Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Народ говорит тихо. Старается не спугнуть. Мало ли что. Вроде выпускают, а с другой стороны - тьфу, не сглазить. Я же смотрю в окно. Темно, жаль, что не падает снег - даром темно. Читаю книгу Логоса. Я забыл том-номер, но один из последних, там по университетскому вопросу целый номер. Что, хороший журнал.

Пока читаю, записываю, что приходит в голову - полуцитаты, примерно как полусамовары. Ни страницу указать, ни своими назвать.

В первой же статье словосочетание: мечта об университете.

Это крайне важно. Важнее даже, что его уже нет. Это было давно. Врач, юрист, теолог и философ рассказывали одну историю. Когда эти четверо порознь, но вместе рассказывают одну и ту же историю, получается университет. Он и получился. Его обновляли, он разрушался, его переосновывали, он ник и стлался под ногами. Сейчас опять лежит. Тут важно, что есть мечта - значит, есть что поднимать.

Говорят о фундаментальности университета для нашего общества. Это в самом деле крайне важный институт. Он маленький, по сравнению с гигантами - типа банковской какой системы или там еще не знаю. Но он очень важен - наука может возобновляться только там. Это вообще довольно гомеопатическая штука. Ученых в мире 6 миллионов. В России 400 тысяч. Из наших пишут статьи тысяч 100, кажется. Это включая тех, кто за жизнь - одну. Таких, кстати - большинство. Обычный хвост распределения. Основная масса науки - больше 90% - у нас создается примерно 30 тысячами людей, как мне кажется. Если я нигде очень сильно не наврал. Это мало. По количеству смешная цифра. В мире пропорции такие же - где-то десятая часть делает практически всё, а прочие - чтобы фон был. Только этим наша наукоцентричная цивилизация и держится.

Но в доказательство фундаментальности университета приводят, что он изменяется только при очень глубоких реформах. Приводят примеры - вроде того, что разве что революции меняют университет, или наполеоновские войны. На деле это - показатель глубины общества. Его мало как можно измерить, этот показатель. Есть общий объем - можно сказать о числе населения, или там информацию в социальных сетях посчитать. Но есть такой интересный показатель - глубина. Когда общество решительно изменяется, университет в первые годы совершенно такой же. Вокруг войны, голод, эвакуация, голод - что угодно. Но - не до него. Оно и верно. А вот потом, когда новый строй устаканивается, доходят руки - подкрутить что-то там в университете или академии наук. Вот то время, что между самой сменой строя и тем, когда дошли руки крутить эти вот нежизненноважные детали... время между тем, как взяли мосты и телеграф - и тем, как взяли университет. Лет 15. 20. 30. Вот это - это замер глубины общества. Столько времени понадобилось, чтобы засунуть руку по плечо в самые недра и там пальцами дошевелить и до вот этого вентиля. Полагаемого не очень важным. Как та гайка на животе.

Университетская корпорация сама себя реформировать неспособна. Всякая корпорация живет устойчивостью, ее члены могут лишь увеличивать устойчивость своей корпорации. Внутренними силами университет не реформировать

Занятно, что среди очень интересных статей в номере - только плач. Нет идей, как изменить, нет проектов - никаких, только стон, что все погибло.

Крайне важная вещь - отношения с бизнесом. Пока не будет решен вопрос о том, как университет и наука вообще соотносится с бизнесом - будет эта медленная и скучная гибель, падение. Сейчас ни у кого решения нет. То есть в виде теста, если б оно было - предположим - ни одна голова бы не поняла, что написано. Так что, независимо от наличия текстов, понимания нет, его надо делать с нуля.

Соотношение с карьерой ученого - специализация губит университет, но ею живет производственная наука. Пока карьеры завязаны на специализацию - ничего не стронется. Ну, это частный вопрос от предшествующего.

Исследование как производство и проект. Тоже от того вопроса производная. Пока будет так - будет тухнуть и чахнуть, гнить до костей. Увы, организационных форм, в которые можно поместить научное исследование, пока не видно. Так сказать, менеджмент слегка недоучел.

Называют термином сциентизация высокий авторитет науки. Научная цивилизация, любая деятельность требует прикрытия авторитетом науки. Еретики есть, но это именно еретики. Онаучивание неакадемических профессий и размывание понятия об ученом. Бюрократизация ученых.

Достаточно ясно, что образование требует новых общественных институтов. Не столь важно, будут их называть старым именем школы или нет - название не важно. Но состав старой институции "школа" необратимо устарело, разлагается - впрочем, как уже давно. Другое дело, что там прорва придумано вариантов, но окружающий социум их не поддерживает.

Массовое высшее образование. У нас - вавиловский набор после войны, число людей с высшим выросло в 10 раз примерно за 10 лет. Сильное снижение качества образования. У немцев - совершенно по другим причинам та же ситуация. В Германии число первокурсников за 10 лет с 1955 по 1965 выросло в 2.5 раза.

Фразы типа "будущее науки под вопросом, настоящее университета невыносимо". Это писано где-то в шестидесятые. Но стало еще невыносимей, конечно.

Тезис Поппера: большая наука способна разрушить великую науку

Всё тихо. Жаль, что не идет снег.
Tags: education2, science4, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments