Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Теория многосоставных полиэтничных систем и теория эволюции многовидовых сообществ

Грек - тот, кто прошел греческое воспитание,
кто обнаженным занимался в палестре,
кто ваял свое тело, занимаясь атлетикой


Интерес в данной подборке цитат - точнее, интерес к исходному тексту старого сборника, вышедшего еще в 60-х - в удивительном параллелизме. Это очень красивый и редко встречающийся случай параллельного развития теоретической системы сходных явлений. С одной стороны - развитая в 70-90-е годы теория эволюции многовидовых сообществ Жерихина-Раутиана. Сделана на биологическом материале, представляет собой новую теорию эволюции, большинством профессионального сообщества не понята и не принята. На основе теории сделано несколько реконструкций, попытки преобразовать общую концепцию экологии, реконструкции развития нескольких биомов. С другой стороны - созданная в 60-х годах теория многосоставных полиэтничных систем Барта. (Можно вспомнить явно близкую концепцию Бахтина о культуре как границе - у Барта об этом прямо говорится, и концепцию дифференциальных признаков в лингвистике, на которую Барт столь же демонстративно опирается). Это независимые теоретические конструкты, сделанные для двух рядов очень схожих явлений (этносы рассматриваются как природные тела в специфических экологических нишах). Подробное изложение теории Жерихина-Раутиана можно найти в их публикациях, всё есть в сети - например http://www.evolbiol.ru/anton/zher_pre.htm http://www.evolbiol.ru/rautian2.htm. Сборник под редакцией Ф. Барта ("Этнические группы и социальные границы") можно при желании скачать http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2339184.



"эмпирическое исследование природы этнических границ приводит к двум наблюдениям, которые едва ли можно назвать неожиданными, но которые наглядно демонстрируют неадекватность этой точки зрения. Во-первых, выясняется, что границы сохраняются, невзирая на то что люди их постоянно нарушают. Другими словами, необходимым условием существования категориальных этнических различий является не отсутствие мобильности, контактов и информации, а наличие социальных процессов исключения и включения, посредством которых дифференциальные признаки продолжают сохраняться, несмотря на изменения форм группового участия и этнической принадлежности на протяжении истории жизни того или иного индивида. Во-вторых, обнаруживается, что существуют устойчивые, долговременные и жизненно важные социальные отношения, которые устанавливаются поверх таких границ и зачастую базируются именно на дихотомии этнических статусов. Иными словами, существование этнических различий не предполагает взаимонеприятия и отсутствия социального взаимодействия, но, напротив, нередко становится тем фундаментом, на котором возводятся все социальные системы. Взаимодействие в таких социальных системах не ведет к исчезновению той или иной группы в результате культурных изменений и аккультурации: культурные различия могут сохраняться вопреки межэтническим контактам и взаимосвязям.
ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ и СОЦИАЛЬНЫЕ ГРАНИЦЫ 2оо6. Ф. Барт.

Взаимодействие и этнические различия на макроуровне соответствуют системе ролевых ограничений на микроуровне. Общим для всех этих систем является следующий принцип: этническая идентичность предполагает серию ограничений на типы ролей, которые может играть индивид, и партнеров, которых он может выбрать для разных типов взаимодействий'. Иными словами, этническая идентичность, рассматриваемая как статус, оказывается вышестоящей по отношению к большинству других статусов или социальных личностей, которые может принять на себя индивид, обладающий этой идентичностью. В этом отношении этническая идентичность подобна полу и рангу, поскольку налагает ограничения на все виды деятельности носителя идентичности, а не только на отдельные социальные ситуации. Можно, таким образом сказать, что этническая идентичность есть императив, поскольку иные определения ситуации не могут заставить носителя проигнорировать свою идентичность или временно пренебречь ею. Ограничения на поведение индивида, вытекающие из его этнической идентичности, имеют тенденцию становиться абсолютными, а в сложных полиэтничных обществах — исчерпывающими. Что же касается составляющих этническую идентичность моральных и социальных конвенций, то их сопротивляемость изменениям лишь возрастает, когда они соединяются в стереотипные кластеры как характеристики единой идентичности.

...Следовательно, при анализе любой полиэтничпой системы, для которой мы постулируем какую угодно временную глубину, мы должны найти объяснение процессам, благодаря которым балансируется численность взаимозависимых этнических групп. Такой демографический баланс имеет сложную природу, поскольку на адаптацию группы к природной нише влияет ее абсолютная численность, тогда как на ее адаптацию к нише, конституированной другой этнической группой, влияет ее относительная численность.

Такой взгляд на вещи существенно проясняет условия, в которых существуют многосоставные полиэтничные системы. Хотя возникновение и сохранность таких систем, казалось бы, требуют высокого уровня стабильности культурных признаков, ассоциируемых с этническими группами, — то есть высокой степени жесткости границ, на которых происходит взаимодействие, — это не предполагает аналогичной жесткости в моделях пополнения групп и приписывания к этнической группе: напротив, наблюдаемые этнические взаимосвязи нередко предполагают разнообразие процессов, влияющих на смену индивидуальной и групповой идентичности и модифицирующих другие демографические факторы, воздействующие на ситуацию.



...Там. где находятся в контакте две или более этнические группы, их адаптации могут принять следующие формы:
(?) Они могут занимать совершенно разные ниши в природной среде и в минимальной степени конкурировать за ресурсы.
В этом случае их взаимозависимость будет ограничена, невзирая на совместное проживание на одной территории, взаимодействие будет происходить преимущественно в сфере торговли, а также, возможно, в церемониально-ритуальном секторе.
(2) Они могут монополизировать отдельные территории: в этом случае между ними начинается конкуренция за ресурсы, следствием которой станет взаимодействие в пограничных областях, а также, возможно, в других секторах.
(3) Они могут предоставлять друг другу необходимые товары и услуги, то есть занимать взаимообусловленные, а следовательно, разные, хотя и тесно взаимосвязанные ниши. Если они не будут тесно взаимодействовать в политическом секторе, это приведет к классической ситуации симбиоза и возникновению множества областей возможного взаимодействия. Если они, помимо прочего, конкурируют и учитывают взаимные интересы, дифференцированно монополизируя средство производства, это приведет к более тесному экономическому и политическому взаимодействию с открытыми возможностями для выработки других форм взаимозависимости.
Эти альтернативы предполагают стабильную ситуацию. Но очень часто встречается еще одна, четвертая основная форма: когда две (или более) взаимодействующие группы вступают по крайней мере в частичную конкуренцию внутри одной ниши. Со временем можно ожидать, что либо одна такая группа вытеснит другую, либо они приспосабливаются друг к другу, постоянно развивая взаимодополнительность и взаимозависимость.

...Примером других форм и условий могут служить переходы через южную и северную границу афганской территории. Южные пуштуны могут становиться белуджами (но не наоборот); такой трансформации могут подвергаться отдельные индивиды, но гораздо чаще это случается с целыми семьями и даже небольшими группами семей.

...Трансформация предполагает утрату позиций в строго генеалогической и территориально сегментарной системе пуштунов и интеграцию через договор о патронаже (clientage contract) в иерархическую централизованную систему белуджей. Допуск в принимающую группу обусловлен амбициями и гибкостью белуджских политических лидеров. С другой стороны, северные пуштуны, также утратив позиции в своей исходной системе, освоили, а отчасти покорили новые территории в Кохистане. Результатом стала реклассификация сообществ в различных кохистанских народностях и группах.

...Наверное, самый впечатляющий пример — это провинция Дарфур, описанная Холандом, который показывает, как представители суданского мотыжно-земледельческого народа фор (ФУР) меняют свою идентичность на идентичность кочевых скотоводов-арабов. Этот процесс обусловлен весьма специфичными экономическими обстоятельствами — отсутствием возможностей инвестиции капитала в деревенскую экономику фор при наличии
таких возможностей в среде номадов.

...В целом, однако, можно утверждать, что там, где этнические отношения сохраняют стабильность в течение долгого времени, и в особенности там, где между этническими группами возникает тесная взаимозависимость, можно ожидать, что мы найдем какой-то демографический баланс.

...В случае с пограничными землями пуштунов влияние и стабильный статус индивида в сегментарных и анархических сообществах этих регионов зависят от его предшествующих поступков или даже, скорее, от уважения, приобретаемого благодаря этим поступкам, которые оцениваются по принятым стандартам ценностей. Главными форумами для демонстрации пуштунских ценностей являются совет племени и ситуации, дающие возможность изъявлять гостеприимство. Но у кохистанского крестьянина слишком низкий уровень жизни, чтобы соперничать в гостеприимстве с покоренными невольниками соседей-пуштунов, тогда как клиент белуджского лидера не имеет права голоса на совете племени. Сохраняя в этой ситуации пуштунскую идентичность, объявлять себя конкурентом, действующим в соответствии с пуштунскими стандартами ценностей, — значит заранее обречь себя на полный провал. Напротив, приняв кохистанскую или белуджскую идентичность, человек может, делая ровно то же самое, получить гораздо более высокий результат, измеряемый по иной, становящейся в этом случае релевантной шкале. Таким образом, стимулы к смене идентичности заложены в самих изменившихся обстоятельствах.

...Различные обстоятельства, несомненно, стимулируют разное поведение. Поскольку этническая идентичность ассоциируется с культурно уникальным набором стандартов ценностей, из этого следует существование обстоятельств, в которых такая идентичность может быть реализована хотя бы с умеренным успехом, и наличие пределов, за которыми успешная реализация идентичности недостижима. Мой тезис заключается в тем, что за этими пределами этническая идентичность не будет сохраняться, поскольку индивид будет придерживаться базовых стандартов ценностей там, где его собственные результаты будут - по сравнению с другими — совершенно неадекватны'. Компонентами в этом замере относительного успеха становятся, во-первых, чужие результаты и, во-вторых, альтернативы, открытые для самого индивида.

...в Дарфуре, как и во всем Судане, превалирующие условия иные. Земля для обработки предоставляется по мере необходимости членам местной общины.
Различия между землевладельцем и земледельцем, столь важного для социальной структуры большинства ближне- и средневосточных сообществ, здесь провести нельзя, поскольку владение землей не предполагает обладания особыми, абсолютными, переуступаемыми правами. Доступ к средствам производства в деревне фор обусловлен, следовательно, только членством в деревенской общине — то есть этнической идентичностью фор. .... Для занятия скотоводством необходим доступ к пастбищам — а для этого нужно быть баггара.

Таким образом, общий механизм поддержания сохранности границ в Дарфуре весьма прост: человек получает доступ к категорически необходимым средствам производства, практикуя определенные формы бытового поведения; это становится образом жизни, все характеристики которого включаются в этнические ярлыки «фур» и «баггара». ...на Среднем Востоке люди могут получить контроль над средствами производства посредством торговой операции, не связанной напрямую с другими видами деятельности, которыми они занимаются. Вот почему на Среднем Востоке кочевник, крестьянин и горожанин могут принадлежать к одной этнической группе: там, где этнические границы остаются в сохранности, они зависят от более тонких и специфичных механизмов, по большей части связанных с недоступностью определенных статусов и ролевых комбинаций.



...Обобщая, можно сказать, что стратифицированные полиэтничные системы формируются там, где для разных групп характерен дифференцированный контроль над имуществом, представляющим ценность для всех групп, входящих в эту систему. Этнические группы, составляющие такие системы, интегрируются особым образом: они имеют до определенной степени общую ценностную ориентацию и шкалу оценок, на основании которой они могут судить о иерархии.

...С этой точки зрения индийская кастовая система может рассматриваться как особая разновидность стратифицированных полиэтничных систем. Границы каст определяются по этническому критерию: за неудачные результаты индивид не понижается в статусе, а лишается его. Процесс, посредством которого иерархическая система инкорпорирует новые этнические группы, может быть проанализирован на примере санскритизации народностей.

...Таким образом, устойчивость стратифицированных полиэтничных систем предполагает наличие факторов, порождающих и поддерживающих кардинально дифференцированное распределение имущества: это государственный контроль, как в некоторых современных многоукладных расистских системах; маркированные различия в оценках, канализирующие деятельность акторов по разным направлениям, как в системах, где существуют представления о нечистых профессиях; и, наконец, культурные различия, которые порождают маркированные различия в политической организации, экономической организации и в индивидуальных навыках.

Однако, несмотря на эти процессы, этнический ярлык включает несколько одновременно присутствующих характеристик, которые, несомненно, образуют статистический кластер, но при этом не являются полностью взаимозависимыми и взаимосвязанными.

...Там, где люди меняют свою идентичность, это создает особого рода двусмысленность, поскольку этническая принадлежность оказывается одновременно и вопросом происхождения, и вопросом нынешней идентичности. ...мне доводилось слышать от отдельных групп белуджского племени, что они «на самом деле пуштуны».

...Вместо того чтобы отчаиваться по поводу невозможности построить типологическую схему, можно с полным основанием отметить, что люди все же пользуются этническими ярлыками и что во многих уголках мира можно найти очень яркие различия, посредством которых формы поведения группируются в кластер таким образом, что акторы попадают в такие категории, исходя из их объективного поведения. Удивляет не существование отдельных акторов, не укладывающихся в эти категории, и не наличие отдельных регионов мира, где люди не судят друг о друге, применяя подобные критерии, а то, что вариативность вообще имеет тенденцию группироваться в кластеры. Таким образом, наша задача заключается не в усовершенствовании типологии, а в выявлении процессов, вызывающих формирование таких кластеров.



...Я хотел бы показать, что дифференциальные признаки нужны людям для деятельности и взаимодействие влияет на их формирование сильнее, чем размышление. Выявляя связь между этническими ярлыками и сохранением культурного многообразия, я хочу прежде всего подчеркнуть, как в разных обстоятельствах определенные наборы различительных признаков и ценностных ориентации носят характер самореализации, другие опровергаются опытом, а третьи оказываются не способны найти выход во взаимодействии. Этнические границы могут возникать и сохраняться только в ситуациях первого типа, а в прочих ситуациях они имеют тенденцию стираться или отсутствовать. При наличии обратной связи между опытом людей и дифференциальными признаками, которые они используют, могут, невзирая на значительную поведенческую вариативность, поддерживаться простые этнические дихотомии и повышаться их стереотипный поведенческий дифференциал. Это происходит потому, что в социальных взаимодействиях акторы стремятся сохранить конвенциональные
определения ситуации, чему способствуют избирательное восприятие, такт и взаимное согласие, а также трудности с нахождением других, более адекватных способов кодификации опыта. Ревизия происходит только там, где категоризация оказывается явно неадекватной — не просто потому, что она неверна в каком-либо объективном смысле, но потому, что она в принципе нерентабельна в той области, где актор пытается придать ей релевантность. Поэтому дихотомия крестьян фор и кочевников баггара сохраняется, несмотря на очевидное присутствие расположившегося по соседству кочевого лагеря фор.

...Многие ситуации с меньшинствами носят следы активного неприятия их местным населением. Однако общая черта всех ситуаций с меньшинствами заключается не в этом, а в организации деятельности и взаимодействия. В общей социальной системе все секторы деятельности организованы с помощью статусов, открытых для членов группы большинства, тогда как статусная система меньшинства релевантна только для отношений внутри этого меньшинства и только для некоторых секторов деятельности; она не дает оснований для активности в других секторах, так же высоко оцениваемых в культуре меньшинства. Так возникает несоответствие между ценностями и организационными возможностями: желанные цели расположены вне сферы, организованной культурой и категориями меньшинства.

...Племя, каста, языковая группа, регион или государство — все эти единицы обладают характеристиками, превращающими их в потенциально адекватную первичную этническую идентичность, пригодную для группового использования, а результат будет зависеть от готовности других принять эти идентичности

...Взаимосвязи между дифференциальными признаками, выбранными для отграничивания идентичности, определения границ, дифференцирующие ценности — это увлекательная область исследования. Насколько мне известно, работа Митчелл о танце в Калеле (Mitchell 1956) — это первое и до сих пор самое глубокое исследование на эту тему.



...Эти современные варианты полиэтничной организации появляются в мире бюрократического управления, развитых коммуникаций и развивающейся урбанизации. Конечно, в кардинально различных обстоятельствах будут различаться и главные факторы, определяющие и поддерживающие этнические границы. Если мы будем основываться только на ограниченных современных данных, мы столкнемся с трудностями, переходя к обобщениям касательно этнических процессов: многие важные варианты ускользнут от рассмотрения просто потому, что они не представлены в материале, который имеется в нашем распоряжении.

...Колониальные режимы представляют собой крайность с точки зрения оторванности администрации с ее правилами и нормами от местной социальной жизни.
Итак, в таких ситуациях этнические границы воплощают позитивную организацию социальных отношений на основе дифференцированных взаимодополнительных ценностей, а культурные различия будут со временем редуцироваться до необходимого минимума.

Однако при большинстве политических режимов, где уровень безопасности гораздо ниже и люди за пределами своего первичного сообщества оказываются под более серьезной угрозой произвола и насилия, недостаточная безопасность сама по себе действует как ограничение, накладываемое на межэтнические контакты. В такой ситуации многие формы взаимодействия между членами разных этнических групп не будут развиваться даже при наличии потенциальной взаимодополнительности интересов.

...Если безопасность индивида зависит от произвольной и спонтанной поддержки, оказываемой ему сообществом, его самоидентификация как члена
этого сообщества должна быть явно выражена и подтверждена, а любое поведение, отклоняющееся от нормы, может быть интерпретировано как ослабление идентичности и, следовательно, основ безопасности.

...История человечества — это, несомненно, история развития возникающих форм (культур и обществ). Вопрос, который всегда стоял перед антропологией, — как наилучшим образом описать эту историю и какие методы анализа наиболее пригодны для выявления общих принципов, регулирующих ход перемен. Метод эволюционного анализа в строгом биологическом смысле основан на построении филогенетических линий. Иначе говоря, филогенетические линии имеют смысл, поскольку определенные границы препятствуют обмену генетическим материалом; таким образом, можно настаивать, что репродуктивный изолят представляет собой единство и что именно он делает идентичность независимой от изменений морфологических характеристик вида. Мой главный тезис заключается в том, что между этническими единицами также поддерживаются границы, а следовательно, можно определить природу непрерывности и сохранности таких единиц.











...Однако большая часть культурного материала, который в любой конкретный момент времени ассоциируется с той или иной группой народонаселения, не заключена в пределы этой границы; этот материал может варьироваться, передаваться и меняться вне какой-либо существенной связи с границей этнической группы. Поэтому, прослеживая историю этнической группы во времени, невозможно одновременно, в том же самом смысле, проследить историю ее «культуры»: элементы нынешней культуры этнической группы не возникают из определенного набора, конституировавшего культуру этой группы в предшествующий период, тогда как группа продолжает свое непрерывное организационное существование, сохраняя границы (критерии членства), которые, несмотря на все модификации, маркируют непрерывную единицу.

...Когда вы приезжаете в лагерь баггара, вас принимают, выказывая знаки гостеприимства: хозяева ставят чай и щедро угощают им гостей. Никто не чувствует себя стесненным, поскольку в присутствии чужих баггара ведут себя уверенно; разговор идет легко. В общине фор используются те же стереотипы гостеприимства, однако чужаков принимают не столь радушно. Фор более подозрительны по отношению к незнакомцам, и обычно требуется некоторое время, чтобы преодолеть их нежелание вступать в разговор. Итак, между фор и баггара наблюдается качественное различие в ситуациях, требующих демонстрации гостеприимства.
Когда мы пришли в лагерь кочевых фор, нас встретили так, как встретили бы гостей в форской деревне, а не в баггарском лагере. Чаю нам не принесли, разговор не клеился, а чаша с молоком была выставлена лишь некоторое время спустя. На обратном пути в деревню мои спутники выражали неудовольствие по поводу поведения номадов: «У номадов так гостей не принимают». Иными словами, они оценивали поведение кочевых фор с позиций багга рских норм гостеприимства, а не своих собственных.
Этот пример, как я постараюсь показать, выявляет важнейший момент в категориальной дихотомизации фор и баггара: человек, ведущий кочевую жизнь, категоризируется как баггара, то есть от него ожидают, что он будет вести себя как баггара, и о нем судят так, как если бы он был баггара. Тот факт, что он говорит на языке фор, всего лишь облегчает общение между ним и крестьянами.

...То обстоятельство, что личность форского крестьянина не изменяется сразу после того, как он становится номадом, и что в некоторых ситуациях он не способен действовать так же, как действовал бы баггара, не отменяет непреложного факта, что адекватность исполнения им своей роли оценивается по нормам баггара. На его поведение накладываются те же социальные ограничения, что на баггара, и он может разве что добиваться менее успешных результатов в рамках этих ограничений.

...Проведенный выше анализ напоминаете таких исследованиях, как работа Салинза (Sahlins 1958), который показывает, что варьирование форм социальной стратификации в Полинезии может быть понято как результат адаптационного варьирования на общей культурной основе. В историческом плане такой тезис подразумевает географическую экспансию населения с идентичными культурными признаками и дальнейший процесс адаптации к конкретной местной среде, предоставляющий уникальные возможности для развития различных моделей лидерства и неравенства.
Аренсберг, работающий в той же аналитической традиции (Arensberg 1963). показывает, что народы Старого Света кардинально отличаются от всех прочих уникальным культурным комплексом, характерной составной частью которого является пищевой базис из хлеба, молока и мяса, связанный с особой экологической структурой сельского хозяйства на посевных полях. Эта адаптация основана на цикле использования земли: от зерновых
злаков, выращиваемых с целью получения хлеба, к растительному корму для копытных животных, которые, в свою очередь, обеспечивают удобрение для полей и такие потребительские товары, как мясо и молоко, шкуры и шерсть. Однако варьирующиеся на обширной территории природные условия модифицируют этот комплекс, что приводит к значительному варьированию на уровне экономической организации от простых форм жизнеобеспечения до различных форм специализации и рыночного обмена.
Оставаясь в той или иной степени в традиции анализа культурного ареала, разработанной Кребером (Kroeber 1939) такой«филогенетический» подход к проблеме культурной диверсификации и культурных изменений может выявить полное слияние культурных и этнических границ в одном ареале

...Итак, должно стать ясным, что этнические границы зависят не от культурных различий на уровне формы, а от культуры на более фундаментальном уровне, то есть от особой кодификации этих различий во взаимодополнительных статусах, разделяющих население на референтные группы и поддерживаемых свидетельствами различного происхождения каждой из этих групп. Причину существования таких организаций следует поэтому искать в социальных процессах, которые позволяют исходному и естественному страху перед чужими и подозрительности по отношению к ним систематизироваться в этнических статусах. Это социальные категории, предписывающие обязательные нормы, по которым выносятся суждения о собственном поведении и поведении других людей; это, следовательно, категории, организующие целый ряд видов деятельности в стереотипные кластеры значений.











...Амхара и галла-шоа с нагорья Аруси - плужные земледельцы, эксплуатирующие одну и ту же экологическую нишу с использованием одной и той же технологии. Они - члены одних и тех же, преимущественно иммигрантских, местных сообществ. Несмотря на разницу в этническом происхождении, они разделяют в основе своей общую систему ценностей, главенствующее положение в которой занимает православное христианство. Различия между двумя группами, выражающиеся по большей части в языке и структуре семьи, а также — до определенной степени — в системе землевладения и в обрядах. Группа галла-шоа проявляет тенденцию к билингвизму, тогда как амхара используют исключительно амхарский; семьи галла-шоа по возможности полигамны — в противоположность моногамным семьям амхара. Амхара строго придерживаются православных обрядов, строящихся по дуальной модели, совмещающей православное христианство с экстатическими племенными культами под руководством каллу.

...Как и можно было ожидать, между двумя этими группами существуют значительные различия в способах выражения и поддержания этнической идентичности. Среди крестьян арси, живущих на склонах Рифта, мы наблюдаем более или менее полную ассимиляцию к технологической и экономической системе, введенной горцами-иммигрантами, хотя многие крестьяне арси кооперируются со своими низинными сородичами в скотоводческом секторе экономики. Однако даже при том, что открытой целью их экономической стратегии является максимальное уподобление
иммигрантам-горцам, а внешнее выражение их этнической принадлежности в одежде и символике значительно редуцировано, этническая идентичность арси ревностно охраняется. Но идентичность невозможно поддерживать традиционным способом, предполагающим сохранение своего прежнего пастушеского образа жизни арси. Поэтому избирается другой способ — переход к мусульманской или, скорее, полумусульманской эпистемологии, системе ценностей и символике — переход, позволяющий арси, находящимся в ситуации частичной аккультурации, сохранять
и упрочивать этническую дихотомизацию. Тем самым обеспечивается необычайно эффективный механизм поляризации, поскольку ядром иммигрантской амхарской этнической идентичности всегда было православное христианство. Поэтому в отличие от процесса, превращающего крестьян фор в кочевников баггара, трансформация скотоводов арси в амхароподобных крестьян не делает из них амхара.

...Этот материал, даже представленный в форме беглого очерка, позволяет в первом приближении идентифицировать отношения между арси и джилле как отношения сегментной оппозиции между группами, стремящимися монополизировать один и тот же тип экологической ниши. Серьезность конкуренции за пастбища и участки пахотной земли привела к взаимной враждебности и установлению бдительно охраняемой границы. Сходство спо-
собов экологической адаптации укрепило границу вместо того, чтобы перекинуть через нее мост, точно так же как это сходство препятствовало торговле и обмену. Поэтому — парадоксальным образом — наиболее артикулированная географически и «политически» граница в этом регионе пролегает между наиболее близкими с культурной точки зрения группами.

...Прежде всего, представляется совершенно очевидным, что любое понятие «этнической группы», сформулированное на основе «культурного содержания» (см., например: Naroll 1964), оказывается недостаточным для анализа этничности в различных интеракциональных контекстах. Осмысленная интерпретация становится возможной лишь тогда, когда этнические различия, этническая стратификация или дихотомизация рассматриваются как часть реализуемой индивидом или группой стратегии по сохранению или усилению контроля над ресурсами, социальным ста-
тусом или другими ценностями.
Этничность, следовательно, — не одно универсально применимое понятие, а репрезентация широкого спектра взаимодействий, в котором важнейшей референтной связью является связь с этническим статусом, приписываемым на основании рождения, языка и социализации. Если мы принимаем это положение, то изучение этнических взаимоотношений по необходимости становится исследованием этнических процессов, то есть процессов возникновения, сохранения и изменения межэтнических отношений.










...В основе взаимодействия между представителями разных этнических категорий лежит, по-видимому, дихотомизация обобщенных идентичностей, намеренно подчеркивающих этнические различия. Поэтому межкатегориальные взаимодействия в принципе отличаются от отношений между партнерами внутри своей этнической группы.

...На этот счет есть специальная пуштунская поговорка: «Пуштун — это тот, кто поступает по-пуштунски, а не (просто) говорит по-пуштунски»; делать что-либо «по-пуштунски» означает в этом контексте жить в соответствии со строгим кодом, требованиям которого некоторые люди, говорящие на пушту, могут не соответствовать.

...Лежащие в ее основе ценностные ориентации подчеркивают мужскую автономность вместе с равенством и агрессивностью, выражающимися в синдроме, который может быть резюмирован посредством понятия «честь» (иззат), отличающимся от того значения, которое передает это
слово в средиземноморских культурах, — чем именно оно отличается, покажет нижеследующий анализ.

...анализ процессов поддержания сохранности границ в разных частях пуштунской территории требует понимания трех институтов, в которых преобладают три обширные сферы деятельности. Это мелмастия = гостеприимство и достойное пользование материальными благами, джирга = совет и достойное поведение в общественных делах и прудах = изоляция и достойная организация домашнего быта.

...На более глубоком уровне эта ситуация подтверждает базовые предпосылки пуштунской жизни, которые заключаются в том, что богатство нужно не для того, чтобы его собирать, а для того, чтобы им пользоваться, и само по себе оно не имеет никакого значения; что только слабый человек чувствует привязанность к собственности и впадает в зависимость от нее; что сильный человек основывает свое положение на качествах, которые находит в себе самом, и на признании этих качеств окружающими людьми, а не на контроле над людьми с помощью контроля над предметами.

...Взаимоотношения между членами совета — это отношения между равными: здесь нет ни ораторов, ни лидеров; равенство подчеркивается тем, что все участники садятся на землю в круг и имеют равное право говорить. Собрание не приходит к решению методом голосования: обсуждение и переговоры ведутся до тех пор, пока решение не перестанет встречать хоть какое-то сопротивление и не будет, таким образом, принято единогласно и недвусмысленно каждым из участников индивидуально. Группа, не принимающая общего решения, может только отказаться от обязательства и выйти из круга в знак протеста.

...Адекватным поведенческим решением этих противоречий является изоляция женщин и инкапсуляция домашней жизни. Благодаря этому становится возможной организация домашнего быта, обеспечивающая реалистическую адаптацию супругов. Сексуальность, господство и власть отца не нуждаются в публичной реализации; примат мужских отношений может подтверждаться в публичной сфере без каких-либо ассоциаций с сексуальной пассивностью; в то же время отношения между супругами не будут извращаться мужским поведением, рассчитанным на публичную мужскую аудиторию.

...Критическим фактором является различие политической структуры у белуджей и пуштунов. Белуджские племена организованы договором политического подчинения рядовых соплеменников крупным вождям и вождям более низкого ранга... Южные пуштуны, наоборот, организованы в локализованные сегментарные группы по происхождению.
Tags: books5, history6, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments