Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Когда кони не идут, надо их нести на руках

Собственно, и всё. Прочее - пустое многословие, для тех, кому помогают слова.

Решение проблем путем расширения поля задачи
Я хотел вспомнить примеры именно научных задач и их решения этим способом. Представленный отчетливо, он звучит простецки. Если задача не решается, можно сильно расширить поле решения, так что эта задача окажется лишь одной из многих задач на этом поле. Задачи будут разными, но в их разнообразии есть шанс уловить систему, и то, что было неразрешимо в частном виде, окажется решаемым как часть целого.

Это достаточно тривиально. И это очень трудно - практически всегда, сталкиваясь с такими случаями, мы упускаем решение. Ведь глупо, столкнувшись с неразрешимыми трудностями, взваливать на себя во много раз больший груз в надежде, что тогда прежняя нагрузка покажется малой.

И потому мне захотелось сказать о совсем ненаучной задаче, решение которой я несколько раз видел и подозреваю, что проблема эта весьма распространена, хотя и неотмечена. Итак, задача тривиальная и нерешаемая, когда понятно, как действовать, но в каждом конкретном случае так не действуют, так думать непосильно и делать невозможно. Когда речь об отторжимых проблемах - ими обычно и являются научные - люди как-то обходятся. Ну, не шмогла... Не решил, напряг все силы, собрался, а не получилось, ну что делать, горько, но надо жить дальше. Но не все задачи обладают этим свойством - отторжимости от человека. Некоторые задачи - говорят: жизненные задачи - неотторжимы.

С людьми все чаще происходит вот какая штука. Помните, как трудно зашивать редкую, истончившуюся ткань? Привычным движением загоняя иглу, вдруг обнарудиваешь редкую сеть ниток основы, там не за что цеплять, игла легко проходит сквозь ткань - и ничего не цепляет. И вот человек сталкивается с тем, что эмоции не слушают приказов воли. В связи с окружающими событиями скользнуло воспоминание, ассоциация - и человек плачет. Он знает, что не надо, воля отдает приказ, сжимает душу - но вместо покорного каменения эмоция не слушает и продолжают течь слезы. Воля исполнила приказ, человек закаменел и спокоен, он может здраво рассуждать, действовать, он сдержался - но слезы текут. Эмоции оказываются вдруг автономизированными, они больше не подчиняются холоду мыслей и напору воли - не сопротивляются им, а - не держат.

Мысли живут своей жизнью. Можно считать: пора спать, не спал двое суток, это мешает жить, надо заснуть - а мысли продолжают движение. Их не удается остановить, воля отдает приказ, вы считаете что положено, вы эмоционально успокаиваетесь, расслабляетесь - а мысли продолжают движение, снова и снова проходя одними и теми же путями. Мысль становится отделенной от эмоций и воли. Вы понимаете, чувствуете, что вот так думать - очень нехорошо, что у вас в связи с такими мыслями должны появляться определенные эмоции - но их нет. Как у подростка, у которого еще не сложилась личность - вы можете думать мысли, которые раньше вызывали определенные и правильные, по вашему мнению, эмоциональные реакции - омерзение, радость, сочувствие, любовь, гнев - и не чувствовать ничего. Мысли отделились от эмоций, мыслительная машина действует сама по себе.

Это диссоциация личности. Не уверен, что так скажет психолог, так что - слова употребляются внутри данного рассуждения, не претендуя на другие контексты, но так можно понять. Воля привычно посылает импульсы сжатия, напряжения, действия - и в поведении ничего не меняется. Эмоции живут своей жизнью, не связанной с другими душевными способностями. Мысль работает, оценивать ее работу можно различно - кого-то ее движение ужасает, кто-то рад этой механической повторности, но в любом случае мысль больше не соотносится ни с волей, ни с эмоцией. Понимание чего-либо не влечет изменений в поведении. Ошибку можно совершать раз за разом, получая наказание - в душе не возникает силы соотнести эти вещи. Ум прекрасно понимает, что это грабли, воля отдает приказ - а нога спокойно наступает за зубья, интересуясь, как же это забавно получается.

Во всяческих вариантах - забавных и трагических - это существует с разной силой, у кого-то болезнь, у кого-то - неприятности личной жизни, не доходящие до врачей. Проблемой является отсутствие орудия воздействия на диссоциацию. Можно услышать от кого-то правильное объяснение - вот, мол, ты не прав - и понять: да, это так... Понимание ничего не меняет, ошибочные действия продолжаются, даже квалифицируемые самим собой как ошибки. Вот нечто вызывает омерзение - однако поток поведения более не слушается человека и он совершает то, что ему не нравится, потому что эмоции не управляют поведением. И воля может действовать лишь сама на себя - исправляя судороги предыдущих волевых спазмов, но не касаясь течения мыслей и волнения чувств.

В этой ситуации помогает выход в контроль внешнего поведения. Человек не может заснуть - но может лечь спать в определенное время и встать, даже если только что забылся под утро. Он может завести себе режим, вступить во внешний ритм, созданный им самим. Он не может управлять слезами, когда они уже полились - но может управлять другими действиями. Скажем, завести правило ежедневной прогулки в определенный час, ухода за домашним животным. Он может пытаться не смеяться анекдотам, когда смешно, - не потому, что смеяться плохо, а пытаясь ухватить власть над эмоциональной сферой тем, что находится вовне. Оказывается, когда мысль, воля и чувство более не покоряются ему, остается еще что-то, что можно развивать, усиливать, а затем - опираться.

Правило Бербанка, правило селекционеров. Если вы не находите признака, который бы вам хотелось отбирать - отбирайте по любому признаку, природа распадется и вскоре появится изменчивость, доступная для давления отбора. Когда нет сил превозмочь слезы - управляйте смехом. Управляйте тем, что поддается управлению, непрерывно расширяя подчиненную себе область. Например, крайне трудно справиться с жалостью к себе, она маскируется под что угодно - кто видел подростков, опять же, прекрасно знает, как в 14, 18 и в 23 года люди думают, что себя ненавидят, а любому окружающему очевидно, что человек просто осатанел от безмерной к себе жалости. Во всех таких случаях нет способа решить проблему внутри - мысль обманывает, чувство не слушается, воля подводит. Но можно выйти в поле решения внешних задач, добавив к внутренним проблемам внешние трудности. Помогает.

Обычно же эти проблемы решают снижением потребностей. Человек отказывается от образа жизни и от задач, которые теперь не может нести. Разводится, меняет профессию, меньше гуляет или меньше читает, не думает или пьет - не важно, он минимизирует жизненные задачи и использует оставшиеся резервы. скажзем, резервы примитивных типов поведения - вспышки ярости на адреналине, да мало ли чего можно повесить на химию.

PS Есть такая особенность мышления, приводящая к забавным ошибкам и поразившая целые науки, а также множество людей. Торопливость в выводах, выдвижение суждений при неполноте знаний. Если антропологи не могут удержаться, можно считать это их профессиональной деформацией, но в обыденной жизни это приводит к массе недоумений, и с этим сталкивался любой жжист. Увидев пару фактов, человек торопится делать вывод, и требует, чтобы его скороспелые конструкции всерьез опровергали, а то - о ужас, о горе оружающим! - он останется при своем мнении. Очень многие таким образом строят умозаключения о характере собеседника в ЖЖ, его жизненных обстоятельствах. Кто-то куплен, кто-то продан, кто-то дурак... Это настолько обыденная практика и виртуальное общение настолько этому способствует, что я бы даже считал ЖЖ неплохим инструментом для тренировки воздержания от суждений.

Это вот к чему: я совсем не плачу непроизвольно, у меня нет проблем с засыпанием. Не стоит думать, будто я тут описал свои проблемы. Я значительно более скучный человек, чем интересные личности, обладающие описанным синдромом признаков.

(c) zh3l
Tags: alchemical notes, philosophy2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →