Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Аналитика: другая рациональность

Впрочем, их не две, больше. Но сейчас мне интересно о тех двух, что работают в науке. Работают по факту, а не методологически-выверенно и легально. Одна - стандартная наука. Другая - названия не имеет, но сейчас ее стали называть "аналитикой". Я раньше считал, что это специальная особенность офицеров КГБ - думать в таком ключе. По крайней мере, я знакомился с этим способом думать, когда читал книги, об авторах которых мне было известно, что это разведчики и офицеры КГБ. И в их книгах я столкнулся с иным способом мышления и познания, чем в обычной науке.

Сразу скажу, что я вовсе не собираюсь специально говорить что-то плохое - раз мышление КГБ, так и гадость. Глупость универсальна и встречается везде, в науке ее настолько много, что можно не сравнивать процент с другими областями деятельности - скорее всего, процент этот везде одинаков и практически максимален. Я только о хороших представителях, об умных людях. Большинство аналитиков я просто не помню - да и нет смысла раскапывать в памяти фамилии и названия книг, которые в большинстве никто не читал. Но какие-то примеры дать надо, толку, боюсь, не будет, но все же. Один из самых известных примеров - это М.К. Петров, очень хороший философ. Он скончался, а многие другие известные мне умные люди такого склада очень живы, и называть их фамилии в таком шатком контексте трудно - одни просто вращались в той среде и никогда офицерами ГБ не были, другие ушли или уйдены, третьи были разведчиками-международниками, а ныне свободно плавают и ныряют в мире бизнеса...

Мне важно уловить стиль мышления. Вполне профессионально его знающий А.И.Фурсов говорит о нем, называя аналитикой - и противопоставляя научному мышлению. Впрочем, он говорит не о мышлении собственно, а о познании, об особенном познании, пригодном для изучения истории и особенно для изучения заговоров, для изучения сложных систем. Систем с целями, намерениями, скрытыми планами, самонастраивающихся ну и прочие такие дела. Фурсов говорит... лучше его прочесть, конечно - это в работе "Нормальная наука versus аналитика", 2012, в сети есть. Фурсов отмечает особенные умения - работать с быстротекущими потоками информации (причем значительная часть опубликованного потом бесследно исчезает или объявляется ошибкой или даже считается, что этого не было - в век электронных носителей это особенно удобно). Работа с косвенными свидетельствами. Когда надо знать, куда смотреть и где искать, и по отзвукам или даже по специальному молчанию опознается, что за информация не сказана. Нужны воображение и систематичность - в придумывании и продумывании версий.

Я, когда думал об этой особенной манере работы, обратил внимание на неразборчивость в источниках. То есть те пласты информации, которые ученый инстинктивно оставит в стороне - тут привлекаются к работе на равных правах. Специально повторю - я стараюсь не ругаться и не говорить, что "это плохо". Например, человек работает по поводу истории современного Китая и активно привлекает результаты, которые он считает китайской философией и мистикой - почерпнутые в продаваемых рекламных календарях, буклетах с гаданиями и прочими такими делами. Дичь? Ну, а историк Гуревич сделал себе имя, рассматривая те вопросы, которые рекомендовалось задавать верующим во время исповеди в Средние века. Почему ряды средневековых экземпла так уж лучше результатов гаданий по книге Перемен? Дальше можно говорить, что историк Гуревич работал удивительно корректно и не в том дело, какой у него материал - он сумел вынуть из него корректным образом удивительные следствия. А тот автор, которого я помню, тоже вынул следствия удивительные, но это скорее производило впечатление ловкости рук, а не строго рационального анализа. Но это уже впечатления, верно? Одному ясно, как вынимать, а другому не ясно, выучки же нету.

Это мышление, аналитическое, обычно концентрируется в аналитических экспертных записках. Тираж у них - пять экземпляров, прочитывается или пролистывается хорошо если один, потом в сейф, потом под нож. Там такого больше всего, но края этого аналитического мышления высовываются в самых разных местах - особенно в журналистике, в популярной литературе. О славянском язычестве, истории войны, голодоморе, или еще о какой истории. Впрочем, я встречал даже в естественных науках такие вещи - они растут по краям научных дорог, но все же встречаются. Причины различны, чаще всего - это сложнейшие биографии людей. Учат аналитическому мышлению много где, некоторые его изобретают сами или перенимают древнейшим способом, без университетов - от учителя к ученику. И отчего бы потом такому человеку не заинтересоваться живой природой или там геологией-минералогией? Решительно не вижу причин, отчего бы такому человеку нельзя было чем угодно заинтересоватья.

Так вот, я сначала заметил особенность этого способа думать в том, что привлекаются сумасшедшие источники. Кажется, что тут даже трогать нельзя, настолько всё заврано, но человек спокойно по локоть туда погружается, а потом достает занимательные материалы. Скажем, из современной прессы. Я не очень понимаю, как можно читать современную новостную прессу - однако есть ряд лиц, которые постоянно мониторят это дело и извлекают оттуда поучительные сведения. Кто-то что-то сказал и проговорился, кто-то чего-то демонстративно не сказал, и если сопоставить это с биографией данного человека, или карьерной траекторией, или прежними публикациями - то станет это для опытного ума вполне очевидно.

Потом увидел, как это работает. Конечно, это в чистейшем виде гипотетико-дедуктивный митеод. Вообще-то - совершенно научный метод, но тут очень выпукло представлены теоретические компоненты. Строится картина мира, из нее делаются далекие следствия и особые картины для разных выделов мира, гипотезы о том, как устроены еще более особенные детали. И - многоэтажная проверка, сопоставление с тем, что ожидалось, корректировка, выдвижение новых гипотез, утрясение мировоззренческих проблем... Четкой границы опять нет, это нормальная научная работа. Правда, не вся. Если действовать в рамках этого самого аналитического метода, пожалуй, придется признать, что значительная часть научной картины мира отыскивается такими вот аналитическими способами. То есть то, что признается (формально, легально и пр.) нормальной наукой - во многом это такая вот аналитика. Дело же не в ГБ, конечно - и других спецслужб полно, да и не они это придумали - это лишь особенный способ мышления, который может использовать кто угодно, просто в сочинениях офицеров ГБ это очень очевидно. Ну, мне это там было особенно очевидно. Другим, может, и не заметно, я не читал о восприятии кем-либо трудов экспертной аналитики.

Да, а примеры естественнонаучные... Я, скажем, совершенно не способен понять суть теории струн, но то, что пишут в популярных книгах - совершенно типичные образчики такого рода мышления. Там даже можно отыскать совершенно параллельные примеры. Скажем, я видел, как с огромной радостью некоторые авторы находят - после долгих блужданий в недрах теории, в запутанных фактах, сопутствующих обстоятельствах, косвенных свидетельствах - вдруг они выходят, как из леса на поляну - к уже свершившемуся факту: скажем, человек получил ретросказание относительно второй мировой. То есть из его теории следует (с неопровержимостью, как он считает) что в тридцатых годах должна была начаться война. И в самом деле. Вот же оно, доказательство. Когда говорят, что получили ретросказание относительно силы тяготения, звучит это таким же образом. Нормально звучит. Разве что этот прием повторяется у аналитиков много чаще, чем в нормальной науке.

Интересно, есть ли труды по этому поводу? Наверное, внутри истории это называют конспирологией. Может быть, можно отыскать книги, где бы анализировались особенности мышления конспирологов. Но это как бы заранее не интересно - само явление много шире, чем какая-то область исторических наук, и изучение этого неуклюже выделенного фрагмента может привести только к ложным выводам. Практически эта проблема не решена. Скажем, коллеги обычно очень хорошо чувствуют, когда какой-то естественник начинает чем-то таким заниматься - и отношение к его работам меняется, и в кулуарах поговаривают. Но вот беда - эта реакция практически неотличима от реакции на любую теорию и теоретика. Любой, работавший в спаянном научном сообществе - лингвистов, историков, социологов, биологов и т.п. - знает, что уж чего-чего, а теории там не выносят, любой, особенно непривычной. Можно лишь повторять то, что члены сообщества когда-то пытались заучить, а прочее - считается болтовней. Поскольку для членов научного сообщества теоретизирование как таковое оказывается неотличимым от такой вот аналитики, то можно понять - проблема различения не решена. Можно, конечно, обжегшись, дуть на воду и держаться поближе к эмпирии, где точно никакого мышления нет, потому нет и аналитики.

Видимо, мне интересно, как это развивается, с чем это связано, как это разделить, отличить и где этому место. Когда уместно применять такие приемы, когда они фальсифицируют работу. Для всего этого надо само явление описать и отличить - получается замкнутый круг. Я не могу отыскать качественного критерия, который бы легко и надежно различал множества тех и этих работ. Пожалуй, кроме случайных, временных, зависящих от данной конкретной области критериев я мог бы привести лишь один. Его тоже нелегко выговорить, но все же можно. Это некоторая особенность логики, вплетенная в такие исследования. Тут несколько простых по отдельности вещей, которые вместе нечасто осознаются. Значит, силлогизмами практически никто не думает, так что аристотелева (и любая иная) логика в научном мышлении практически не используется. Все, скорее, интуитивно-логичны (предметная логика). В любом нормальном исследовании связей между компонентами столько, это такая сеть зависимостей, узлов, условий и проч., что особую проблему составляет способ редукции этого плетения. Этих способов несколько, и вот способ конспирологов, аналитиков отличается тем, что там очень часты обрывы логических связей внешними привлеченными соображениями от общих положений. То есть какие-то идеи, вытекающие из целей, из общей картины мира, из общего представления проблемы - "сверху" вносятся в рассуждение и обрубают некоторые логические связи, прореживают сеть зависимостей и позволяют отыскать какой-то лаз... иногда приводящий в неведомые земли.

Однако это лишь расплывчатое суждение - ровно те же интеллектуальные движения делаются в самых разных нормальных науках при создании теорий. Вопрос о доле - в аналитике этого очень много, на каждом шагу, а наука поскучнее будет - там это реже проявляется. Отсюда, конечно, возможен интерес к разным логикам познания.

Насколько можно понять, увеличение доли формализаций в некой области увеличивает ее аналитичность в употребляемом здесь смысле - автоматически, обязательно. Формализм на то и формализм, чтобы так работать. Напротив, увеличение доли наблюдения снижает аналитичность. Как кажется, причиной появления такой аналитики, такого манипулирования в мыслительной сфере, является неосознанная и несбалансированная формализация.

Наблюдение - это окно науки в мир, к тому, что она изучает, и через это окно лезет темный лес, сучки, паутина, мрак, избирательное сродство и тайные сближения. Формализация - это свет замкнутого на себя разума, который извлекает информацию из собственных предположений. Если наблюдательное окошко закрыть, будет светло, но пусто, лишь слабая игра теней об принятых формализмов. Если потушить свет и настеж распахнуть окно, будет очень темно, ничего не понятно, но интуитивно ползать можно, хотя наощупь и недалеко. Нормальным способом жить является соблюдение баланса, введение формализации необходимой, понемногу, прослеживая, чтобы свет, исходящий от мерцающих самосвечением формализмов, правильно смешивался с прущей натурой. В некоторых умах баланс нарушен, там провели неоправданную формализацию, негармоничную, формализовали какие-то куски в отрыве от прочих - и получился неприятный гибрид. Кстати, хорошим примером будет марксизм - многие его еще помнят, он, бедняга, много битый. Это как раз случай, когда в очень темной области, где по уму-то еще наблюдать и наблюдать, вводится совершенно избыточная поверхностная формализация. Возникает впечатление ложной ясности - просто благодаря использованию определенных терминов кажется, что эмпирия очень даже согласуется с теорией, образуются многочисленные самосбывающиеся пророчества, висящие только на умении использования терминологии, и прочие такие вещи. Очень заметна такая компонента в некоторых областях современной (совсем не марксистской) экономики и социологии. Какова доля такого рода вещей в естественных науках - трудно сказать. Вроде бы легко привести красивые примеры, когда целые области естественных наук являются такой аналитикой, но вряд ли они общепонятны. Ладно, в своей области каждый сам знает, а у соседей все равно мало что можно разглядеть.
Tags: philosophy3, science4
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →