Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Сильные связи, или вопрос о бывших служанках

За последние два поколения в обществе произошли большие изменения. Вот, скажем, пожилые учителя словесности жалуются, что перестали дети понимать, что написано в классических произведениях русской литературы, а это ведь еще 19 век. А тут речь о двадцатом, об обыденной жизни предвоенных еще поколений.

Я сейчас только об аспектных институтах. Все социальные институты можно разделить на признаковые и аспектные. Скажем, приветствие - признаковый институт, надо произнести словесную формулу, пожать руку или кивнуть - изменить некоторые признаки поведения. А брак - аспектный институт. Замужняя женщина - это совсем другое дело, даже если брак - свободный, или дружеский, или групповой, короче - независимо от степени свободы распоряжения телом, все равно брак - аспектный социальный институт. Как тут еще пояснить. Вот все болеют, но обычно люди очень резкую черту проводят между болезнью дома и больницей. Пока болеешь дома - это признаковые вещи, меняется твое поведение, хотя бы весь день в постели, а вот в больнице уже будет аспектное изменение.

Конечно, границы можно по-разному провести и уж тем более по-разному назвать. Мне удобнее вот так, акцентируя отношения часть-целое, можно иначе, но где-то тут граница, и вот ежели посмотреть на то, как изменились сильные, аспектные отношения за небольшой период, за последние десятилетия, почти на памяти еще живущих.

Скажем, сильно упали в значимости отношения родства, все эти девери-золовки-свояченницы. И появился новый массовый институт родства, он и раньше был, вне всяких сомнений, но стал теперь совершенно массовым и обыденным - "бывшие". А ведь неописанная категория. Про тещу все знают - у каждого отношения в браке особенные и с тещей отношения и тем не менее есть социальные привычки и нормы - чего ждать от некой категории. А про бывших - какие? Я не знаю. Они симметричные вообще? Ну, скажем, переспать с бывшей - это невозможно, не бывает? А с бывшим - в порядке вещей, нормальное дело? Или наоборот? А денег занять? Можно или это некоторый выход за рамки? А с просьбой какой? Что это за такая обычная теперь категория родства - бывший? Что допустимо, что невозможно, как это работает, как ожидается, что это работает. Если человек говорит: вот это моя бывшая, это мой бывший - чего ждут окружающие, что это им поясняет? Тут нужен капитан очевидность, именно по той причине, что банальность, нас окружающая - не описана, не сказана, она появилась слишком недавно, не стала пока письменным знанием, кодифицированным и внешним образом изложенным.

(c) zh3l


Итак, по поводу родства одни категории провалились в значимости, другие стали много более массовыми, обыденными, но пока не вошли в круг сознания - не осознается, что категория "бывших" стала настолько массовой, что это вполне значимая социальная категория родства, одна из немногих личных, сильных, захватывающих связей, объединяющая людей на долгие годы.
А еще какие-то сильные связи, личные связи изменились? Да, вот еще перед самой войной в Европе совершенно обыденной была социальная категория - слуг. Обычная сценка на рынке - увидеть симпатичную служанку, покупающую... зелень, рыбу, фрукты. Это была массовая профессия, хотя перед войной уже со смещением - чаще это женщины, слуг-мужчин меньше, но все еще очень много, это обычное социальное положение. И вот сейчас это - насколько я понимаю - редкость. Эти отношения не исчезли совсем, но стали редкими. Исчезает редко что - скажем, рабство очень даже есть. Полдгаю, по абсолютному числу рабов на планете сейчас время расцвета рабства, а может быть, в истории и не было времени, чтобы было столько рабов. Но - это по абсолютным цифрам, в общем же социальном порядке рабство маргинально, это редкая категория, в обычной жизни мы не сталкиваемся с рабами - и со слугами.

Вот еще недавно совершенно была обычная штука. Женщины, жившие в семье хозяев, воспитывающие их детей, готовящие еду, закупающие продукты, убирающиеся... Ну и мужчины - все эти садовники, шоферы и прочие. Что произошло? Насколько я могу понять, они стали служащими - сейчас столь же массовая категория служащих, личные связи уступили обезличенным. Вроде бы это хорошо. Капризная хозяйка - совсем другое дело, чем начальница на работе. Люди стали в массе служащими, но там распределенные отношения командования - один начальствует, другой на работу принимает, третий может уволить. Ну и свобода смены, хотя и слуга уже, конечно, в этом отношении был свободен уйти. Но, в общем, степень личной зависимости домашней прислуги поменьше, чем работающего в услужении общественном. Так? Я не знаю, может быть, в последние годы доля личных слуг опять возрастает? Или нет? Есть ли такие исследования?

Но, допустим, не возрастает, в самом деле общество стало и в этом отношении менее личным. Туда же канула категория соседей - два поколения назад это были очень личные связи для огромных масс людей, почти родственники, с соседями встречаться ездили, если расселялись, с ними переписывались, поручения разные давали, с просьбами обращались.

Сейчас этот класс отношений пожух. Соседей обогнали сослуживцы. Опять же, я не знаю, у меня такое впечатление, что прежде сослуживцы были несколько менее значимы, чем сейчас, хотя и сейчас это не слишком сильная связь. Так? Я не знаю наверняка, но такое чувство, что обратиться с личной просьбой только на основании того, что сослуживец - рискованное дело, социальная норма не подталкивает человека такие просьбы выполнять. Ну, разве что есть возможность подойти - то есть подойти и заговорить можно, тут есть валентность, а вот просьба - почти с тем же успехом, что к соседу или прохожему на улице.

Вот хорошо бы посмотреть на эти классы отношений - соседство, родство, сослуживцы, еще что? - и прогнать по классам реакций - социально-нормальных реакций, которые избирательны - просьба, денег в долг, о времени, которое будет занято, о внимании, о рекомендации. С какими группами что можно, с какой вероятностью. Это ведь так атомизировано... так устроено наше общество.

Или, к примеру, - у меня такое чувство, что за то же время, за пару поколений, очень возросли клубно-хоббийные связи. Вот к сослуживцу обратиться - только-сослуживцу, не приятелю - затруднительно. А к товарищу по хобби, по клубу, по неформальной гражданской активности - более чем запросто. Этого ведь не было? Так массово? Понятно про клубы джентльменов, я о массовом - кажется, не было так распространено, тогда соседские и родственные связи были массовее, а сейчас эти проваливаются, зато ветвятся совсем новые - сетевые взаимодействия. Опять же, кто описал норму - ведь ясно, что у друга можно попросить в долг, просить подменить где-то на вечер или еще что, он может отказать, но не безумно к нему обратиться: я заболел, не мог бы ты... А к прохожему на улице с этим обратиться безумно. А к сетевому знакомому? Как там отранжировано - какие связи допускают какой уровень просьб, одолжений, доверия? Сдается мне, что очень нужен капитан Очевидность.
Tags: sociology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →