Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Невозможные цвета



Мир цвета и его история - тема почти неизученная и очень сложная. Считается, что такого предмета нет и не может быть - раз это субъективное качество, то - предмет иллюзий и мнений, игры случая. Однако оставим тех, кто не видит цвета, их судьбе - зато у нас есть неизученная реальность. Всё, что мы знаем - отдельные фрагменты, картина пока не складывается - тем более интересно угадать, чем это будет. Можно сидеть и наблюдать, что происходит в неоткрытом мире цвета.



В этом "случайном" цветном мире есть запреты и есть "каждому понятные" вещи, и обычно к этому миру подходят со стороны моды.

Можно заметить, что невозможные сочетания цветов, те, которые нельзя носить вместе, меняются со временем даже внутри одного общества, одной цивилизации. Что говорить о разных - мы почти ничего об этом не знаем, а самая документированная история - европейская - показывает, как всё меняется. В Срeдние века самым обычным было сочетание красного с зеленым, и это было сочетание цветов близких и гармонирующих, слабо контрастных. Для нас это очень яркое, кричащее, дисгармоничное, смелое сочетание.

Для Средних веков сочетание желтого и зеленого было диким, сумасшедшим, обозначало нечто опасное, дьявольское и преступное. Для нас это сочетание сравнительно слабо контрастно. Для 18 века сине-зеленое сочетание было цветом дураков, то есть приличные люди замечали сильную контрастность сочетания, которое для людей другой (низкой) культуры было гармоничным и слабоконтрастным. Кстати, сейчас, похоже, цвет дураков перестал быть таковым - это стало слабоконтрастным сочетанием и ничего особенного о носителе не говорит. Сложилось это так, что растительные красители - самые дешевые и доступные - давали блеклые голубые и зеленые оттенки, так что одежда крестьян на протяжении веков была блеклой сине-зеленой - и у более богатых и обладающих высокой культурой слоев общества возникло представление о цвете дураков.





Сейчас стали очень резкими, кажутся очень заметными оттенки фиолетового, лилового - их присутствие в одежде весьма значимо, а в Средние века это почти не отличалось от черного и не было особенно значимым.



В 13 веке стали приняты монохромные и приглушенные оттенки для приличного общества, а яркие цвета стали резать глаз как цыганщина и плохой вкус. Победила эта тенденция в 18 веке. Священникам запрещалось носить одежды ярких контрастных цветов, в полоску, шашечку, и вообще многоцветную одежду. Ныне яркие цвета вполне отвоевали себе место, хотя и на особых условиях - там много оттенков в подходе к яркому цвету, просто набор цветных лоскутов по-прежнему кажется диким и маркирующим опасно-непредсказуемые участки. Кажется, запрет на яркие лоскуты остался, хоть и ослаб. Крапчатый купальник можно, а пиджак нет.
Пожалуй, многоцветность и сейчас под запретом, хоть и не очень осознанном. Интересно, что многоцветность относится не к фигуре в целом, а к отдельной вещи. В Средние века можно было иметь тунику одного цвета, рубаху другого и плащ третьего, желтое с зеленым прикрывать красным плащом - и это было нормально, но сочетание тех же цветов, но ярких, в рамках одного предмета туалета - ужасно, это уже пестрота, лоскуты, дурной вкус и дьявольщина. И сейчас, кажется, малиновый пиджак - ну, сами понимаете, но вот малиновый в голубую полоску - уже совсем того.

В радуге в Средние века различали 4-5 цветов. Это был естественный опыт - кто же виноват, что сейчас опыт немного другой. Роджер Бэкон с большой наблюдательностью установил, что цветов - шесть: синий, зеленый, красный, серый, розовый и белый. Никто не перечислял цвета в последовательности, которую теперь называют "естественной" и "спектральной". Цвета, конечно, брали из "культурной традиции", аристотелевская палитра была взята из сочинений Аристотеля и распространялась с 12 века: белый, желтый, красный, зеленый, синий, черный. Седьмой цвет - дополнительный, фиолетовый, но понимался он не как смесь красного и синего, а как серый - недочерный, ведь по-латыни он в это время назывался subniger.

Восхитительны перекрашивания символических фигур. Например, статуи девы Марии долгие века окрашивалсиь различно, одним цветом поверх другого. Вокруг тысячного года девы Марии были черными и темными, с 12 века стали красными, с 13 появились синие девы, с 17 в. - девы золотые, с 19 в. - белые, после принятия догмата о непорочном зачатии в 1854 г.

Интересно, что до 15 века зеленый не получают, смешивая желтый и синий. Получают из натуральных красителей, или обрабатывая синие красители, но - не смешивая. Смешение цветов - вообще подозрительная операция для многих культур. Желтый и синий были очень далекими цветами для людей, и представить себе их смесь было неприятно. Меж ними не было переходной зоны в сознании, и краски не смешивали. То же с фиолетовым: добавляли нечто к синей краске, но не смешивали синий с красным. Поэтому фиолетовый был цветом, близким к синему, то есть совсем не лиловым - оттенка красного в нем было мало.

Вроде бы синий цвет, синюю краску открыли египтяне, они начали употреблять разные оттенки синего в искусстве. У египтян синий был цветом загробного мира. В палеолите этот цвет отсутствует, как и зеленый. Все рисуют красным, желтым, черным, белым. В античное время синий не любили - для римлян это был цвет диких кельтов (у тех были синие узоры на теле - ну, видимо, не столько синие, сколько воспринимавшиеся как синие на фоне культуры, не знавшей синего). Голубой римлянам казался резким, темно-синий - пугающим, относящимся к смерти. Голубые глаза казались недостатком, как и сейчас светлые глаза для японцев - символическое обозначение человека подозрительно-нехорошего. В Средние века о синем цвете почти не говорят, меж тем как красного видят несколько оттенков, желтого тож, и различают два белых (albus и candidus) и два черных (ater и niger). Черные расходятся на черный бедняков и черный аристократический - матовый и пыльный, блеклый черный считался одним цветом, мало похожим на другой - блестящим, ярким, насыщенным черным аристократов. Так что черный, в который были одеты крестьяне и монахи, и черный испанского королевского дома - это разные цвета.

Очень интересно отслеживать, как в культуре цвет переходит в другие качества. Есть культуры, где в первую очередь обращают внимание на влажность оттенка, а не на тон. Цвета делятся на сухие и мокрые - а уж чего там мокрое, красный, зеленый или черный - не ясно и не важно. Иногда цвет оценивается по фактуре - важна структура поверхности, гладкая или шершавая, а не сам цветовой тон. В геральдике красный, синий, черный, зеленый противопоставлялись желтому и белому - то есть это была пара цветов, фигура и фон, и нельзя было рисовать, скажем, синим или черным на красном - это "сливалось", только белым или желтым. Тут я напомню, как разобрались с понятием инцеста и категориями родства антропологи - установлено, что исходить следует не из само собой разумеющихся наших объективных представлений, что чем является, а из реальных запретов в той или иной культуре. Тогда возникает верная картина, видны закономерности и изменения, производимые культурой. Так и с цветами - тут важно не то, что мы уверенно знаем, что темно-синее очень контрастно на светло-красном, а системы запретов, реально существовавшие, именно они указывают, что видели, не видели и как видели люди в прошедшие времена. Каждый такой запрет - в одежде, геральдической символике и пр. - указывает на определенную закономерность в мире цвета.

Экспансия синего начинается с 12 века, это такая французская мода, цивилизованная. С древнейших времен среди цветов царили красный, белый, черный, теперь же в главные выходит синий, вместо трех цветов их становится шесть (белый, красный, черный, синий, зеленый, желтый). Вместо основного двуцветия черный-красный теперь - красный-синий. Окончательно синий цвет воспрял с Реформацией. Это в то же время точка, когда определенно видно медленное падение желтого цвета, идущее веками. В Риме желтый был цветом торжественным и сакральным, в Средние века - скорее простым и простонародным, а затем и вовсе почти запретным и презренным. Вместо желтого выходит золотой, теперь хороший желтый - это позолота, а прочие желтые - плохи. Любимым цветом синий стал в Европе в 19-20 веке. Интересно, что вслед за ним идет зеленый. В Средние века зеленый был серым - невидным цветом, фоновым, промежуточным, никаким. А в новейшие времена он вышел на твердое второе место среди любимых цветов (за ними белый и красный). Это - на Западе, в Японии не так, там на первом месте белый (30%), затем чёрный (25%) и красный (20%). Древняя гамма держит место.

Кстати, отдельная песня - трудность получения разных красителей, технологический аспект. Красный трудно закрепить, синий - легко. Синий нестоек, красный - весьма стоек. Одни цивилизации знают пурпур, другие теряют его. Технологии с одной стороны, символика с другой меняют места цветов относительно друг друга. Скажем, прежде зеленый был рядом с красным, а после открытия технологий смешения красок он стал располагаться между синим и желтым.

Интересно обратиться к самой трудной краске, к тем красителям, которые трудно изготавливать и фиксировать даже сегодня, не то что в древние века. Неожиданный цвет, надо сказать: самый трудный краситель - зеленый. При этом зеленый же - чуть не самый распространенный цвет одежды, окрасить березой или папоротником дешево и просто, только вот цвет будет линялый, серый, блеклый. С того же 12 века, с которого пошел вверх синий, в Европе стало заканчиваться царство зеленого цвета - по крайней мере в городах. в сельской местности крестьяне все еще ходили в серо-зеленом, а вот изумрудные города покончались и стали синими, красными, черными. Так и ад стал черным лишь в 13 веке, до того он был красным.



В разное время разные цвета были позорными и запретными. Позорных пять цветов: белый, черный, красный, зеленый и желтый. В разных ситуациях, для разной маркировки. Синий не был позорным ни в одном списке. Не упоминался он и в предписаниях. То есть синий игнорировался, это не-цвет, невидимый цвет - который не считают цветом. А все значимые цвета использовались для того, чтобы обозначить некую группу явлений как опасную, позорную, рискованную. Позорные цвета:
Белый и черный - цвета убогих и калек.
Красный - палачи и проститутки.
Желтый - еретики и евреи.
Зеленый - жонглеры, шуты и сумасшедшие. Причем зеленый как простонародный мог маркировать "сумасшедшего знатного": одевающийся в простонародную зеленую одежду знатный человек читается как сумасшедший, не вполне нормальный.

Интересно, какие еще цвета и сочетания цветов меняют значение, кажутся теперь неконтрастными или наоборот.





Можно не упоминать о психофизике. В разговоре о цветах легко переходят на технологии - откуда добываются красители, как их готовят, как закрепляют. Но есть и другая технология, технология послецвета, сейчас уже вовсе не мифическая - ясно, что разные цвета различно влияют на людей, меняют настроение, ритм, образ мыслей. Цивилизация, прокрашенная определенным цветом или определенной палитрой, ведет себя совсем иначе, чем другая цивилизация с другой палитрой. Вот это совсем неизученная область, и здесь почти нечего сказать: колористическая стилистика истории не изучена. А было бы интересно пройти по древним технологиям именно в аспекте цвета - что они могли давать, что реально давали (это совсем разные вещи; часто многое возможное не используется, а иногда бывает, что создается невозможное - когда цвет "читается" не так, как мы теперь привыкли его считывать). Короче, история цветов с точки зрения технологий - цветов красок по ткани, коже, металлу и пр., история цветных материалов - цвета древесины, металла, кожи - тоже очень интересна, как читается то, что мы видим в определенном колористической гамме.

Другая сторона дела - цветовое тело Земли, описание природных зон как цветных, по преобладающему цвету. Это совершенно закрытая область, за нее не берутся ни художники, ни естественники. Нечто подобное делалось очень выборочно в рамках учения о ландшафте, но почти ничего не было сказано. Можно лишь сказать, что цветовое тело, понимаемое таким образом, выглядит очень небанально. Мало того, что надо бы описать его по сезонам, с ходом времени. Оно к тому же несимметрично. Говоря очень обобщенно и грубо, в старом свете преобладает гамма с малым количеством синего, это преимущественно красные и желтые оттенки, а в Новом свете - напротив, один из самых заметных цветов - синий. Объяснять, как это можно увидеть - достаточно хлопотное занятие, но некоторые художники это ловили. Далее, цветность нарастает к северу, правда, видно это лишь в краткий сезон цветения тундры. К югу цветность падает, что особенно видно по лесам белых стволов, по деревьям с белой корой. Цветность проявляется единой палитрой - от окраски цветков до преимущественной окраски дневных бабочек. - Но вся эта живая цветность путным образом не описана, поскольку никто не рассматривал цвета живых существ как значимый признак, на который стоит обращать внимание. И все же можно себе представить это асимметрично окрашенное цветовое тело Земли - конечно, с учетом симметрии, которая складывается из общих природных зон, из того, что в географии называли идеальным материком - асимметрия цвета как бы просвечивает сквозь симметрию этого географического тела с закономерными зонами, расцветающими и угасающими сезон за сезоном.



||| Очень признателен всем, кто воспользовался кошельком. Я, честно, не ожидал, и тем более приятно. В связи с этим я было даже задумался, что бы такое сказать, но быстро оставил эти попытки как обреченные на неудачу. Лучше не пытаться понять, что интересно - кажется, что так: ничего... Лучше сказать о том, что мне самому кажется интересным.

Tags: art3, history2, psychology
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →