Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov


На территории РФ марсиане высадились в Москве, Архангельске, Новосибирске, Хабаровске и, я не поверил своим глазам, в Магадане.
Марсиане захватили Магадан. Мирозданию больше нечем меня удивлять.
PS Хотя нет, есть чем: посадку Замка на Байконуре я могу понять, но, ёшкин кот, зачем они захватили Душанбе?! Объясните мне, на кой чёрт марсианам Таджикистан?!
http://rotten-k.livejournal.com/2353686.html


«Нашим друзьям, — говорил Бор, — пришлось в первые августовские дни того года проезжать через Германию, и они сообщали о большой волне воодушевления, которая захлестнула не только весь немецкий народ, но даже посторонних наблюдателей, хотя вместе с тем и навела на них ужас. Разве не поразительно, что народ шел на войну в пылу настоящего энтузиазма, когда должно же было всем быть понятно, сколько ужасных жертв, своих и вражеских, потребует война, сколько неправды будет твориться с обеих сторон? Вы мне можете это объяснить?» Ответ Гейзенберга: «Не думаю, чтобы слово энтузиазм верно отражало настроение, которым мы все были тогда охвачены. Никто из известных мне людей не радовался предстоящему и никто не считал добрым делом наступление войны. Если попытаться описать, что происходило, то я сказал бы так: все ощутили, что дело пошло вдруг всерьез. Мы осознали, что были до того времени окружены видимостью прекрасного благополучия, внезапно улетучившейся с убийством австрийского наследника престола, и из-за кулис теперь выдвинулось на передний план жесткое ядро реальности, некий императив, от которого наша страна и все мы не могли уклониться и на уровне которого теперь надо было оказаться.
http://leptoptilus.livejournal.com/323869.html


- Очень интересно. Замечу, однако, что варварская латынь возникала не за морями, отдаленность не является условием. И на примере латыни известно, что в провинциях язык метрополии портится сам и портит местные языки, хотя небольшое число овладевают "языком империи" на высочайшем уровне. Достаточно посмотреть, сколько среди лауреатов британской Букеровской премии да и просто среди успешных романистов выходцев из Индии, с Карибских островов и др. В начале 90-х я ожидал, что и у нас так будет, но не пошло. Что касается русского языка в политических верхах, то его знают лишь до тех пор, пока политически активно поколение заставших СССР. Это уже понятно. Молодежь неизбежно выберет язык, на котором получают образование.
- Неужели ожидали, что у нас писатели запишут по-английски?
- Нет, я думал новая литература будет прирастать писателями из б. советских республик – русскоязычными Рушди и Найполами.
- ... а приросла лукьяненками-дьяченками-олди?
- Их я не читал. Знаю, кем не приросла – авторами первого ряда "из колоний", у которых материнский язык не русский. Новыми Фазилями Искандерами или хотя бы Айтматовыми.
- Лукьяненко давно живет в Москве, но он из Казахстана, Олди из Харькова, Дяченки из Киева.
- Я это и имѣлъ въ виду.
- Образовательная политика, образовательная политика. Айтматов и, например, Гулям - это, безусловно, плоды в первую очередь советского образования и советской образовательной политики, как бы негативно я не относился к социализму вообще и государственно-монополистическому социализму в частности.
А что сейчас? Я живу в Узбекистане и не вижу ни единой тенденции к тому, чтобы интеллектуальная культура тут обросла чем-то большим, нежели однодневные фильмы вроде "Невестки", которые до бесконечности обсасывают тему матриархата и примирения с оным, или третьесортные полуабсурдистские комедии. Не знаю, большей культуры тут нет и вряд ли предвидится - пускай она и имеет тенденцию вырастать в том числе и на противоречиях, нынешняя ситуация не располагает ни к чему позитивному. (Возможно, подобный взгляд сформирован тем, что я плохо знаком с продуктами казахской, к примеру, культуры, но не думаю, что там сильно лучше - по-настоящему крупного литературного произведения в пост-советской Азии я не ожидаю в принципе.)
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1893189.html?thread=99836997#t99836997


- Насчет подумать... знаете, что меня смущает в социологии? Невозможность со стороны отследить личную ангажированность, политическую или национальную. То, о чем у нас (во всем Закавказье) говорилось как о само собой разумеющемся - о двух языковых мирах параллельно, сохраненном русском и национальном суржике - эта тема плотно сидела в тамошней культуре, была мода на владение низовым суржиком и диалектами типа одесского при сильнейшем разделении носителей языков, - вдруг всплывает в виде политически поляризованного и видоизмененного события как объекта исследования.
Представьте, что Вы переезжаете на Марс и вдруг другой земной биолог начинает писать о том, как мало на Земле изучают млекопитающих жуков и их возможную пользу для молочной промышленности. Марсиане же, представьте гипотетическую ситуацию, сильно интересуются нашей биологией. И вот вы пытаетесь сказать, что вас смущает некогерентность этого биолога и что мексиканские кактусы плохо сказались на его работе, а они, марсиане, в смысле, отвечают - ну, жуки могут быть разные, но главное, есть возможность подумать и понять, как работает ваша наука.
Вас действительно не настораживает субъективность там, где должна быть объективность? Кстати, давно хотела задать этот вопрос именно Вам.
- Есть такая старая история. В лабораторию к знаменитому орнитологу пришли студенты-этологи. Они были под самую маковку напичканы самыми современными теориями о поведении животных, и вот увидели в клетке, что пара невзрачных птичек возбужденно скачет, суетится, поднимают и роняют веточки какие-то, вспархивают и присаживаются... Они стали мудро обсуждать увиденное и пришли к мнению, что это смещенная, конфликтная активность, вытесняющая в поведении конфликт мотиваций... Орнитолог, подошедши к ним, сказал: Хотите верьте, хотите нет, но они просто вьют гнездо.
Я бы не хотел подменять субъективность объективностью, объективность интерсубъективностью, онтологию объективацией, а структурность системным подходом. Я бы хотел лишь отличать, когда начинают заморачиваться и говорить чушь, а между тем происходит нечто, совсем простое, но описываемое на другом языке. При этом одни простые вещи говорятся на языке психологии, личности и личного выбора, а другие простые вещи следует говорить на языке социологии.
Когда-то, в 1991 году, я шел по проезжей части ул. Горького, по проспекту, котрый всегда был заполнен машинами и на который нельзя было выйти - под голубым небом шли толпы людей, оглядывались. Я подошел к памятнику Дзержинскому, вокруг которого стояло несколько десятков людей, один залез на памятник и пытался накинуть металлический трос на голову памятнику, остальные готовы были тянуть. Памятник был очень большой, и было очевидно, что люди, с энтузиазмом впрягающиеся тянуть трос, валят памятник на себя и на толпу. Сказать это было некому - кто не обращал внимания, кто азартно командовал, как именно надо разом дернуть, чтобы памятник упал на людей. Мне тогда стало эмпирически ясно, что же описывали в своих книгах авторы, которые писали о Французской революции. Вдруг страницы Кропоткина ли, скажем, Жореса - ожили, и мне стало внутренне понятно, что же они описывали, для чего не находили языка, что было предметом, который так невозможно схватить - коллективное действие, мозаичная картина совокупного действия индивидуальных воль.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1893189.html?thread=99845957#t99845957


вот человека человек
несёт в кроватку из машины
и поясняет: умотался --
весь день был поезд и щенок;

но человека человек
бьёт металлическим, аршинным:
забудь про ребра, кости таза,
колени рук и локти ног;

но человека человек
находит, держит, ждёт карету,
сидит у койки -- слушать сердце,
поить, подушки поправлять;

но человека человек
на два часа берёт в аренду,
вздыхает: не хватает перца --
молчит, глаза отводит блядь;

но человека человек
в отчаяньи, в бессильном гневе --
полночи гладит по затылку
и шепчет: ты поплачь, пройдёт;

но человека человек,
всю жизнь и на земле, и в небе
любить и ждать клянётся пылко --
и забывает через год;

но человека человек
с размаху по спине портфелем,
а после вдруг целует звонко
и убегает, хохоча;

но человека человек
искал, выслеживал неделю,
сейчас у них борьба и гонка,
один погибнет через час;

но человека человек
послал к анчару властным взглядом,
но это в прошлом веке, вроде --
неясно, что тут обсуждать;

но человека человек
я понял, понял, всё, не надо,
здесь едем дальше, не заходим,
есть и другие города.
http://lllytnik.livejournal.com/91358.html


- Да, если самимъ чѣмъ-нибудь не заниматься, надо переводить. Или хотя бы реферировать. Гдѣ тутъ у насъ теперь ВИНИТИ?
- не знаю
мне кажется самым... эээ... разочаровывающим не всякие денежные трудности, сокращение книг, трудности издательств. Это все дело наживное. А вот то, что чаще слышу - переводить не надо. И по-русски-то никто не читает. А это узкая вещь, только для профи, хватит английского, кому надо - все прочтут, кто не прочтет - тому не надо
И так говорят очень многие. Вот это вот нехорошо
- Нехорошо, но часто проще, рациональнее транслитерировать, чем придумывать русский эквивалент – хотя бы потому, что он почти всегда длиннее. Наш язык громоздкий. В научных текстах это давно принято, а сейчас и в связанных с компьютерными технологиями, бизнесом, политикой, социальными практиками. Новые понятия не чеканят по-русски, поскольку их почти не генерируют. Мы догоняем, приспосабливаем иностранные слова, всегда в положении отстающего, в лучшем случае заурядного ученика. Те, кто выучивает английский, получают возможность оседлать волну – или как это сказать? (Не решаюсь при вас поставить смайл).
- Вот признаюсь. Читая текст, я плохо запоминаю аббревиатуры. сейчас появилась манеры все длинные понятия шифровать аббревиациями - и все эти айтуту, пипика и сипиви нашпиговывают страницы как глситы. Я сбиваюсь, не понимаю, вынужден листать назад и отыскивать то место, где автору было благоугодно в первый раз употребить сипити и мимоходом сказать, что он будет называть таким образом. И потом все время подставлять, мучительно вспоминая. Да, это позволяет сократить, оседлать волну и многое что еще сделать с попавшейся волной и с собой. Но от этого страдает понятность. Я бы, честное слово, отдал многое за понятность. Ее не хватает.
Когда-то у Турчина была книга Инерция страха. Там была мысль, что отрицания фиксированное количество, и человек, отрицая один слой тезисов, теряет силы и епрестает отрицать более глубокие слои. Так доказывалась слоистость советской идеологии и ее причина. Так вот, я бы сказал, что у человека ограниченные способности понимания. И когда он тратит их на аббревиации, в девяти случаях из десяти ненужные, на язык, не-родной, но необходимый, на условности и сетку правил, формальностей, которыми обеспечена науа - у него просто не остается сил на главное - понимание той загадки, для которой все эти навороты, собственно, и были нужны.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1893189.html?thread=99840325#t99840325


Жил-был в Городе Мира и Спокойствия уличный грабитель, разбойник по прозвищу Штанодёр — Хакамадарэ. Как легко догадаться, прозван он так был за то, что подстерегал на улицах знатных особ, когда те имели неосторожность бродить без охраны, ужасным воплем пугал их и раздевал если не донага, то до нижнего платья. А награбленные наряды сбывал или сам носил. Вот однажды осенней полночью вышел он на добычу. Глядит — идёт по пустынному берегу реки одинокий молодой знатный господин, в великолепных широких штанах и не менее нарядном охотничьем кафтане, и играет на флейте что-то красивое.
Хакамадарэ незаметно двинулся за ним следом, проводил до заросшего пустыря, а потом, по своему обычаю, выскочил из темноты, громко топая и страшно крича. Другие вельможи при этом в обморок падали — а этому хоть бы что, идёт себе и играет на флейте, совершенно не обращая внимания на старания Штанодёра. Разбойник догнал его, выхватил меч — и только тогда незнакомец опустил флейту и спокойно спросил: «Ну и скажи мне, что делаешь ты в этом мире?»
Штанодёр содрогнулся: только бог или небожитель может оставаться так невозмутим, когда у него перед носом размахивают клинком! Упал на колени и еле вымолвил: «Я Хакамадарэ, хотел добыть себе одёжки — да, видать, ошибся…» — «Ну, пойдём со мною», — морлвил незнакомец и двинулся дальше, вновь заиграв на своей флейте, а грабитель — за ним, словно заворожённый. Дошли до богатой усадьбы. Там музыкант зашёл в дом, вернулся, вынес Хакамадарэ полный набор одежды и сказал: «Понадобится что — заходи, я поделюсь. А набрасываться на людей среди ночи не стоит – они могут тебя неправильно понять и причинить тебе зло». Разбойник ушёл, а на следующий день постарался разузнать, чья это усадьба. Оказалось, что принадлежит она Фудзиваре-но Ясумасе, наместнику Сэтцу.
http://umbloo.livejournal.com/345545.html



http://tanjand.livejournal.com/1075211.html


Подход же Кунина вкратце таков – самопроизвольное возникновение жизни, т.е. самореплицирующейся системы, способной к передаче генетической информации от РНК к белку, есть чрезвычайно маловероятное событие. Но в вечно-расширяющейся мультивселенной, состоящей из бесконечного числа входящих в нее вселенных, которые также бесконечны с точки зрения внутреннего наблюдателя, произошли или произойдут все варианты всех возможных событий, если они не нарушают закона сохранения материи, причем каждое из них – бесконечное число раз.
Таким образом, случайное возникновение сложной системы во вселенной не только возможно, но даже неизбежно, хотя в каждой отдельно взятой наблюдаемой ее области оно крайне маловероятно. Ну а после возникновения такой системы начинается чистый дарвинизм и никакая мультивселенность для дальнейших объяснений уже не требуется.
Мне эта концепция весьма нравится своей интеллектуальной честностью и изящной простотой. Но в то же самое время я не могу не заметить присутствия в ней геккельянской закваски. Вспомним, как писал об этом Геккель - процесс возникновения жизни никто не наблюдал, но там, вдалеке, это несомненно возможно. Отличается только условия, делающие появление жизни неизбежным; для Геккеля и Опарина это особенности примитивной Земли в далеком прошлом, для Кунина – особенности космологии мультивселенной, содержащей бесконечное число бесконечных миров, в которых рано или поздно реализуются все возможные события.
Проявления геккельянства в этой интересной концепции неизбежности возникновения жизни разумеется не означает того, что ее автор отстал от науки на 150 лет. Напротив, Евгений Кунин является одним из самых известных биологов постсоветского времени. Геккельянством же я называю решение обсуждаемой проблемы заключающееся в констатации того, что очевидно для материалиста - жизнь существует, но судя по всему было время когда ее не было**, а следовательно она возникла из неживого и возникла несомненно самопроизвольно, поскольку в мире нет ничего, кроме материи в различных формах своего движения.
Высказанное с использованием текущей терминологии науки это безальтернативное утверждение каждый раз становится научным объяснением возникновения жизни, которое с удовлетворением принимают как те, кто сознательно решает т.н. основной вопрос философии в пользу первичности материи, так и те, кто неосознанно придерживается «стихийного материализма естествоиспытателей» как автор б-б*** текста «Материализм и эмпириокритицизм» охарактеризовал философию самого Геккеля.
Следует отметить, что геккельянство Кунина настолько передовое, что рецензенты его статьи, сами вполне состоявшиеся ученые, не вполне довольны тем, насколько оно опережает научную парадигму. Я уже упоминал о том, что автора критикуют за подход, не содержащий механистического алгоритма решения проблемы, и за недооценку возможности ее будущего решения в результате синтеза уже существующих концепций.
...Можно, казалось бы, спросить - что же в этом странного? Разве не развивается наука путем фальсификации (т.е. опровержения) ранее предложенных гипотез и заменой их на новые, способные включить новое знание в картину мира? Пожалуй, что и так. Но как раз этого и не происходит. Была ли фальсифицирована гипотеза о том, что биомолекулы возникли на примитивной Земле в ходе самопроизвольных химических реакций? А разве была фальсифицирована гипотеза о том, что протоклетки (известные также как пробионты) образовывались из вещества, сходного с протеиноидом, полученным в экспериментах Фокса? А гипотеза о том, что дарвиновский или иной отбор на добиологическом уровне мог привести к постепенному образованию механизмов трансляции? На возможность последнего дружно указывают автору рецензенты статьи, о которой речь идет в этой части.
Нет, они не были фальсифицированы так, как это может произойти с гипотезами, которые касаются ныне существующей жизни. Да может ли вообще быть фальсифицирована «большая гипотеза» аристотелизма-геккелизма-энгельсизма, гласящая, что живое самопроизвольно возникло из неживого? Каким образом она может быть фальсифицирована? Нет, речь идет не о фальсификации одной гипотезы и выдвижении новой, но каждый раз о переводе этой «большой гипотезы» на язык современного естествознания.
Исследования возникновения жизни никогда не идут в авангарде науки, заимствуя идеи и подходы из тех ее областей, которые занимаются более реалистическими и насущными проблемами. Когда отставание терминологии, использованной для объяснения возникновения жизни становится заметным, ее ревизуют, приводя в соответствие с текущим положением идей в биологии, геохимии и космологии, и подновленное таким образом старое геккелевское объяснение продолжает нести верную службу, как поседевший в баталиях солдат-инвалид, все еще способный внушать страх врагам престол-отечества, поднимая и опуская шлагбаум на заставе.
Хотя это объяснение не играет роли в развитии собственно науки, его наличие чрезвычайно важно для т.н. научного мировоззрения, поскольку от целостной системы взглядов, претендующей на всеохватность, ожидают наличия ответов на ключевые вопросы мироздания. Благодаря этому дух Геккеля останется с нами до тех пор, пока в жизни будет место научному мировоззрению.
http://partizan-1812.livejournal.com/112440.html


Итак, гипотеза авторов заключается в том, что некоторые микроорганизмы могут получать эволюционное преимущество в результате «подталкивания» своего носителя к участию в ритуалах, которые способствуют распространению этих микроорганизмов. Авторы считают, что передача религиозных ритуалов в обществе является одновременно передачей идей («мемов», немедленно добавляют они в скобках после слова «идей»****) и организмов. По это причине, они называют свою гипотезу гипотезой «биомемов».
...Главной проблемой статьи по мнению двух из трех рецензентов является то, что гипотеза, изложенная в ней, слишком расплывчата, чтобы быть подвергнутой экспериментальной проверке и отвергнута в случае несоответствия фактам. Один из рецензентов сказал об этом настолько решительно: «представленная рукопись содержит логические нестыковки и существенные недостатки, которые вынуждают меня заключить, что на этой стадии идея является ничем не поддержанным рассуждением спекулятивного характера и не может считаться гипотезой».
Другим существенным недостатком работы, отмеченным рецензентами, является отсутствие специфичности предсказания. Эта критика может быть адресована двум аспектам работы. Во-первых, все религии тут собраны в одну кучу. Один из рецензентов сделал такое замечание: «Утверждает ли гипотеза, что у буддизма и реформатского иудаизма одни и те же возбудители?»
Во-вторых, авторы не объясняют почему они выделяют роль микроорганизмов в религиозных ритуалах, но не в светских. Автор статьи в обсуждении ее в своем ЖЖ отвечает на подобное возражение: «У атеистов нет ритуалов». Хотя ритуалы у атеистов все же имеются, дело не в "ритуале", а в собрании, делающем возможность обмен микроорганизмами, а вот собрания есть и у атеистов. В добавок существуют еще собрания масонских лож, пионерские линейки, состязания по вольной борьбе, питье пива и других напитков в хорошей компании, обмен шприцами среди наркоманов, а также то, что в одном старом фильме с Сильвестром Сталлоне в главной роли называлось «обменом телесными жидкостями». Все это способствует распространению микроорганизмов в популяции.
Вот как об этом пишет один из рецензентов: «религиозные ритуалы могут и действительно приводят к распространению инфекций, но то же делают и другие взаимодействия в обществе… Можно было бы предположить, что микробиом в целом управляет эволюцией общественного поведения животных, а не религией, особенно учитывая то, что несмотря на наблюдаемое отсутствие религии у животных, последние страдают от паразитов и эпизоотий».*****
Ответ авторов на эти возражения не слишком убедителен. Они считают, что возбудители одни и те же для всех религий, но эти возбудители только способствуют возникновению «религиозного поведения», «иррационального поведения» или «поведения, у которого нет объяснения» - эти термины авторы смело используют в качестве синонимов. Детали ритуалистического поведения по их мнению, скорее всего, определяет культура, к которой принадлежит носитель.
На этом ответе, пожалуй, можно было бы и закончить для демонстрации научной беспомощности гипотезы. Понятие «поведение, у которого нет объяснения» может включать в себя много различных, никак не связанных друг с другом действий. Например, и целибат, и купание в источниках были названы авторами в качестве примеров ритуального поведения, которое может быть вызвано микроорганизмами. Произвольное отождествление «поведение, у которого нет объяснения» с религиозными ритуалами полностью размывает понятие о последних, делая гипотезу бессодержательной и, как следствие, нефальсифицируемой.
В целом, статья мне понравилась тем, что показала – материализм меняется мало. Я читал подобные тексты еще в школьные годы, пришедшиеся на времена перехода к развитому социализму и застою одновременно. Причем многие из этих текстов были написаны еще во времена каналостроительного энтузиазма и даже еще раньше. Не буду преувеличивать; все же про то, что религиозность, хотя бы и внешняя напрямую вызвана микробами - такого я не читал. Это, пожалуй, действительно новая идея. Но многочисленные естественнонаучные объяснения возникновения религии находятся в обращении уже давно.
Интересно, что все предложенные объяснения представляли собой непроверяемые гипотезы. Однако этого и в те давние времена было вполне довольно для того, чтобы объявить о том, что «наука опровергла», а «ученые доказали». То же самое типично и для наших дней. Высказанная гипотеза, которая сочтена малоспецифичной и не слишком поддающейся проверке, попадет в популярное восприятие именно как очередное доказательство.
http://partizan-1812.livejournal.com/116902.html


О нем хочется написать книгу Диогена Лаэрция. Он никогда не был ведОм средой, всегда являл пример жизни: в молодости, когда на выезде молодых ученых на картошку бродил по разрытым грядам, уставившись в тексты досократиков по-гречески; позднее, когда сопровождая приехавшего в Москву Генриха Бёлля, рычал на него в пылу спора по-немецки; еще позднее, читая доклад по белому листу, или вновь поднимаясь на кафедру после второго подряд (голодного) обморока, или спрашивая у недавно знакомого человека «Я еду на конференцию, тема такая-то. Вы о чем бы говорили?» — И когда тот навскидку предлагал тему, отвечал «Хорошо, я сделаю доклад об этом». — И делал.
http://leptoptilus.livejournal.com/150284.html


Один из самых важных текстов Льюиса-ученого, в котором он наиболее емко излагает свой подход к истории и свое видение задач и полномочий историка.
http://leptoptilus.livejournal.com/323621.html
Итак, формула «Средние века и Возрождение» позволяет мне надеяться, что университет разделяет мое убеждение, согласно которому барьер между двумя эпохами сильно преувеличен, если вообще не был изобретением гуманистов. Если даже этот вывод чересчур оптимистичен, я мог бы во всяком случае уповать на то, что наше понимание истории становится чуть более гибким. Все демаркационные линии между тем, что мы зовем «периодами» должны стать предметом неустанного пересмотра. Если бы нам удалось обойтись без них вовсе! Как сказал выдающийся кембриджский историк: «В отличие от дат, периоды — не факты. Это концепции, которые мы ретроспективно формируем о событиях прошлого; они помогают направить дискуссию, но часто уводят историческую мысль далеко в сторону»
...На свете нет ничего совершенно нового; так или иначе все уже было предвосхищено или подготовлено. Нешвенное и бесформенное постоянство-в-изменчивости — вот принцип нашей жизни. Но, к несчастью, мы, историки, не можем совсем отказаться от периодизации.
...Я ни в коей мере не пытаюсь примерять на себя роль профессоров Тойнби или Шпенглера. Относительно почти всего, что можно назвать «философией истории», я отчаянный скептик. Я ничего не знаю о будущем; даже о том, будет ли оно. Я не знаю, было ли то, что уже случилось, необходимым или случайным. Я не знаю, какой акт человеческой трагикомедии разыгрывается в настоящий момент, первый или пятый. А значит, не могу судить и о болезнях, которыми мы сейчас болеем, детские они или старческие. Я всего-навсего прикидываю, как нам расположить или систематизировать те факты — до смешного немногочисленные в сравнении с целым, — что сохранило для нас (часто по чистой случайности) прошлое. Я похож не столько на бродящего по лесу ботаника, сколько на даму, срывающую несколько цветов, чтобы поставить букет в гостиной. Таковы, в той или иной степени, и величайшие из историков.
...1. Частичный закат античной образованности и ее новый рассвет в эпоху Возрождения, были для него событиями одинаково уникальными. История не знала равных такой смерти и такому возрождению. Но нам с вами довелось присутствовать при втором закате античной образованности. В наше время то, что было некогда достоянием каждого образованного человека, съежилось до технического инструментария горстки специалистов.
...2. Гиббону перемена, свершившаяся в литературе от Вергилия до «Беовульфа» или «Песни о Хильдебранде» (если он их читал), показалась бы куда более значительной, чем нам. Сейчас мы отчетливо видим, что эти варварские поэмы на самом деле не были таким уж новаторскими, ведь мы можем сравнить их, скажем, с «Бесплодной землей» [Элиота] или «Анафемами» Джонса. Скорее они представляли собой бессознательное возвращение к духу более ранней классической поэзии.
...3. Крещение Европы казалось всем нашим предкам, независимо от того, радовались они ему как христиане или оплакивали вместе с Гиббоном как неверующие гуманисты, событием уникальным и необратимым. Но нам довелось стать свидетелями обратного процесса. Конечно, дехристианизация Европы в наше время не окончательна; не была таковой и ее христианизация в Темные века.
...Направление, в котором развивается моя мысль, понятно; я отнюдь не стремлюсь сохранить интригу до самого конца лекции. Я отваживаюсь (пусть хотя бы чуть-чуть) изменить наше представление о переходе от «Античности» к «Темным векам» лишь потому, что с тех пор нам довелось увидеть куда более глубокие изменения.
...Остается рассмотреть третью возможную границу. Ее можно провести где-то в конце XVII века, среди ее признаков — всеобщее признание Коперниковой теории, преобладание философии Декарта, и (в Англии) основание Королевского общества. Если бы мы рассматривали историю мысли (в узком смысле этого слова), я не сомневаюсь, что провел бы черту именно здесь. Другое дело, когда мы рассматриваем историю культуры в целом.
...Перебирая, таким образом, возможные временные рубежи, я стал считать величайшей из всех границ между эпохами в истории западной культуры ту, что отделяет настоящее от века Джейн Остин и Вальтера Скотта.
...А теперь, я, наконец-то, могу выложить на стол свой главный козырь. За время, прошедшее между Джейн Остин и нами, а вовсе не между нею и Шекспиром, Чосером, Альфредом Великим, Вергилием, Гомером или фараонами, появились машины. Речь идет о перемене, куда более значительной, чем все, о чем мы говорили до сих пор.
...Как ни широк разлом, у тех, кто родился по обе его стороны, еще есть шанс взглянуть друг другу в глаза; они могут сделать это сейчас, в этой самой комнате. Такое нередко случается в эпохи великих перемен. Один из удивительных тому примеров — переписка Генри Мора [13] и Декарта; может показаться, что эти двое пишут друг другу из разных столетий. Вот в этом-то все и дело. Сам я принадлежу куда в большей степени к миропорядку Старого Запада, чем к, вашему, нынешнему.
...Я твердо убежден, что чтобы правильно понимать старую европейскую литературу, нужно на время отказаться от большинства привычных реакций и забыть о большинстве привычек, приобретенных при чтении литературы новой.
http://gefter.ru/archive/11915


Понятно, что грунтовая и питьевая вода заражены гербицидами. В моем штате главная примесь - атразин с полей, как везде в Америке.
http://en.wikipedia.org/wiki/Atrazine
Полагал, что за ним идет глифосат, который давно превзошел атразин по применению благодаря Монсанто и генетически модифицированным культурам; но, оказывается, это прометон.
http://ks.water.usgs.gov/pubs/fact-sheets/fs.076-98.html
Когда-то его добавляли тоннами в асфальт, чтобы через трещинки в покрытиях не прорастала трава. Большинство такого асфальта было уложено несколько десятилетий назад; он крошится, и дождевая вода вымывает гербицид. Особенность прометона в том, что он плохо деградирует (почему его и клали в асфальт) и накапливается. Поскольку прометон не использовали на пищевых культурах, его применение никак не регулировалось, и вещество не жалели. Все эти факторы работают на то, что прометон выходит на первое место. Эрозия асфальта только увеличивается со временем, а уложен он квадратными километрами, т.е. это лишь начало.
http://shkrobius.livejournal.com/497193.html


Он и она почти ежедневно говорят по скайпу часами. Других близких друзей у них нет. Правда, принц больше не зовет бывшую умницу-красавицу-комсомолку к себе. Да она и не может - врачи не рекомендуют ей трансатлантический перелет, да и американской медстраховки у нее нет.
http://traveller2.livejournal.com/409831.html


Удивительная вещь, ну, нельзя же понимать Лиотара в таком упрощённо-буквальном смысле (интересно, Куренной-то самого Лиотара читал или, как это обычно бывает, знаком по пересказу?). Под большим нарративом Лиотар подразумевает не масштабный литературный сюжет, а представление об истории человечества как о целенаправленном процессе, инспирированном некими внешними или внутренними силами и проходящем определённые стадии развития от завязки до развязки. И неважно, какие именно идеи лежат в основе этого процесса – экономические, политические или религиозные (классовая борьба, соперничество рас, научно-технический прогресс, наступление Царства Божьего) - все они подверглись деконструкции, и в постмодерне история человечества воспринимается лишь как набор отдельных событий, который влекут за собой другие события. Без цели и без смысла.
И как раз «Игра престолов» служит отличной иллюстрацией идеи Лиотара, потому что этот сериал как раз и строится на том, что сначала появляется завязка большого нарратива, а затем на развитии или кульминации этот нарратив разрушается, обычно путём гибели центрального персонажа. Так что вся история сериала становится чем-то вроде пространства разрушенных сюжетов.
http://olnigami.livejournal.com/276954.html


Люди делятся на многочисленных альтруистов, занятых усовершенствованием других и редких эгоистов, облпгораживающих себя
http://gomez-davila.livejournal.com/31033.html



BWPA(British Wildlife Photographer Award) опубликовала список победителей и обладателей специальных отметок жюри за 2014 год.
Победитель в номинаций портрет животного
http://torchuck.livejournal.com/215020.html
Tags: livejournal2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments