Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Машины по производству ценностей

Что мне кажется интересным в теме о социальных машинах.

Мы легко разговариваем о ценностях - у кого они есть, у кого их нет, какие обязательны для любого вменяемого человека, какие пока не достигнуты человечеством, какие-то присущи гражданам некой страны, а другой - не присущи, судя по тому, что у них не работают какие-то социальные институты.

Между тем вполне осмысленной представляется точка зрения, что ценности создаются социальными машинами. Я оговорюсь - очень важна противоположная точка зрения, когда ценности творятся в глубинах одаренных личностей. Но дальше там следует говорить - и заимствуются менее одаренными, распространяются. Иными словами это говорится так: есть люди, создающие социальные машины. Вот Коменский придумал уроки. Вот Мюнхгаузен придумал Геттинген. Вот Гумбольдт придумал классический немецкий университет. Это - известные. Множество таких людей нам неизвестно, или мы не знаем, как их влияние сказалось на неком изобретении. Не важно, это другой вопрос: есть вопрос об устройстве и функционировании социальных машин; есть вопрос о том, кто именно какую изобрел, что имел в виду и как была искажена и изменена его идея при воплощении, и отдельный вопрос - список таких машин и какие именно ценности они производят.

А они именно производят ценности. Представьте себе обычную сейчас в фантастике тему: терраформирование планеты. Раньше фантазировали: вот стоит гигантский заод и производит, скажем, кислород, и выделяет его... У Снегова, кажется, было что-то такое. Сейчас, когда всюду нанотехнологии и бактерии, никаких гигантских заводов - планету будут засевать бактериями, кои и произведут... Но речь не о том. Огромная металлическая машина или невидная бактериальная пыль - это всё равно машина по терраформированию некоторого планетарного тела.





И вот точно так же в обществах имеются социальные машины, которые выделяют при своем функционировании некоторые продукты. Разные. Одни продукты документированы и всем понятны - ну как же, из-под хвоста школы высыпаются грамотные дети. А другие продукты непонятны, потому что нет документации - что же делает данная социальная машина.

Тут, понятно, заход на длинный текст, который всякий может вообразить в межабзацном промежутке в меру фантазии. а я только об одном, для примера и наскоро. Что такое образовательные машины? Любая социальная образовательная машина производит продукт прямого своего функционирования - некоторые знания/умения, обученных на что-то там людей. И она же производит в обязательном порядке совсем иную группу продукции. Не может не производить - это определяется ее устройством.



Любая образовательная машина производит равенство и иерархию. Представьте себе бульдозер. Вот он прётся средь полей и самим фактом своим производит тепло и ровность. Любой образовательный институт создает одновременно иерархию и равенство - это жестко связанные вещи. Равны (в некотором отношении) все, прошедшие этот институт, и в ином положении находятся все, прошедшие принципиально иной институт или не прошедшие никакой. Возникают этажи равнообразованных людей, из которых строится иерархия по образованию. Это важнейший институт современного общества, поскольку социальные страты обеспечены в первую очередь образовательными траекториями, от них зависят и карьерные, и денежные пути. Но это ладно, речь об образовательных машинах.

Существует в обществе несколько машин, которые выделяют равенство. Это армия (всеобщая воинская повинность), школа (обязательное всеобщее образование) и голосование (всеобщее право выбирать). То, что мы считаем свойственным всем нормальным людям, предпочтение ценности равенства, использование в рассуждениях ценности равенства, соединение понятия справедливости с понятием равенство - это выделено этими социальными машинами. Если не выделять этими и никакими другими - этой ценности не будет. Это будет тогда индивидуально принимаемая ценность в чьих-то системах личной этики.



И вот имеется всеобщая школа - поскольку она всеобщая, то создаваемое ею плато в социуме воспринимается как равенство всех (кроме детей). Была бы не всеобщей - было бы с ней как с университетом. Университет - это машина, производящая авторитет, иное название для иерархии, синоним равенства: равенство бывает только иерархическим, это ступеньки такие. Университет создает равенство людей с образованием некоторого класса и неравенство их с теми, кто такового не имеет. Совершенно иное дело, как социум использует полученный продукт. Иной социум может не использовать полученную дифференциацию, или использовать ее для погружения университетских поглубже в - это другой совершенно вопрос. Что кто-то делает с продуктом работы машины, со средством - вопрос иной, пока разговор о том, что машина по самой своей сути нечто вырабатывает, и с этим продуктом можно разнообразно поступать. Можно строить нечто вроде элиты - потому что образование и есть то, что создает аристократию. Можно разыграть ту сторону монеты, где написано "равенство", сделать это образование очень широко распространенным, выположить ступеньки пирамиды. Или, напротив, сделать их круче и неприступнее - тогда будем иметь сильно стратифицированное общество. Но занятно, какой снаряд создает в рельефе общества эту операцию - городит столовые горы или разравнивает всё в один слой.



Понятно, что если школы не всеобщие, а частные и разные, разноценные, то меру сходства программ они будут давать равенство, а частично, в меру различия, будут давать как раз дифференциацию - с чем уже во многих странах работают. И то же с университетами - можно выделять лиги университетов с особенно высоким продуктом, из остальных делая широкую платформу. Это такие огромные землечерпалки для создания рельефа, орудия социальной инженерии.

Конечно, есть и другие социальные машины. Есть машины, которые вырабатывают справедливость. Есть аткие, которые вырабатывают патриотизм, смелость, щедрость, любовь к родителям, к детям, да вообще что угодно - все ценности производятся, выделяются в общество определенными социальными машинами. Которые всячески изменяют и перестраивают. Что, конечно, возможно - коли есть машина, отчего не перестроить. Но приятно понимать, что же, черт возьми, эта машина делает.

Очень важно понимать вот какую штуку. Регулярно находятся люди оригинального устройства умственных способностей, которые думают, что ценности людей и их взгляды можно менять, влияя на содержание. Изменим школьную программу, введем уроки патриотического воспитания, христианского просвещения, любви к родине-матери и отцу-хлебу, пусть он будет здоров, будем в прессе писать стаьти о наших озерах, о байкале и селигере, будем писать правильные тексты, внедрять в сознание учеников и взрослых - и будет нам счастье.

А оно так не работает. Ценности из содержательных структур усваиваются очень сложно и противоречиво, чуть не с точностью до наоборот, там совершенно отдельные механизмы усвоения. Ценности в социум выделяются не содержанием текстов, а формой социальных институтов. Из содержания текстов ценности поступают в личности, и далеко не во все. Вокруг ведь полно личностей, текстов не читающих, не понимающих и не восприимчивых. А социальные машины на них прекрасным образом действуют. Так что именно они калечат и формируют массы, отливая их в определенные социальные формы, социальные позы. И можно буквальным образом изучать, что создает в обществе школа и университет, армия и больница, сериал и суд, офис и общественный транспорт. Они имеют строение, функционирование, прямой и непрямой результат работы, выделяют в окружающую среду ценности и формируют людей.







Tags: culture2, ethics2, sociology6
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments