Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Миры Щербакова 7

Анализ частоты слов в корпусе текстов М. Щербакова. Прилагательные

Рассказ о том, что можно выяснить из анализа частоты употребления существительных, не закончен, из более чем полусотни слов показаны всего несколько картинок.
Попробуем посмотреть также несколько картин для прилагательных, чтобы представлять разнообразие материала.

Для примера – фрагмент таблицы для прилагательных



Обозначения такие же, как в таблице для существительных. Штриховка слева направо – для слов, которые в списке Щербакова повысили свое место по сравнению с общей частоткой, а штриховка справа налево – для слов, которые в списке Щербакова понизили свое место по сравнению с общей частоткой.

Напомню, отнесение к классу слов (частей речи) бралось из готовой базы, частотки Щербакова. Поэтому слово «коий» попало в прилагательные, но на дальнейшем нашем анализе это никак не сказывается.

Итак, список прилагательных, которых нет в тысяче самых употребительных слов и они входят в сто наиболее употребительных слов у Щербакова:

Иной, любой, коий, прочий, звонкий, влюбленный, бравый

Список прилагательных, существенно более часто употребляемых у Щербакова, чем в общей частотке:

Белый, черный, милый, прекрасный, вечный, плохой/худший/хуже, правый/прав, чужой, голубой, темный, земной, пустой, гордый, единый, долгий, золотой, левый, морской, холодный, зеленый, злой, слепой, дальний, слабый, сладкий, твердый, честный, былой, густой, мертвый, неведомый, слышный, вольный, круглый, нежный, несчастный, глупый, видный, влажный, небесный, немыслимый, чуждый, горький

Объединяем – список более часто употребляемых и тех, которых нет в тысяче самых употребительных, получаем положительный список прилагательных, то есть более часто, чем в общей речи, употребляемых у Щербакова прилагательных (напомню, сравнение не по показателю частоты в таблице, а по месту в частотном списке):

Иной, белый, черный, любой, милый, прекрасный, вечный, плохой/худший/хуже, правый/прав, чужой, голубой, темный, земной, пустой, гордый, коий, единый, долгий, золотой, левый, морской, прочий, холодный, зеленый, злой, слепой, дальний, слабый, сладкий, твердый, честный, былой, густой, звонкий, мертвый, неведомый, слышный, вольный, круглый, нежный, несчастный, глупый, видный, влажный, влюбленный, небесный, немыслимый, чуждый, бравый, горький

Список прилагательных, которых вообще нет в корпусе Щербакова, а они входят в сотню самых употребимых прилагательных русского языка:

Российский, современный, экономический, федеральный, международный, возможный, национальный, определенный, специальный, научный, старший

Теперь сразу дадим отрицательный список – эти вообще не употребляющиеся Щербаковым прилагательные и прилагательные, которые входят в первую сотню самых употребимых в русском языке прилагательные, но сильно реже встречающиеся в стихах Щербакова:

Должен, российский, русский, общий, высокий, главный, маленький, государственный, советский, настоящий, старый, разный, собственный, основной, подобный, следующий, равный, известный, военный, огромный, политический, московский, современный, социальный, ранний, крупный, внутренний, экономический, федеральный, различный, необходимый, единственный, человеческий, международный, американский, широкий, мировой, возможный, отдельный, средний, интересный, национальный, общественный, детский, определенный, низкий, поздний, специальный, научный, реальный, способный, старший, личный, свободный.

Для примера проведем анализ одного из прилагательных, которое имеет место в частотке более высокое, чем в общей частотке.

Гордый

Анализ прилагательного гордый удобно вести вместе с рядом других слов. В данном случае работает все семантическое гнездо, давая близкие значения.

Гордость, Гордо, Гордиться, Горделивый, Гордыня

Со словом гордый связаны два устойчивых ряда метафор. Положительные ассоциации у гордости – с горами (они противостоят, как мы помним, пескам – как жизнь смерти, как радость страданию). Там же, рядом с горами – блеск вершин и безоблачное небо.

Отрицательные ассоциации, оппозиции горам – болото, влажная среда, хлябь. То есть рядом с гордостью пески меняются на болота и хляби.

Другой положительный ряд ассоциаций к гордости и однокоренным словам – счастье, фавор. Опять же, как жизнь смерти, неожиданное счастье противостоит смыкающейся над головой черной волне.

Кроем этих более устойчивых рядов ассоциаций можно подобрать два лагеря слов – союзников и противников гордости. Ясно, что в художественном мире Щербакова гордость имеет положительное значение, это не отрицательное качество. И к гордости (гордый, гордиться и пр.) идут ассоциации поднятой головы, твердого шага, (при)годности, действий, несмотря на слабость и вопреки ей. Такова гордость у Щербакова. Более случайные, одиночные связи у гордости – с богатством, славой, знатностью, ранимостью, невозмутимостью. Сюда же относится окружающий гордого дым неудач – дым, как мы помним еще по облакам, оценивается у Щербакова весьма положительно.

Есть и набор качеств оппозиции гордости, сопровождающих ситуацию «не горд». Это чума, крик, плач, слезы, слабость, скука, равнодушие, склоненная голова, страх, траур и пр. Тут же и пустыня – как можно видеть по Облаку, пустыня, равнина, песок – это весьма негативные образы в мире Щербакова.




Анализ слова «гордый» показал его место среди уже знакомых нам, означенных понятий, место которых в картине мира поэта мы с некоторой уверенностью различаем. «Гордый» связано с «блеском вершин», положительно связано, и противопоставлено равнине, хлябям и болоту, слова с довольно отрицательным значением в данном художественном мире. Горные вершины оказались связаны со «счастьем», причем в специальном значении – не «заслуженным счастьем», а с «неожиданным фавором». Ниже мы приводим россыпь слов, которые связаны с тем или иным полюсом семантической схемы, отрицательные и положительные слова. Пока они могут служить лишь намеками и заготовками – возможно, при анализе других когнитивных схем для других слов их значение прояснится.

А пока мы видим, как выражения обретают значение именно в данном художественном мире. Из общих соображений выражение «дым неудач» следовало бы рассматривать скорее как отрицательное – неудачи хуже удач, а дым – что дым? Тот же прах, только воздушный. Но это следует из нейтральной, общепринятой семантики. В данном же художественном мире, куда мы заглянули, где «свет» – игрушка поэта, самыми страшными являются слова «оковы» и «кандалы», где горные вершины противостоят пустыням и равнинам, а ходьба, хотя бы самая медленная – противопоставлена даже самому ленивому и безболезненному лежанию кверху пузом – в этом мире «дым неудач» оказывается положительным значением.
Tags: literature3
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments