Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Чтоб не потонули высказывания о слабости

Про железные крылья за спиной, про моно-желания и моно-представления, про героические общества современности, про то, что начинает бродить виноград, что даст вино героев, и скоро дети захотят свершений, что это к войне, о мясном фейсбуковском поколении, об инфантилизации и прочих невыразимых циях, а также о той стене, что нас отделяет от них


Ему б хотя бы две-три бомбы -
уж он тогда бы эти нимбы!
Он бы им бы... уж он бы задал им тогда!..
Его подошвы набок сбиты.
Он спотыкается и бредит.
Спит и грезит - не о погромах ли? Ну да,
они мерещатся ему. А что стесняться?
И казни тоже снятся...
Но только после чтобы лавры
и непременно сразу праздник:
мавры в красных ливреях, люстры ходуном...
И шёлку чтобы для медовой
ежесезонной куртизанки
вдоволь в замке... и всё что хочешь за окном!..
Ему не кровь важна, важней любовный голод.
Он мал, он зол, он молод.
Да что он сможет, слабонервный?
По физкультуре не отличник.
Первый хищник его раздавит, не жуя.
Ещё вдобавок и заика,
и близорук, и раб желудка...
Дико! жутко! - однако это тоже я.
О Боже, Боже, как же трудно мне со мною.
Нет-нет и взвою, взвою.

© Михаил Щербаков, «Подросток»

00000001
Однако тему ориентирования на слабых вы верно подметили очень.
Я не так давно занималась организацией общественного мероприятия, и были некоторые условия участия, при этом я заметила странную вещь, мы ориентировались точно на тех людей, у которых есть трудности со спобностями и мало возможностей.
Мы не предлагали им подтянуться, взять пример с более сильных, а предлагали более сильным войти в положение более слабых и быть как они. Ну это очень примерно я описала, но тенденция была такая. Тогда стало понятно, что хотя это хорошо, учитывать что не все люди имеют равные способности и возможности, и это следует уважать, но в тоже время , ориентируясь на тех у кого способностей и возможностей меньше, мы не придем ни к чему. То есть мы не даем им самим никакого пространства для развития , не поддерживаем их своей силой , нам только кажется, что мы их поддерживаем, когда не ставим планку по своим способностям, на самом деле мы их тормозим. + тормозим развитие тех, у кого способности и возможности есть.
Таким образом мы всегда остаемся бедненькими и несчастненькими. То есть мы пытаемся создать некое среднее, что бы те у кого способности не так высоки , чувствовали себя комфортно и их самолюбие не было задето.

sirin
любопытно, что наш (израильский) опыт несколько иной.
здесь до сих пор существует образ "настоящего мужчины-героя" как ролевая модель, поэтому очень многие дети из весьма интеллигентных семей призываются в армию именно в боевые части, добровольно отказываясь от более спокойной штабной службы.
после армии следует почти обязательная "поездка в Дальние Края" - на Восток либо в Южную Америку, по горам-по долам с рюкзаком, и лишь затем начинается жизнь классического яппи: с учебой в университете, простыми бюргерскими радостями и отпусками в дорогих отелях (правда, военные сборы по несколько раз в год зачастую возвращают к роли небритого запыленного и потного героя с автоматом).
то есть, как бы нет очевидной связи между повседневной жизнью и местом в ней - и тем армейским мужеством, но назвать никчемными этих ребят уже язык не поворачивается.
кстати, довольно часто послужить в израильских боевых частях приезжают и молодые американские евреи, причем уж они-то точно никому ничем не обязаны. зачем же они сознательно подвергают свою жизнь опасности, а также испытывают очевидные физические трудности и неудобства?
так что вероятно имеют значение общественные установки, просто ценности в стране воюющей (ну, или отстаивающей свою независимость) отличаются от классического капиталистического кодекса.
или существует иное объяснение?

nata_soba
Интересно, что вы привели в пример Зону Стругацких. Мне сразу вспомнилось, как много лет назад я была вожатой в пионерском лагере, где отдыхали дети военных и милиции. Половина моего первого отряда стояла на учете в этой самой милиции. Я, деффачка с филфака, была совершенно не готова к пятнадцатилетним парням, которые были удивлены, что вожатая не собирается спать с наиболее отличившимися (это практиковалось в предыдущие смены). Однако, подход был найден: я рассказывала по ночам книжки. Мальчикам - детективы и фантастику, девочкам - про красивую любовь. Одним из самых сильных впечатлений был как раз гибрид "Пикника на обочине" и фильма "Сталкер". До четырех утра эти оторвы совершенно серьезно обсуждали между собой, что было бы, если бы профессор и компания вошли в комнату, которая исполняет желания.

По моим ощущениям, слабость подходит к концу. Начинает бродить виноград, что даст вино героев. Обыденность ожиданий родителей уже не устраивает детей. Скучно быть просто хорошим "никем". Хочется свершений. И что-то мне шепчет, что время вот-вот востребует этих новых викингов.

это из http://ivanov-petrov.livejournal.com/1720871.html

oleg96345
Думаете большая война скоро? Мне после чтения комментов (в частности вашего) подумалось, что все эти стенания о слабости закономерно наступают, если 2-3 поколения умудряются прожить без Большой Войны. И закономерно стихают на 2-3 поколения после.

nata_soba
Думаю, да. Нынешнее "фейсбуковское" поколение многие называют "мясным", подразумевая, что готовят их на убой. Агрессия, что раньше уходила на стычки стенка на стенку, теперь нивелируется, загоняется внутрь, но она никуда не уходит. Даже если человек не ощущает ее ежедневно, она есть. Посмотрите во что превращаются люди на улицах в ревущей толпе болельщиков или в противостоянии полицейским на демонстрации. Искры достаточно. В последние месяцы тысячи выходят на улицы, присоединяясь к протестам в Европе, не говоря уже об арабских странах. И каждый раз им вштыривает адреналином. Часть из этой толпы так или иначе подсядет на инъекции. И захочется продолжения, и будут искать они выход и жаждать новой остроты.

juan_gandhi
Выглядит как хороший сигнал. Очеловечивание российского общества. Дай им бог. Уже, небось, и на дороге не обязательно быть джигитом за рулём, можно просто ехать по своим делам не спеша? Дело в том, что когда не спешишь и не геройствуешь, то голова работает.

leo_l_leo
<он должен быть достоин своих славных предков, у него должны быть славные потомки, и он должен прожить жизнь, совершив ряд славным поступков, которые заслужили бы ему известность и одобрение окружающих людей>

Пока читал про германцев, вспомнилась месть Ольги. Родовая сила была обожествленной, даже на перефериии этого самого рода. Иначе германская женщина поступить не могла. Не умела. Это и не демонстрация силы, кто бы в ней сомневался, тут статус кво. Тот идеал.

А вот герой нашего времени... Воспитывать ребенка викингом... Ну, так ему же и надают по шеям еще в детском саду, и он скукожется в серую мышку. Или, если не надают до окончания школы, станет мерзавцем. Что лучше ? Пусть жизнь сама все расставит, думают мама и папа. Уж если ему суждено.

У силы утрачен генезис. Сила - это малопонятно что такое. Как огнестрельное оружие, которое разумно не продавать населению. Вот такая напрашивается параллель. Пусть уж мы будем слабыми, но лишь бы не было войны. Когда-то гарантией благополучия была сила, сильный мог быть слабым, мог прощать и спасать, теперь...
Теперь в архетипы можно поиграть на компьютере. Примерить доспехи, оставаясь в домашних тапочках, растянувшись в удобном кресле. Поглаживая складки живота.

Но вот дальше веет жутью. Потому что можно заиграться. Спадет что-то вроде пелены с глаз, и поколение Икс обнаружит рядом с собой поколение Игрек, слабое и беспомощное, которое оно по какому-то недоразумению содержит в старости и почему-то не дает умереть, когда предоставляется такая возможность. И множество других совершенно лишних людей.

hari_tc
Хочу добавить еще: общество моно-желания, моно-представления. Может быть не так тяжело стать героем и чувствовать, что от тебя ждут, чтобы ты стал героем, когда все общество ничего другого и не знает? Напряжение нужно большое, правда, но с другой стороно оно не так уж и велико, нужно просто сделать то, что уже всем известно, что все много раз делали и тебе завещали делать. А если каждый день вокруг тебя образы один лучше другого — можно сладостно молиться в своей келье, можно сосредоточенно размышлять в кабинете, можно лихорадочно проделывать опыты у лабораторного стола, можно ворочать капиталом, можно скромно работать, но иметь благословенный бабочково-цветочно-марочный досуг, можно писать, рисовать, программировать, можно достигать, можно дауншифтить, можно черта в ступе. Всю жизнь положишь, а не поймешь — по каким критериям выбрать мне себе? Кто мне скажет, как буду я? А если скажет, почему верить именно ему? Как там у Бредбери, когда марсианский житель растерялся среди человеческой толпы — одним кажется, что он потеряный брат, другим, что он ребенок, треьим, что отец.
Настолько ли родители уверены в том, чего пожелать детям? Отправят ли они их с такой же гордостью и решимостью на войну, на смерть, на подвиг? Удивляться ли, что дети сами поражены нерешительностью родителей, делаются по той же форме?

fandaal
разные времена по разному вознаграждают силу и слабость.
например, когда то было очень важно все время быть не слабее определенного минимума. если слабее, тебя съедят, заболеешь, заголодаешь.
пиковая сила была полезна, конечно, но не принципиально.
потом была промышленная эпоха, важно было соблюдать правила и стандарты, человек как винтик.
это и до сих пор во многих сферах так, но мне кажется, уже менее важно, машинную работу стали больше делать машины.
Сейчас важнее редкие всплески оригинального мышления, особенно у людей, одаренных от природы, но можно отлчно прожить и без них, общественная система отлажена, очень многие потребности легко удовлетворить.

b_graf
Описание похоже на адаптацию к малодетным семьям и вообще к небольшой доле детей в обществе. Т.е. с ограждением от внутридетской конкуренции и вообще от установления связей их в своей среде: дети между собой бывают злыми, в отношении с взрослыми же предполагается компромисс с опекающей стороны, по указанной демографической причине оно теперь господствует (ребенка можно изъять из нежелательного окружения и поместить в желательное, где он с злобными детишками не столкнется - даже в рамках одной семьи это можно проделать с двумя детьми, а с шестью затруднительно). А далее же опекающее компромиссное поведение переносится в мир взрослых, т.к. ему все научаются в детстве; и видимо, школа и др. институты, где дети, казалось бы, принудительно общаются, теперь перебарываются этими отношениями между поколениями. Также - на адаптацию к ограждению от высокой детской смертности: небезопасное поведение ребенка теперь наказывается, т.к. гибель детей, пусть и по их собственной вине, считается аномалией. А еще - реакция на большое разнообразие существующих ценностей и норм, конфликтующих друг с другом; чтобы опять же друг друга не поубивали случайно (в том числе прямо в детстве :-) - дети же еще менее опытны в обращении с конфликтующими нормами). Одним словом, когда детей много и все равно больше половины не доживет до совершеннолетия (с показателем смертности до трети уже после года, в возрасте до года - тоже до трети), то больше почвы для распространения ценности стремления к достижениям, даже опасным для жизни, чем когда предполагается, что норма - дожить до глубокой старости.

staerum
Может через такую слабость массово прорастёт сила иного рода. Когда уже не род, не призвание, не традиция, а желание, намерение и интерес. И тоже огого силища там, на выходе, может получится.
Когда из-под стального паровоза вытаскивают рельсы, то по болоту далеко он не уедет. Надо выращивать какие-то другие механизмы.

00000001
Может быть появилась идея, что разрушительный и воинствующий героизм это не так уж хорошо?
Может быть теперь люди не хотят кого-то уничтожать силой, что-то завоевывать, убивать...
Я не думаю что ориентиры сбиты, и люди слабые. Я думаю что ориентиры другие, и сила другая сейчас. Не разрушительная и не убивающая , а другая, созидательная и гуманистическая ( если можно так сказать ), от этого она не так явно видна и кажется, что её больше нет, но она есть.

whitenat
"Желание выиграть счастливый билет - чувство, что тебе судьба должна счастливый билет - потому что ты знаешь, что непригоден для жизни, и твой шанс - получить даром, потому что ты внутренне слаб, как-то особенно слаб, и не выдержишь жизни, если она себя не подарит." - под дых, неприятно, но это про меня, хотя я немолодое поколение...

drive_alive
это следствие того факта, что от члена современного социума требуется платить некоторым, так сказать, послушанием за растущее удобство этого социума. Человек рождается в комфортной среде, ресурсы для выживания рядом - еда, тепло, медицинский надзор, гуманизация отношений и далее больше на протяжении всей жизни. За это будь любезен - плати определенными автоматизмами. Большинство платит.

rightview
Дело не в том, что "слабые стали слабыми, потому что сильные стали сильными", как говорит здесь asocio, привычно трактуя истоки явления - валя всё "на сильных". Единственный источник слабости - слабость: культурно-личностное решение быть слабыми. В России - это самое популярное сейчас решение. В основании силы действует аналогичный "механизм". Писал об этом неоднократно. Когда будет принято решение быть сильными? Когда-то будет.

wtoroi
вы правильно начинаете с германцев, но потом в комментах да и вообще как-то, простите, германцев заматываете, мол, "не в них дело, были и другие", и тп

именно в германцах дело. в том, что эта культура силы - штука очевидным образом чрезвычайно редкая. и слабость - не специфическая черта нашего времени, но нормальное положение дел в не-европейских краях. теперь слабость пожирает европу - и дело совсем не в социальных подпорках или трансплантации органов. дело в диспропорции: один в поле не воин.

даже если бы немцы не слили 20й век - шансов бы у них было не многим более, чем сейчас. тут дело именно что в антропологии - в мире мало сильных, тотальная война нацистов - ответ на неизбежность поражения, это понятно.

понятно так же и то, что иного ответа не найдено. человек может держать себя в окружаещей слабости ("в лохани", как цитирует Достоевского Мамардашвили) - редко, но случается. еще реже, уже доли процентов, передается осанка в наследство, в семье. но сдерживать натиск многомиллиардной слабости десятилетиями, не прибегая к насилию - нация не может. немцы бы все равно оказались там, где сейчас. а (почти) все остальные прочие были слабы от века.

есть ли выход? да - кризис. вранье и слабость должны довести до цугундера, чтобы слабость отступила и, в желании выжить, позволила бы сильным жить. но - на время. как буря уляжется, так слабость накатит снова, как прилив.

ptn1900_9
>>С теми же настроениями сотни тысяч неумех болели золотой лихорадкой и ехали на Клондайк. Желание выиграть счастливый билет - чувство, что тебе судьба должна счастливый билет - потому что ты знаешь, что непригоден для жизни, и твой шанс - получить даром, потому что ты внутренне слаб, как-то особенно слаб, и не выдержишь жизни, если она себя не подарит.

Вчера общался с человеком, моим сверcтником, которого знаю с 8-ми лет. Он алкоголик, не так, что каждый вечер после работы бутылочку пива выпивает, а настоящий алкоголик. Вчера он под этим делом выдал одну примечательную фразу: "Бизнес [имелось в виду, свой] - это первый шаг к краху". Дело в том, что почти все слабые, которые едут на Клондайк, они ж не только не находят золота, они не только остаются при своих, нет, они обычно теряют все, что и до того было. А там разные варианты. Очень малое число, потеряв все, становится сильнее. Обычно без этого - просто всякие драмы, алкоголизм, отчаяние и апатия на всю жизнь, самоубийство (это редко, впрочем).

idvik
...И комментарии как иллюстрация. Вы как будто специально, не стали разжевывать, и большинство свернуло в тривиальные объяснения. Как наверху правильно подмечено, раньше так цитировали Ленина или сейчас Библию к месту и не к месту. Эти две три мысли в комментариях я встречаю и встречал, по десять раз на дню. Это слабость мышления. Которой я естественно тоже страдаю в полной мере.
Можно вспомнить как часто у Вас требовали определений, после которых в большинстве случаев используется стандартный финт ушами на втором шаге мысль становится банальной - типа всегда все было, или христианство повлияло, но ведь пропитавшего культуру Ницше нужно договаривать до конца и если посмотреть то можно увидеть, что триумф воли- обернется апофеозом слабости
И в тему как сейчас строятся тексты многих умных людей, они делаются для слабых и можно посмотреть какие раньше делались тексты. Конечно, Гегель мог написать, как мыслить абстрактно, но это памфлет. А теперь такие тексты выдаются в расчете на уровень ниже плинтуса, целый пласт культуры для людей со слабым пониманием.
Причем это касается тестов по сложнейшим вопросам например о так любимой модернизации, о проблемах науки максимально просто, доходчиво для того кто сам слаб и не сможет разобраться.
Это теперь такое «хождение в народ» « 21 века. Литература и журналистика, объяснять арифметику, каждый раз, каждому новому поколению по многу раз. А через полгода, под информационный повод еще много-много-много -много раз. Память понимания слаба стала.

Еще один обертон, часто спрашиваешь людей, чем бы они хотели заниматься особенно люди, которые, пытаются вести осмысленный образ жизни. Ответ с вариациями таков-пойду помогать слабым, учить детей, работать волонтером , лечить детей в Африке, защищать маленький беззащитный Израиль или как антитеза я пойду защищать Америку от террористов- защищать самого сильного, ровно наоборот на силу нападают ее начинают очень не любить в современном мире.
Любой авторитет это сила.
Но ведь можно подумать и так помоги сильному ,стать самым сильным, а он наведет порядок и поможет слабым.
Или так я стану сильным и помогу слабым. Уже своим примером помогу.
Спасись сам меняется на спасайся кто может или кого сейчас нужно спасать,быстро найдутся еще тысячи.
Выбирается вариант сильных быть не должно слабый да поможет слабому.
Поставь светильник под стол, смешай соль с землей.
Блаженны утешающие плачущих.

zlotin
Я думаю, что понимаю Вас, и Ваш пример с цивилизацией викингов мне кажется удачным. Как всегда, картина довольно сложна, и сразу, навскидку, можно выделить, по крайней мере, две особенности этого общества, как и ряда подобных ему. Во-первых, это — маргинальная доступность стратегических ресурсов. Общество викингов характеризовалось перенаселенностью (т.е. земельным голодом), климатическими флюктуациями и, в ряде мест обитания, рискованным земледелием. В культурном отношении викинги обитали на аванпостах европейской цивилизации, но причисляли себя к ней, то есть находились в пограничной зоне между цивилизацией и неосвоенными, опасными землями. Таким образом, мы имеем дело с менталитетом границы (frontier mentality), который обнаруживается и у американских пионеров (золотоискателей, зверобоев, ковбоев и проч.), и у казаков, и во многих других субкультурах или субэтносах. Сегодняшних викингов нужно, по-моему, искать среди сомалийских пиратов или среди тех жителей Руанды, которые пережили геноцид середины девяностых. Они необязательно самые приятные люди на свете, но они выжили или выживают в исключительно трудных, не смягченных цивилизацией условиях, и поэтому новый героический этос (и эпос), если он где-то вообще сформируется, будет формироваться в среде людей, подобным им.

Вторая особенность викингов — это их относительная этнокультурная гомогенность, и это важно не само по себе, а потому, что вследствие этого у них не было забот о том, как в условиях многоукладности сформировать общеприемлемый кодекс социального поведения. Относительно небольшая численность викингов и относительная однородность их языка/ов, религии и социально-экономических условий практически гарантировали, что правила игры были похожими в южной Швеции, в Норвегии, Исландии, южной Гренландии или на Лабрадоре (разумеется, с поправками, не отменяющими общих черт сходства.) Это согласие об общих правилах игры можно видеть и сегодня в небольших и зажиточных странах или в относительно замкнутых классовых, религиозных или иных группах. С другой стороны, современное западное общество (если понимать под таковым все версии европейской цивилизации, т.е., например, США, Австралию или Россию) характеризуется как раз необыкновенно разросшимся индивидуализмом, т.е., в конечном счете, не просто моральным, но и вообще поведенческим релятивизмом. Конечно, многообразие и многоукладность существовала и в иных обществах, но в наше время специализация и атомизация общества вышла на совсем новый уровень. С одной стороны, это результат (и победа) последних 500 лет: от Ренессанса и Реформации, к эпохе рационализма, Просвещению и т.д.. С другой стороны, давно уже понятно, что почти безусловное уважение почти всех индивидуальных устремлений означает ослабление плотности, т.е. сопротивляемости общества. Но мало этого. Пока т.н. общество, сведенное к негомогенному множеству самодовлеющих индивидуумов теряет часть своей способности к самозащите и самовоспроизводству, сами эти индивидуумы теряют возможность опираться на общепринятый кодекс ценностей и норм поведения -- за неимением такового. Поэтому каждому приходится крутиться в одиночку или в своих референтных группах, изобретая свои собственные заповеди и модели, а успешно это получается далеко не у всех.

Говоря о силе и слабости, мы в действительности говорим о варварах за стеной и о римлянах внутри ее. Мне кажется, что силе придается особая ценность там, где она критически необходима для выживания, то есть в условиях очень высокого риска для самого что ни на есть элементарного существования. По мере нарастания в мире экологических напряжений и вызванного ими ресурсного голода в таких варварских условиях будет оказываться все большее число людей, и соответственно понятия и ценности героического эпоса будут снова востребованы, как и во времена Гомера. С другой стороны, временно счастливое меньшинство, оказавшееся внутри имперской границы (т.е. в условиях относительного изобилия ресурсов, а, значит, и общественного субсидирования слабых) будет по-прежнему наслаждатъся возможностью ценить святость человеческой жизни, отказываться от насилия и бранить сыновей за драки в школе.

Пока не рухнет стена.

idvik
Единственный подвиг современности- это идти помогать слабым.
Или даже так идти помогать людям с нетрадиционной силой.

Один пример из реальной жизни. И к недавнему Вашему посту про окормление.

Батюшка приехал читать лекцию, в аудитории человек 40 большинство уже по несколько лет в церкви, некоторые по 10 лет.
Продвинутый батюшка спрашивает, а кто из Вас хочет, стать святым поднимите руки.
Гробовое молчание люди ошарашено переглядываются, вдруг одна женщина через силу неуверенно тянет руку, на нее все смотрят как на больную.
Вторую руку не менее, ошарашено, подымает сам батюшка и говорит вот теперь нас двое.
И начинает объяснять,.. С ним не соглашаются, спорят--НЕВОЗМОЖНО.

Еще один поворот как сейчас устаревают- поколения, совсем ведь недавно, старшее поколение стало считаться безнадежно отставшим от жизни. Сейчас уже можно услышать смотри -ему уже 50, а разбирается в последних гаджетах.
Не отстает от времени. В цене гибкость. Но не глубина.
Есть эта разница вот раньше - Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя: Богатыри-- не вы! Но нужно брать пример, следовать как идеалу.
Теперь, ну да в то тяжелое время, были герои. Как будто сейчас невыносимая легкость бытия вдруг опустилась на всех разом.
Не так ведь, хоть сейчас поезжай в заброшенную деревеньку и можно увидеть, никакой всеобщей легкости нет. Есть всеобщая слабость.
Сейчас души стали не вырастать из поколений, они до неузнаваемости меняются, происходит переустройство, люди слишком быстро в массе своей становятся другими, такое изменения могут быть сравнимы как выходят новые версии Офиса 2003-2007-2010 и этим и вызвана, смена технологий.
Души не растут, они теряют память и силу, всего лишь взбалтывая свою структуру, в поисках нового стабильного устройства. Так сказать наудачу. Вдруг случайно выпадет адаптивное преимущество.
И растет слабость.
Поэтому звучит.
Да, были люди в Ваше время. Совсем другое нынче племя. Богатыри- совсем не мы. А может их и не было никогда., а если были, то сейчас совсем другие задачи. И только некоторые странные люди убирают несколько лет заброшенную летную полосу, но это уже диковины.
Герой, Богатырь, Рыцарь, Святой,Мудрец, Мессия становится историческим свидетельством прежних событий, и понятно, во что он может превратиться дальше.

<<<<<Если воля субъекта к освоению мира иссякает, диковины вырождаются до исторических свидетельств прежних событий. Если история забывается, они становятся мусором. Подобно диковинам, мусор - это предметы, которым в данной ситуации не нашлось места; но, в отличие от них, неуместность мусора носит сугубо локальный характер. Мусор отсылает к потерянным местам и к установлению новых мест (то есть к утилизации) лишь в пределах освоенного мира. За его пределами неуместные предметы перестают быть мусором; не случайно мусор оттуда, попавший сюда, вполне может стать диковиной (и наоборот).>>>>>>>
http://asafich.livejournal.com/37668.html

Sergey Shatalin
по Лефевру. Склонность к компромиссу, а не к конфликту. Этические запреты вместо идеалов. Ну, то есть теперь как на западе получается нормальное постхристинское общество, где слабость не порок.

Проблема, видимо, тут в резкости перехода: советский идеал - гордые неслабые буревестники, потом -крутые пацаны, и те и другие с первой этической системой. И вдруг бац, и молодежи это не интересно, потому как устраиваться в этой жизни не помогает.
Tags: psychology4, sociology7
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments