Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Недверные косяки и дети капитана Врунгеля

Вместо эпиграфа:
Два наших самых главных города – Москва и Санкт-Петербург – занимаются тем же, чем занимаются другие города.

№№
- Эй, Пахомыч! Суши вёсла и обрасопь там, что надо обрасопить!
– Надоело обрасопливать, сэр, – проворчал старпом. – Обрасопливаешь, обрасопливаешь… а толку?

№№
Между тем петровлодкинская чёрточка болталась в воздухе на довольно-таки недосягаемой высоте.
– Эй ты, дефис! – орал матрос, лишенный чёрточки. – На место!
– Мне и тут хорошо, – нагло отвечал дефис, – а то зажали совсем. С одной стороны Лодкин давит, с другой – Петров. Полетаю лучше, как чайка.

№№
«В двадцать пять часов сто минут, сильно кренясь на правый борт, салютуя из револьверов, мимо фрегата „Лавр Георгиевич“ на полном ходу промчался корвет „Лаврентиивич“. Напуганный скрипом нашей ватерлинии, через полминуты он затонул».

-----------------------------------------------
Часто говорят: вот, литературная мода. Все хвалят, и тут же кинулись и кто хвалит, кто ругает, но всем есть дело. А как же объективность и возможна ли самостоятельная оценка. И некоторые смелые люди скрещают на груди мощные руки и говорят: невозможна объективность. Это очень зрелищно. Я скажу о двух авторах, которые были открытием - о том, как вполне неквалифицированный читатель вроде меня нашел двух очень хороших авторов, и как это связано с модой.

В каком-то 199... году я зашел в старый наш книжный магазинчик, все советские годы не радовавший ассортиментом. И в нем по-прежнему ничего не было, среди книжной рухляди на полке я углядел очередную мягкую обложку - незнакомая фамилия - я ничего никогда не слышал об этом авторе - лениво приоткрыл томик и побежал галазами по строчкам. Могу заверить - я вовсе не отключился на час, ничего подобного. Минут через пять я закрыл книгу, пошел на кассу, купил (денег у меня тогда, мягко говоря, совсем не было) - и уже знал, что великих русских писателей на одного больше, чем я до этого думал.

Это был Сигизмунд Кржижановский. Потом я покупал другие его книги и собрания, что-то нравилось, что-то было скучно, я понял его приемы, я нашел новые в нем оттенки - эти все наши разговоры и отношения с Сигизмундом были уже потом. Он просто сразу, с одной страницы (кажется, это был рассказ про мир снов) появился - и я знал, что он есть. Уже через пару лет я прочел о нем какую-то критическую заметку, а потом узнал, что люди, более меня грамотные, давно знают об этом замечательном открытии, об этом забытом авторе.

И совсем иная история. Я специально её добавлю - чтобы не в один шаблон. Мне когда-то уже в ЖЖ, сколько-то лет назад, порекомендовали неведомого мне писателя. Не помню, наверное, дали ссылку, или я сам нашел - не важно. Я почитал - гадость. Через некоторое время мне опять его упомянули - или я в чьем-то журнале натолкнулся на восторженный отзыв. Полез в сеть, нашел и почитал. Ну, в общем, это не для меня - оставило равнодушным. Наверное, это даже совсем неплохо, но мне не до того. И с тех пор я еще четыре раза залезал в эти рассказки - и каждый раз отбрасывал. Не идёт. Не то.

А потом дверки-то и открылись. Мне никто более его не рекомендовал, и я не читал никаких недавних хвалебных отзывов. В сохраненных на диске файлах наткнулся - а, да, помню, этот вот этот, который мне не нравится - начал читать - ба!.. И теперь я знаю, что даже если где-то мне не нравится - это ничего. Родному человеку можно потерпеть, пусть не всё подряд меня восхищает, но - это правильный писатель. Юрий Коваль. Не сочтите за рекламу - как я узнал из критических заметок, это известнейший детский писатель. Все давно восхищаются. Это ничего.
-----------------------------------------------
№№
Впрочем, совсем недолго мы так баловались и прохлаждались с иксами и запятыми. Ненавязчивый, но всё нарастающий гром и топот послышались вдали.
– Скорее в вельбот! – крикнул капитан. – К чёрту лишние запятые! Бросайте их! Бежим! Бежим! Это – Уникорн!
Немыслимый глухой рёв послышался за скалами, и мы увидели вдруг острую пику. Она вылезала из-за скалы и нарастала, нарастала, постепенно утолщаясь.
– Чёрт подери! – кричал капитан. – Я не думал, что он ещё жив! Капитан Ктесс видел его в пятом веке до нашей эры! А сейчас эра-то новая!
– Навались! Навались! – командовал Суер. – Левая – загребай! Правая – табань! Подальше от берега, а то он достанет нас! Достанет!
Матросы наваливались изо всех сил, а пика, толстенная, как сосновое бревно, и острая, как сапожное шило, всё вываливала из-за скалы.
Наконец дьявольский вывал прекратился, и мы увидели, что это не пика, а огромный рог, приделанный ко лбу мускулистого существа с бёдрами оленя, хребтиной буйвола, холкой харрабанды, рёбрами зебры, жабрами жаббры, умбрами кобры и шкундрами шоколандры. У него были густые вепри, ноздри и брежни.

№№
Мы нырнули в укрытие, которое состояло из беспорядочно наваленных обломков иксов и игреков, и Пахомыч сразу начал точить свой дротик.

№№
Это – одноногий призрак. Мы подхватили его на отдалённых островах вместе с хей-морроем.

№№
– Что это за странные звуки доносятся с острова? – крикнул из кают-компании капитан.
– Извините, сэр! Это рычит Чугайло.
– Неужели дорвался?
– Пытается, сэр.
Боцман, надо сказать, демонстрировал редкое рвение, и вдруг совершенно неожиданно он, как бы это сказать… оттопырился.
Девицы растерялись, а боцман оттопыривался всё сильнее и сильнее.
– Что там происходит? – спрашивал из кают-компании сэр Суер-Выер.
– Да ничего особенного, капитан… Чугайло… немного оттопырился.
– Вот всё-таки скотина, – неожиданно сказал капитан. – И сильно?
– Да, примерно на семьдесят гектопаскалей.

№№
– Ну а те, про которых написано не на холсте, а в книге?
– Тоже кошмар. Тут ко мне заходила Наташа Ростова. Огрубела, скажу вам. Просто мучается, когда про неё бесконечно читают. Пить стала, опустилась, за собой не следит.

№№
пил свой утренний пиво

№№
"Вы, конечно, слыхали, что на океане встречаются такие пяточные или подпяточные острова. Суши там ровно на пятку. Я даже знал одного капитана, который открыл такой остров и рядом с пяткой вонзил ещё флаг собственного государства. Потом, говорят, открыл аптеку, два питейных заведения, корт, пункт обмена валюты, рулетку и бассейн. Этот бассейн возмутил население острова, и они свергли всё, что было навергуто."

№№
– Проплыть мимо острова Лёши Мезинова – это кощунство, – шептал капитан. – Старпом! Сушите шлюпки!
– Всё высушено, сэр, – безмолвно ответствовал Пахомыч. – Не надо ли чего обрасопить?
– Не надо, – отвечал капитан. – Лёша сам обрасопит, кого захочет.
http://lib.ru/KOWAL/suervyer.txt
Tags: literature3
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments