Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Я сейчас волею судеб и собственных прихотей бегаю, и за неимением девайсов на ходу ЖЖ не смотрю. Организм мне на видных местах развесил объявления, что-то типа "если не, ... отключим свет" и прочее угрожающее. Так что еще немного побегаю и часов на десять залягу. В ожидании конца своих побежек - вот, из гостей написано:

Интересно, что в литературных произведениях иногда используются эмпирически найденные психотехники. Ну, называть их можно различно, важно, что они есть. Занятно было бы сделать коллекцию - сколько всего отыскано, и остается всем открытым и в то же время неизвестным.
Самый яркий пример, какой знаю - это Пруст. То, что у него составляет основной прием - вовсе не выдумка и не индивидуальная случайность, а правило, по которому работает душевная жизнь.
Следует брать и хорошо, живо вспоминать отдаленные воспоминания. Не очень яркие, те, которые сознательно вызывают, исходя из схемы своей жизни, и не "случайно" появившиеся вот сейчас - а те, что забыты, замутнены. Их поднимают якорем - у Пруста описаны запаховые метки, могут быть и другие. За якорь зацеплены воспоминания, при проживании их, оживотворении, они влекут за собой все новые воспоминания, причем надо не просто их, как костяшки на счетах, перебрасывать "а, ну это я помню" - а проживать еще раз. Тогда они проживаются все ярче и живее, все больше вспоминается деталей. Собственно, все это у Пруста описано. А про результирующий эффект этой техники явным образом не сказано.
После некоторой тренировки в таком проживании возвращенных воспоминаний возникают особенные чувства по отношению к миру. К явлениям природы в первую очередь. Тут можно говорить, пожалуй, лишь абстракциями, которые сами по себе мало что значат и служат лишь указателями, ведущими к вещам конкретным - их, если угодно, дал тот же Пруст, и каждый может отыскать свои. Если абстрактно, это чувство можно назвать "вселенная как дом". Явления природы - дождь и туман, закат и полдень - воспринимаются очень ярко, живо, они как бы включаются в сюжет, между вспомненными картинами и нынешними впечатлениями сами собой завязываются какие-то связи, и мир вокруг становится ярче, богаче, осмысленнее, он как будто выполняет какую-то (сюжетную...) задачу, и потому находиться в нем тепло, уютно и интересно. Незначительные подробности становятся интересны, легче запоминаются. Оживают цвета, впечатления от мира становятся более значительными и говорящими.
Кажется, не вполне тривиально, что от оживления удаленных воспоминаний меняется восприятие окружающего мира и всей жизни.
Пруст подробно описал исходные данные своей техники, а результат (может быть, им не осознаваемый за ненадобностью) вошел в художественную ткань романа. Мир Пруста подчеркнуто мал, зануден и медленен - однако каждый, кто читал, окунается вдруг в очень теплую, приятную атмосферу, следить за микрособытиями, происходящими в мире Пруста, приятно и интересно - хотя дать себе отчет, в чем же интерес, крайне трудно. Интерес и теплота создаются атмосферой, в которой написан роман, а атмосфера вызвана этой вот психотехникой.
(Нечто похожее говорил Мамардашвили в книге о Прусте. Несколько похожее, но совсем не то. Одно дело - медитации над тем или иным предложением Пруста и отыскивание каких-то нетривиальных философских ходов и смыслов. Другое - психологический смысл главного примененного художественного приема).
Tags: alchemical notes, literature3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments