у проклятых соседей лучше, но с голоду не умираем. Стоматология стала лучше чем пару десятков лет назад, а это, согласитесь, серьезный шаг к раю. Эпоха анальгетиков сменяется эпохой психоделиков, что тоже несет с собой интересные ощущения. Благодаря компьютеру и сети не скучно даже в гробу. Влияет ли это на теодицею?

Литература растет - на русском Скрипник А.П. Моральное зло в истории этики и культуры. М., 1992.
Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. Основное богословие. М., 1999.
Назаров В.Н. Введение в теологию. М., 2004.

этик-атеист Kekes J. Facing Evil. Princeton (NJ): Princeton Univ. Press, 1990

Adams M. Evil, Problem of. // Routledge Encyclopedia of Philosophy. Gen /Ed. by E.Craig. Vol. 3. N. Y.–L., 1998.
Peterson M. The problem of evil // A Companion to Philosophy of Religion /Ed. by Ph.l.Quinn and Ch.Taliaferro. Padstow, Cornwell, 2004.




Цитаты разных авторов

"Основываясь в большей степени на книге Иова, чем на истории грехопадения Адама, я хочу показать, что главная задача Спасителя– спасти нас главным образом не от греха, а от ужаса!"

"Новая формулировка проблемы несовершенства. Я утверждаю, что основная причина несовершенства человеческого состояния в целом и отношений человека и Бога заключается в том, что Бог сделал нас крайне уязвимыми для ужасного, сотворив воплощенными личностями, личностными животными, заключенными в материю духами в материальном мире реальной или кажущейся недостаточности, подобном нашему. Грех - это и симптом, и следствие, но им нельзя все объяснить, и не стоит так подробно его рассматривать."

"Вершители зла смогут примириться с собой, ибо увидят, как Бог не только вознаградил их жертв, но и извлек удивительное благо из ужасных страданий; они поймут, что совершение зла не лишило их любви Бога."

"Мой подход к решению проблемы – еще один в длинном ряду попыток оправдать божественное попущение зла как необходимого следствия, побочного эффекта или средства достижения совершенства в мире в целом."

"Моя точка зрения состоит в том, что разговор о теодицее – оправдании путей Господних в отношении человечества – вводит в заблуждение, потому что Бог не имеет никаких обязательств перед творением, а потому нет необходимости оправдывать действия Бога перед нами."

"Ужасное настолько плохо, что никакой набор тварных благ не уравновесит его и тем более не уничтожит."

"Три этапа уничтожения ужасного. - 1).Волей-неволей божественная причастность ужасному превращает чисто человеческую причастность таковому в моменты личной близости с Богом. 2) смыслообразующие способности требуют от нас исцеления и тренировки. 3).И,наконец, история не может иметь счастливого конца, пока отношения воплощенных личностей и их материального окружения не будут пересмотрены так, чтобы люди не были столь уязвимы для ужаса.



"Личное воплощение в материальном мире, подобном нашему, так дорого обходится людям, что нельзя рассматривать его только как временный эпизод, о котором можно забыть. Если Бог требует от нас поплатиться на первый взгляд личным разрушением, тогда любовь Бога к нам привела бы Его к извлечению блага из эксперимента. Отсюда – моя гипотеза, что Божественная преданность материальному творению непреклонна."

"Проблемы контрафактуальной идентичности возникают в связи с тем, не может ли лицо или объект, участвующие в какой-либо виртуальной ситуации
(которая, таким образом, противоречит действительности – is contrary to fact), быть идентичными лицу или объекту, которые действительно существуют. Согласно комментариям автора, в философии модальной логики такого рода вопросы часто трактовались как вопросы «об идентичности индивидов в различных возможных мирах», а среди начальных публикаций на эту тему следует выделить: Kaplan D. Transworld Heirlines // The Journal of philosophy. 1968. Vol. 65. P. 113–126."

"Один из наиболее интересных вариантов рассмотрения этого обособления я нашел в статье Джеймса Вудварда, опубликованной в 1986г. Он предлагает такой принцип R: если положение дел q является необходимым условием для положения дел p, тогда, если p не вызывает сожаления (или не должно рационально его вызывать), не следует рационально сожалеть и о q"

"Но сам Аристотель не признавал реальности блага или зла самого по себе, не видел в них предмета для метафизического исследования, и потому формально мы вправе его здесь проигнорировать. Отдельного рассмотрения требуют и христианские платоники античности: при поразительном сходстве аргументации у Оригена и Августина с Плотином и у Псевдо-Дионисия Ареопагита с Проклом, их отличает от язычников одно: они принимают догмат о грехопадении, и потому зло для них – это грех и его последствия в природе. Платоники-язычники знают слово «грех» (??????? или ????????), но для них это частный случай одной из разновидностей душевного безобразия: ошибка по невежеству"

"Три платонических концепции зла: душа, материя и индивидуация"

"Плотин рассуждал об этом так: насколько благо выше бытия, для которого оно – причина, настолько зло – ниже и хуже небытия, по ту его сторону."

"Прокл согласен с Плотином в том, что божественные ипостаси: Единое, Ум и высшая часть мировой души– свободны от зла. Но ниже зло существует вполне реально, более того, здесь оно, по слову Платона, неистребимо, необходимо и вечно («Теэтет», 176а)"

"точку зрения Прокла можно сформулировать так: множество действующих причин, создающих зло – это все множество индивидуальных сущих: душ и тел. Множественность причин реальна потому, что они по-разному действуют как причины: отношение зла в невоплощенной душе к причине этого зла – одно, в воплощенной – другое, в телах – третье. Сами причины зла реальны потому, что они – добрые, богозданные, хотя и индивидуальные сущие. Без них зло невозможно"

"Причина зла для воплощенной души – она сама, телесность или другие души. Для разумной души причины одни, для неразумной, которую Прокл зовет «подобием души», – другие.
Причина зла для тела – противоестественность. Вцелостной природе нет ничего, что было бы ей противно, следовательно, нет и зла. Но для индивидуальных природных существ противоестественно то, что естественно для других существ
...Таким образом, индивидуация сущих на трех нижних ступенях бытия есть, согласно Проклу, если не причина всех зол, то условие, делающее зло возможным и необходимым. Асами индивидуальные сущие являются сами для себя и друг для друга действующими причинами зла."

"Источник и условие зла – индивидуация. Индивидуумы причиняют зло друг другу уже хотя бы тем, что рождение одного означает гибель другого. "

"Если мир был сотворен ex nihilo разумным существом и если это существо не всемогуще (и нет другого существа, которое было бы всемогущим), то
атеисты правы– Бога нет."



"Китайский мудрец Сюнь-Цзы в III в. до Р.Х. полемизировал со своим коллегой Мэн-Цзы, полагавшим, что природа человека добра: «Яутверждаю, что это неправильно. Сдревности до наших дней добро – это соответствие поступков и высказываний истинному дао. Если предположить, что природа человека действительно изначально соответствовала истинному дао, что человек всегда следовал установленным правилам, то зачем еще существовали совершенномудрые правители и какое они имели значение? Какое значение они могли иметь, если природа человека независимо от них соответствовала
истинному дао и, следовательно, установленным правилам?». В этом отрывке замечательно непонимание того, что человек может действовать не просто как экземпляр рода: действия человека здесь однозначно определяются его природой и даже перед лицом самого себя человек не свободен."

"Грех – это реализация природно-благого желания, возникшего не вовремя и некстати, недолжным образом. Это– ошибка личного произволения, неправильно ощутившего некое добро там, где его в данный момент не было."

«вся брань монаха состоит в том, чтобы отделять страсти от мыслей. Иначе ему невозможно бесстрастно взирать на вещи»,– Максим Исповедник

"В XVII в. некоторые христианские мыслители, а именно Декарт и Мальбранш, попытались устранить озабоченность, возникающую в связи с совместимостью благости Бога и допускаемыми Им страданиями животных: они отрицали тот факт, что боль и страдания животных реально существуют."

"...эксперименты по реконструированию человека с целью развернуть такие стратегии не удались. Пол Бранд, упомянутый выше врач, который работал с пациентами, пораженными болезнью Хансена, попытался ослабить дегенеративные последствия болезни, сконструировав перчатки и носки, соответствующим образом реагирующие на проявление чрезмерного давления. Так, если пациент слишком сильно сожмет железку, схватит колючую ветку или наступит на гвоздь, преобразователи на аппарате дадут сигнал о потенциально травматическом воздействии. Яприведу с подробностями выдержки из описаний результатов исследования Бранда: «Мы много говорили о сохранении «в боли хорошего без плохого», что означало конструирование предупредительной системы, которая не причиняла бы боль. Сначала мы попробовали приспособление наподобие слухового аппарата: он должен был жужжать при ощущении нормального давления, звенеть – в легкой опасности и издавать пронзительный звук, обнаружив реальную опасность. Но когда пациент с поврежденной рукой слишком сильно закручивал штопор, то раздавался громкий предупредительный сигнал, а он просто игнорировал его..., и продолжал поворачивать штопор. Мерцающий свет не годился по той же причине. Пациентов, воспринимавших «боль» только абстрактно, невозможно было убедить доверяться
искусственным ощущениям. Или им просто наскучивали сигналы, и они игнорировали их. Нас отрезвило осознание того, что пока мы не снабдим прибор качеством обязательности, наша замещающая система работать не будет». Эти выводы дают нам достаточное основание полагать, что та «боль», которая не причиняет боли, не будет стимулировать необходимую поведенческую реакцию»




"Врезультате многие современные дискуссии по проблеме зла вращаются вокруг того, разумно ли верить, что Бог имеет причину допускать то зло, которое мы наблюдаем. Если это так, значит, Богу позволительно допускать зло. Иесли мы знаем, что у Бога есть достаточная причина допускать зло, то у нас нет оснований считать, что зло создает эпистемическую проблему для веры в Бога. Однако если мы знаем, что у Бога такой причины нет, тогда можно сделать вывод, что зло – опровержение бытия Бога."

"Наиболее сильное влияние на Эриугену оказал небольшой трактат о несуществовании зла, составляющий четвертую главу трактата Дионисия Ареопагита Обожественных именах. Хотя подчас теории Иоанна Скотта кажутся неортодоксальными, как правило, они являются лишь концентрированным и доведенным до логического завершения изложением представлений, которые высказывались отцами Церкви. Вполной мере вопрос о происхождении и существовании зла рассматривается Эриугеной в позднем трактате Перифюсеон."

"Не Бог знает вещи, поскольку те существуют, но вещи существуют, поскольку Бог их знает. Причина их бытия есть божественное знание, а потому, если бы Бог ведал зло, зло существовало бы сущностно и было бы причастно Благу; и порок, и грех происходили бы от добродетели и блага; но здравый смысл показывает, что это невозможно. Хотя у Бога нет знания зла, он обладает предведением зла."

"зло, которое во вселенском творении может существовать только там, где есть ложь, обретает свое место в телесном чувстве и его пустых фантазиях"



"зло часто смешано с добром и потому становится привлекательным, будучи «окрашено» в добро. Зло соблазняет человека видимостью добра"

"причина зла коренится не в самой природе, но в невоздержности тех, кто ею злоупотребляет."

"Дионисий Ареопагит. Обожественных именах IV, 26: «Все природные логосы происходят из всеобщей природы… Зло природы – противоестественность, отрицание природы. Так что нет злой природы, зло же природы состоит в неспособности исполнить свою природу»

"Для решения проблемы зла ко времени Оригена был выработан ряд способов, различные комбинации которых встречаются как в античной философии, так в христианском богословии: 1) дуализм: это в целом отвергнутое христианством решение проблемы зла, предполагающее признание блага и зла равноправными метафизическими первоначалами (например, в манихействе) или, по крайней мере, допускающее вечность и неустранимость зла (например, в платонизме). Такой подход снимает с Бога ответственность за зло, но не позволяет ценностно оправдать объективное бытие в целом; 2) холизм: к данному типу можно отнести любую концепцию, согласно которой зло есть феномен, существующий только на уровне отдельных сущих и необходимый для блага целого или всей системы сущих; 3) привативное учение: согласно привативной доктрине зло не обладает позитивным существованием, но представляет собой лишь отсутствие или лишенность (privatio) блага; 4) переориентация внимания с физического на моральное зло. Мыслители эпохи Оригена, как правило, считали возможным ценностное оправдание страдания или физического зла, после чего единственной серьезной проблемой признавалось моральное зло, т. е. грех или порок, а затем уже изобретались отдельные способы, позволявшие объяснить и его.

Наиболее типичными способами решения проблемы физического зла были следующие: а)простое отрицание негативной ценности страдания и способствующих ему факторов (болезни, бедности, уродства ит.п.) в духе стоической концепции «безразличного»; b)применение компенсаторной логики, противопоставляющей ничтожность любых земных страданий невообразимым духовным радостям, ожидающим праведников в загробном существовании; с) ретрибутивное истолкование физического зла: любое страдание есть справедливое наказание за моральное зло и поэтому представляет собой моральное благо; d)«педагогическое» или аналогичное по сути «медицинское» истолкование физического зла: любое страдание есть средство нравственного воспитания или исцеления грешника и, таким образом, опять же является моральным благом; e)то, что можно назвать «профилактической» интерпретацией физического зла: страдание есть средство для предотвращения еще не совершенного морального зла. Три последних приема ставят страдание в фундаментальное соотношение с моральным злом самого страдающего субъекта, которое мыслится как причина страдания."

"Ориген различает «зло в собственном смысле» или «истинное зло» и «зло в переносном смысле».

"Чтобы как-то обозначить второй вид зла, не являющийся злом в собственном смысле слова, Ориген использует формулировку «телесные и внешние [вещи]».

"Ориген разделяет концепцию, согласно которой моральное зло является причиной любого физического зла, существующего в мире: от глобальных катастроф (периодических потопов и пожаров во вселенной до рядовых природных бедствий, вроде неурожая, или индивидуальных страданий. Конкретный смысл предполагаемой здесь причинно-следственной связи сводится к тому, что, когда субъект свободно совершает грех, Бог, со своей стороны, рассматривает это как достаточное основание причинить ему страдание в целях справедливого возмездия и нравственного перевоспитания."

"по сути Ориген всюду имеет в виду одно и то же: одни тварные существа впадают в моральное зло, и Бог в ответ инициирует причинение им страдания, используя для этого в качестве орудия других тварей, также впавших в моральное зло. То же касается природных бедствий, так как последние рассматриваются как результат деятельности демонов"

«Мы полагаем, что всякая угроза, и скорбь, и наказание суть то, что причиняется Богом и направлено не против страдающих, но ради них». В этом случае, согласно Оригену, не создает никаких проблем и тезис о том, что Бог – творец физического зла"

"После этого мира Ориген предусматривает существование множества новых, последовательность которых будет продолжаться до тех пор, пока педагогический процесс не будет завершен абсолютно успешным образом"

"Подводя итог, можно сказать, что, зло, с точки зрения Оригена, есть исключительно моральное зло или порок, впервые возникший в изначально благом универсуме в результате различного отклонения разумных существ от первоначального совершенства, что стало возможно (хотя и не необходимо) благодаря наличию у них свободы выбора между благом и злом, представляющей собой субстанциальную характеристику самой природы духовных тварей. Для исправления этого морального зла Бог непосредственно, или используя демонов и грешников, применяет такое педагогическое средство, как физическое зло или страдание, что в конечном счете – в финале продолжительной последовательности будущих миров – должно привести к полному и,
вероятно, окончательному устранению зла из универсума."

" Неорганическая материя – живой организм – душа – дух суть общепризнанные ступени бытия как для верующих, так и для неверующих философов. Разница между теми и другими сводится только к последовательности движений от высших уровней к низшим или, наоборот, от низших
к высшим."

"Впервом приближении зло можно определить как примитивизацию – это такое отношение одного объекта к другому, когда он переводит его на более низкий уровень организации, например, превращает живой организм в мертвое тело, которое служит ему пищей."

"Как однажды заметил Блез Паскаль, человек – не зверь и не ангел, но он превращается в зверя, притязая на то, чтобы стать ангелом. Гордыня неслучайно считается в христианстве первым из смертных грехов. Ее структура – это структура нравственного зла в целом."

"...духовность – это власть над низшим ради подчинения высшему. 3Извращение духовности начинается с обмана. Тот, кто ведет диалог с другим, может сознательно использовать слово, чтобы ввести другого в заблуждение, дезориентировать его. Если намеренный обман совершается с целью извлечь выгоду из действий другого человека с ущербом для его собственных интересов, то в этом поведении еще нет выхода на духовный уровень бытия. Подобное поведение будет нравственным злом, но не будет извращенной духовностью. Таковой оно станет в том случае, если обман будет возведен в
принцип действия, если субъект станет обманывать других не ради собственной выгоды, а по «идейным соображениям» – для того только, чтобы им было плохо, чтобы они собственной глупостью ярче оттеняли его интеллектуальное превосходство."

"Извращенная духовность – это неутолимая жажда власти над умами и сердцами людей."



"Человеку, вследствие его принадлежности к духовному уровню бытия, особенно сладостной и соблазнительной бывает власть над существами его или даже более высокого уровня. Высшим наслаждением для него может быть «духовная охота» – преследование и порабощение других духовных существ."

"человек, совершая некоторое зло (например, позволяя кому-нибудь страдать), будет считаться добрым при выполнении следующих условий: (1) если допущение этого зла оказывается единственным способом содействовать некоторому благу , (2) если оно в действительности содействует этому благу, (3) если он имеет право допустить это зло (т.е. для него нравственно допустимо действовать таким образом) и (4) если благо является таковым в достаточной мере, чтобы можно было идти на риск допущения зла."

"Эмоции как способы восприятия ценностей"

"Я попытался проследить три пути, связывающие современные размышления над эмоциями с проблемой зла: 1)эмоции способны участвовать в формировании «контекста» наших размышлений о зле; 2)они могут служить способами ценностного восприятия; 3)они конституируют некоторые ценности (особенно такую из них, как глубокая любовь), которые имеют фундаментальное значение для человеческой жизни, но в то же время сопряжены с разного рода уязвимостью для страдания. Разумеется, я не хочу сказать, что какой-либо из этих путей ведет к простому «решению» проблемы зла. Но я надеюсь,
что вместе они указывают на возможность увидеть проблему в ином свете, принимая во внимание, что человеческая жизнь, как правило, пронизана чувствами."
Tags: books6, religio2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →