Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Современное выстраивание национальных идентичностей

Очерки по европейской многоэтничности и многокультурности: сборник. М. ИЭА РАН. 2013. 480 с.
есть в сети http://iea-ras.ru/index.php?go=Files&in=view&id=55 http://www.twirpx.com/file/1382733/ http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4699173

Тема сверхактуальная - развитие наций, становление национальной идентичности. В современном мире, не в золотой век национализма, XIX, а вот прямо сейчас - в мире глобальном, многокультурном, с множественными миграциями.

И это не "философская" работа, тут нет теорий того, как надо строить нацию или строгих лекций о том, как этого делать не надо. Это работа этнографов - они в меру сил пытаются описать наблюдения, то есть это описание того, что реально делается и как оно происходит, без оценок - удачно, неудачно, ошибочно, заранее обречено, успешно - это все еще не известно, потому что вот прямо сейчас происходит.

Сборник состоит из десятка больших статей, каждая по своей стране, статьи сделаны на основе полевых наблюдений, опросов и собственного опыта исследователей. Передать богатство конкретных наблюдений невозможно, это надо читать. Кому-то будет скучно страницу за страницей изучать детали торговли зеленью и сладостями на Сицилии, кому-то тоскливо читать о шведском школьном образовании или латвийских законах о нацменьшинствах.

Как строятся идентичности в современном мире? Как образуются нации? Какова роль разных общественных институтов, государства, культурных традиций, манипуляций? Общий ответ прост: у всех по-разному. Кажется, книга именно об этом - какими разными могут быть дороги.

В целом намечается тенденция, может быть, я ее увидел именно по недостаточному знакомству с темой, это просто аберрация малого знания - а может, в этом в самом деле есть смысл.

В Южной Европе и полосой до границ кельтского мира далеко на северо-запад - особенная складка: сдесь работает культура. Социоэкономическая реальность везде создает собственный рельеф местности, и в этих складках социоэкономической реальности - разнице цен, предоставлемых услугах и пр. - работает культура, оформляя эти различия как национальные. При этом в одних местах, как на Сицилии, эти складки прошиваются волнами мигрантов - очень старыми, арабскими, и совсем новыми, украинскими, китайскими, молдаванскими. То есть уже есть профессии на Сицилии, которые занимают украинцы, и есть - которые китайцы, и эти миры не пересекаются, это замкнутые и изолированные этнические миры. Скажем, украинки - это горничные в богатых домах (местные называют их почти-европейками, квази-европейцами, и это элита домашней прислуги, им доверяют, в отличие от румынок - те грешат соблазнением хозяев дома, что для горничной большой грех), а китайцы - это мелочная торговля определенных видов. Сами сицилийцы тоже идентифицируются определенными культурно означенными социоэкономическими традициями - статья об исторических рынках, со времен Средних веков существуют продуктовые рынки, где покупают и продают, и это и есть основа традиций и самоидентификации. Тут и идеалы романтики, представления о "своих" и "чужаках" - в общем, весь набор. Национальный рынок. Причем видно, как возникают ошибки - там красочная история рассказна, как в этот собственный процесс варения национального компота вмешиваются государственные органы в соображении "помочь рису расти", то есть добавить национального колорита, внести здравые идеи, сделать привлекательным для туристов, закачать деньги... И полный крах - именно эти помогающие действия гос.органов губят все на корню, истребляют один из таких центров национальности. Идем западнее - Бретань - тут основой стали национальные праздники, которые вырастили буквально за последние полвека, то есть, конечно, "возродили". На основе нацпраздника рождаются национальные искусства, одежда, традиция и самоидентификация: мы - те, кто празднует, мы хорошие. Идем дальше на северо-запад - Шотландия, Ирландия. Игры с языком, восстановление гэльского с нуля, из мертвого языка в живые, и на этой основе - политические игры, восстановление шотландского парламента, все сильнее самоидентификация и настроения отделиться политически.

А на севере Европы игры совсем другого плана, государственно-правовые. Не в смысле - только по праву, право - поле очень хитрое, тут идет игра в то, что вписано в правовое поле, а что нет, и от того оно с правового поля как бы невидимо, хотя есть. Эта маргинальная игра позволяет также многого добиться. Тут игры в национальные языки, которые признаны-не признаны, в перечисление меньшинств в официальных документах, которые как бы есть, но не полные, тут старые пустоши геноцида, который частично старательно забыт, и потому достигнутая пролитой предками кровью мононациональность территории может использоваться как база для построения некой традиции. Тут игры в право, одни игры направлены на вытеснение меньшинств - стараясь оставаться в правовом поле, сыграть так, чтобы все же оттеснить, другие игры - наоборот, в приятие, но тоже игрой в культурную политику государства. В общем, самые разные игры, связанные с правом. В том числе и с "внешним правом", потому что на севере Европы среди соседей России нельзя не видеть, что служит основой национальной самоидентификации - отношения с Россией, негативные. Мы не они, мы против них, мы сами по себе - вот и идентичность. Но это все не в общих словах сказано, а развернуто в школьных программах, курсах истории страны, правовых актах и прочих государственных делах. То есть на деле играют в "право" и в отличие от "восточного соседа".

На юге экономика, обернутая культурой, на севере отличение от грозного соседа и игра в право, тоже припорошенная культурой, а что в центре? В Германии? Этому посвящена первая статья сборника, заглавная. Думаю, картина много сложнее, чем я смогу высказать и даже чем рассказано автором статьи, у немцев с национальностью очень запутанные игры. Но здесь, в рамках краткого текста надо говорить кратко. У них нация сейчас строится совершенно уникально и безумно: основой национальной идентичности является самоотрицание, признание за собой вины. Как греком (тогда, давно) был тот, кто говорил по гречески и проходил обнаженным занятия в палестре, так немцем является тот, кто говорит по-немецки и прошел через эту родовую травму идентичности - заносился, мечтал, обломался, увидел преступления предков, ужанулся, устыдился, потерпел крушение, кое-как себя собрал, привстал, вроде дышит, хотя глаза проедены то ли слезами, то ли потом, - вот тот, кто все это за собой знает, эту старую вину признает и ищет способа с ней жить, не сбрасывая, не забывая и все же жить - вот тот и немец. Самоидентификация на отрицательном - это надо такое догадаться. Как не похоже на веселую Бретань, где танцуют под национальную музыку.

В книге ничего почти нет про западный мир, про Англию и Францию, у которых национальная самоидентификация выращена на положительном полюсе - добрая старая..., прекрасная... Там совсем другие игры. И про Россию ничего нет. Но книга интересная, потому что видно, какие же безумно разные способы изобретают в этой сфере, насколько там не одна дорога и не десять.
Tags: books6, history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments