Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Популярное изложение естествознания и организация знаний

Раз такая пьянка, попробую изложить некоторое понимание того, откуда берутся трудности. Оставим в стороне социальный аспект - а он весьма значителен. Я уже говорил, что, как мне кажется, в современном мире образовательные механизмы - это одновременно механизмы социального равенства (и неравенства), то есть касаясь вопроса о том, можно ли сделать доступным для непрофессионалов - то есть "для народа", для всех - знания естественных наук, мы прямо говорим о том, как будет устроено общество, будет ли оно кастовым, состоящим из ступеней с разными правами и возможностями, или люди будут до какой-то степени в равном положении. Это показывает цену вопроса, но не помогает приблизиться к его решению. Одинаково легко и одинаково бессмысленно говорить: давайте пусть все будут равны и - давайте все будут в равной мере хорошо представлять научные знания.

Чтобы подойти к такому вопросу, как популяризация, надо ввести одно особенное различение в области знаний, с которым имеют дело не так часто. Когда говорят о знаниях, обычно говорят о субъективном и объективном, о соответствующем природе и чем-то фантастическом. Но есть другое фундаментальное различие знаний. Давайте представим два типа знаний. Один связан с движением от известного к неизвестному и называется сейчас наукой. Постижение неизвестного - тривиальная, всем понятная задача науки, мы нечто знаем и стремимся узнать больше, узнать новое, это и отличает науку. И есть совсем другой путь знания, на котором мы иначе организуем известное знание. Тут сразу вопрос - известное кому? Это вопрос очень непростой. В его складках и тонкостях содержится некая методология познания, а чтобы ее не касаться, можно радикально упростить ситуацию. Пусть пока считается, что нечто, известное профессионалам, и не известное прочим. (На деле тут профессионалы не нужны, это отдельный метод познания природы, но если так смотреть, придется говорить слишком нетривиальные вещи). Итак, есть небольшое профессиональное сообщество, которое нечто знает, есть множество других людей, которое того пока не знают, и эти знания должны быть переданы от знающих к незнающим. Тут о познании неизвестного совсем не идет речи - знание уже есть, ничего нового открывать не надо, ценность данного занятия - в том, чтобы передать знание другим.

Как решить эту проблему? Она состоит в иной организации знания. Если передавать знания так, как они были получены, научным путем, то люди затратят столько же времени, сколько первооткрыватели - за небольшим сокращением. Скажем, не 10 лет, а семь. Узнать много таким путем невозможно, жизни не хватит, именно поэтому среди ученых столь сильна специализация. Мы все равны и обладаем общим языком и способны понимать друг друга на дистанцию школьного образования - насколько имеем общие знания о мире и общую его картину. На дистанцию в 10 лет школы мы равны и взаимопонятны, а прочая наша жизнь (так сказать, внешкольные увлечения) делает нас различными и понятными лишь небольшому кругу людей, которые имеют представление о нашем круге занятий. Ученые-специалисты, которые, скажем, 40 лет занимаются некой темой, именно на такую дистанцию непонятны никому вокруг. Это - причина, по которой есть представление о чудаковатости ученых. Это просто выражение чуждости и непонятности, поскольку многие ученые формируются в среде знаний, которые являются очень необычными, а для них это повседневность.

Чтобы передать знания другим, незнающим, их надо иначе организовать. Количественное сокращение не подойдет, вместо ста примеров учить один - не выход, поскольку структурированное знание не берется такими количественными сокращениями. Давать только основные законы, не углубляясь в частности - часто используемый способ, но по сути не годный. Получить знание - это уметь выводить эти законы и применять их, а не выучить три формулировки, при заучивании немногих общих законов теряется смысл передачи знания, поскольку законы не несут в себе способов своего применения, они не автоприменимы.

Способов организации знания не так много, хотя некоторое количество имеется. Поэтому, для создания более ясной картины, надо пока не обращаться к многим особенным областям - нет речи о математике и об искусстве, нет речи о гуманитарном знании и о прикладных науках, словом, все многообразие предмета, требующее разных уточнений, мы пока убираем, чтобы подойти к сердцевине проблемы. Итак, наука - это поиск неизвестного, и потому она устроена посредством законов и примеров, и потому она требует специализированного изучения и в такой своей форме вкратце не передается. А нам нужен иной способ, который имеет дело с передачей уже известного, чтобы результат достигался быстрее (не вся жизнь...) и в то же время был в некотором смысле полноценным.

В каком смысле? Это не наука, потому что наука уже есть, мы не ее передаем. Это нечто иное, то есть это знание о мире, организованное не научным способом - по той причине, что организованное научным способом знание несократимо. Напомню - ученый может быстрее первооткрывателя пройти его путь, в этом смысле сократимо, но речь не об этом, а о непрофессионале. У него нет цели стать ученым и самому делать открытия. Но у него есть цель получить знание в свое распоряжение, то есть понять его. Понимание - делание чужого знания своим, получение его в свое распоряжение. Это недостижимо, пока знание имеется в отчужденной форме, пока оно выучено наизусть, принято на веру. Пока вы верите, что математика права, физика дает верную картину мира, а эволюция существует - это не ваше знание, вы не можете им распоряжаться, вы можете его только повторять. Получить знание в свое распоряжение - значит, иметь возможность его использовать, то есть это знание опирается на собственные душевные силы, работает внутри человека, он с его помощью может смотреть на мир, активно в нем действовать и т.п. Опять же, подробное рассмотрение того, что такое "собственные знания", "понимание" и "активность" - это дело долгое, и пусть остается в стороне.

Способ организации знаний в науке - обобщение, создание общего закона для множества феноменов, которые по отношению к закону становятся в положение примеров. Пока оставим в стороне даже такие фундаментальные вещи, как форма этого обобщения, сейчас оно понимается как формула, как математическое знание, но мы это оставим в стороне. В такой форме, в форме законов передавать знание непрофессионалам не удастся - потому что, как уже сказано, законы не автоприменимы, к ним надо добавить квалифицированного истолкователя, то есть ученого, который умеет их применять, знает границы применимости и множество других вещей. Нам нужна иная организация знания, обладающая автоприменимостью.
"
Это будет знание, отделенное от научного иной организованностью и имеющее хождение в "иной" социальной среде, научное знание воспроизводится в научной среде научным сообществом, а для непрофессионалов оно должно быть транслировано в переводе, переформатировании, с иной организацией. Это проблема перевода. Известно, что перевести в буквальном смысле - чтобы все смыслы были те же и лексические единицы использованы той же валентности - невозможно, идеальный перевод недостижим, однако тем не менее переводы есть, и есть хорошие, и по переводу многое можно понять об исходном произведении.

Что это за автоприменимая организация знания? Там с самого начала мысль движется не так, как привычно ученым. Ученые разбивают явление на "элементарные причины", они мысленно идеализируют ситуацию, заменяя реальное явление множеством идеальных элементарных взаимодействий, и потом обобщают эти идеальные (строго говоря, в природе не существующие) взаимодействия в закон. Этой операции в ином виде знания не производится. Здесь мысль движется иначе. Законов нет вообще, это понятие исключено, оно относится к иному способу организации знания. Здесь есть только факты, только феномены. Эти феномены можно разделить на сложные и простые. Штука в том, что сложные феномены удается понять, если представить их как некоторое развитие простых феноменов, как их сочетание. Это иная операция, нежели обобщение, поскольку мысль тут не обращается к неизвестному и не натыкается на проблему объективного и субъективного, нет цели узнать что-то новое (для кого? ну... для всех), есть цель только так организовать уже известные феномены, чтобы среди них можно мысленно легко двигаться, ими владеть, взаимно выводить друг из друга и тем самым понимать. Простые феномены - не законы, не идеальные конструкции, а тоже факты, но такие, при рассматривании которых возникает "самопонимание", то есть потом сложные феномены предстают как совокупности простых.

В науке кроме слов "закон и факт" есть еще много других, она, разумеется, много сложнее этого огрызка. И в этой иной форме организации знания тоже есть много других слов, это много сложнее, чем сказанное. Это не так чтобы очень просто. Это подразумевает определенную выучку и культуру, этому надо учиться. Там кроме первофеномена и сложных феноменов потом нарастают и другие слова - ядро и периферия, работа с разнообразием, полярность и т.п.

Если это тоже сложная штука, зачем это, у нас уже есть сложная штука, это наука, к чему нам еще? Тут надо сказать, что это - вопрос о цели, его решение возможно только индивидуально, то есть никто не может принудить интересоваться тем, что не интересно. То есть, насколько это вопрос о цели, ответа нет, кто не хочет, тому не надо. Другая сторона вопроса - об осмысленности. Тут надо повторить - это форма автоприменимого знания, то есть человек получает в голову не сумму формулировок, а метод применения, способ организации фактов, способ работать со своим знанием о фактах. Зачем? Затем, что в дураках ходить не намерен и хочет понимать разные области явлений, которые уже известны профессионалам в этих областях знания, но не известны ему, а он хочет получить знание об этих предметах и понимать их - на каком-то уровне. Это не наука, то есть это знание не находится в конкурентных отношениях с наукой, поскольку имеет иную - не-научную - организацию и не направлено на поиск нового. Это знание относится не к фантазиям, а к знанию действительных фактов.

Чтобы лучше понимать, о чем идет речь, надо бы сослаться на пример. Он весьма известен - это то естествознание, которое развивал Гете, это его теория прафеномена и праорганизма. С тех пор это множество раз было переоткрыто самыми разными людьми под разными названиями и без них, и высказано в самых разных словах, все не перечесть.

Еще одна ремарка. Может сложиться впечатление, что предлагаются две разные системы знаний, которые всё же конкурируют - есть ученые, которые владеют настоящей наукой, и есть остальной народ, который всё равно брошен в эту вот предлагаемую иную организацию знания и будет там себе выдумывать прафеномены, а это же ненаучно, и всё равно разделение и что тогда мудрить. В ответ всё уже сказано, надо только сложить паззл. Вспомним, что ученых - нет. Не существует таких людей, есть только такая профессия. Каждый ученый - это специалист в одной или нескольких областях знания, а весь огромный мир других знаний ему недоступен почти в той же мере, что и всем остальным. То есть все люди знают хорошо что-то одно или немногое и не знают всего остального. Поэтому речь не о различиях между кастой ученых и прочим человечеством, а о том, как можно поделиться знаниями. Это не в разных головах две разные системы организации знаний, одна для ученых, другая для прочих, это две системы знаний в одной голове, предназначенные для разных целей. Насколько надо заниматься специальным изучением узкой темы и получать новые знания - один метод. Насколько надо получать от других знания об устройстве мира в совсем далеких областях и пытаться понять мир с самых разных сторон, но самостоятельно - это другая организация знаний.
Tags: science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 131 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →