Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Прозрачное общество, или Попытка сосчитать пальцы

Вышла восхитительная книга, хотя, признаюсь, может оказаться и так, что просто я подвержен книгам такого рода. Помню, как где-то в 2001 г. взахлеб читал книгу Ильина, изданную в Сыктывкаре, о социальной стратификации России. Потом, в середине 2000-х, вышли книги Радаева и Шкаратана, и это было потрясающе. Это яркие исследователи, занимающиеся проблемами стратификации, есть и много других. Книга Н.Е. Тихоновой "Социальная структура России". 2014. Новый хронограф - очень значительная работа в этом ряду.

Слабость моя к таким вещам связана с тем, что я не способен понимать иные. Или, чуть менее скромно - мне очевидна недостаточность любых иных способов понять, где живем. Вижу людей, которые опираются в суждениях на личный опыт. Всякий личный опыт ничтожен, у большинства тех, кто на него опирается - ничтожен вдвойне, они знают четыре десятка человек одного социального слоя и делают выводы о России. Другие знают четыре сотни и уж тут они просто знают всех. Иные ездили в Таиланд или, не дай бог, были в Париже - всё, они знают мир. Многие опираются на литературу - скажем, цитируя удачные строчки Пелевина, уверены: вот формудла, тут все сказано, теперь понятно. Мне - ничего не понятно. Пусть это остроумно, резко, дерзко, гипнотизирующе ярко - ну и что? Пока у меня нет понимания устройства общества, в котором живу - я без глаз, в тумане, вокруг муть. Многие с восторгом падения говорят о наболевших 84 процентах. Они знают кто это, я же не знаю. Высказываемые дразнилки понимания не добавляют. Что? Советские? Ну будет чушь пороть, какие там советские, столько-то процентов, вы их еще в деятелей военного коммунизма запишите. В общем, любые суждения о нашей стране, власти, обществе, народе и прочем для меня - практически пустой звук, пока я не понимаю, к чему они реально относятся.

То есть - как устроена социальная структура, как сложено общество.

а сколько шпаг у нас четыре
а бёдер семь а пальцев сто
давайте с самого начала
мы кто.

На пути к этой заветной цели стоят, как известно, идолы предубеждений. Вокруг социологического знания этих идолов очень много понатыкано, почти из любой точки пространства знаний человек не может войти в социологию. У естественника одни проблемы, у филолога другие, у инженера третьи - но все не могут. Это, знаете, как инициация - живет-живет человек, учится даже себе на социологическим факультете, обычный человек, а потом - рраз, что-то хрупнуло, голова приобрела нужную асимметрию и появился социолог. Если не появился - беда, будет гнать пургу. Ну ладно, это другая история, об инициации социологов, пусть она останется нерассказанной.

Какой самый страшный идол стоит у естественника на дороге к социологическому знанию? У физика, биолога, у всякого такого человека? Этот человек делает над собой усилие. Он признает - пока, понарошку, но пусть - социолога равным себе ученым. Допустим, вы там делаете знание. Хорошо. Тут физик (или биолог) значительно выпячивает губу. Как делать знание, говорит он, я знаю, давайте посмотрим, что тут у вас сплелось. Значит, социальная структура? а посредством чего изучаете? Опросами мы, говорит социолог, выминая в руках шапку. Опросами, значит, занимаемся. Всероссийскими. Сравниваем с другими опросами же, в иных странах, иногда. А еще эта... вопросы задаем критически и, значит, опять же, опросами их того. Проверяем. И статистически, очень достоверно, все время замеряем, у нас ошибка, барин - уу! - ниже критической, у нас, барин, все верно.

Физик сопит. Допустим, говорит. Вы, значит, собираете мнения людей, которые в этом ни уха ни рыла, и спрашиваете о том, что потом у вас будет профессиональнымм знанием, то есть ваше знание вам говорят дилетанты. Оригинально. Допустим. А сравниваете с чем? Ну, вам сказали, что социальная структура такая-то. И вы, конечно, должны ее сопоставить с самим предметом исследования, с самой социальной структурой, данной как натурный объект. И что? Совпадает?

Социологи мнутся, глаза отводят. Нету, говорят, барин дорогой, у нас ничего такого, нету у нас этого, объекту-то. У нас, барин, мнения. Мы мнения собираем, ходим по дворам, по квартирам, по, барин, прости! - домохозяйствам, и мнения собираем, кто сколько даст. А сравнивать мы их сравниваем с другими мнениями же.

Вот как, говорит физик, и теряет интерес к дальнейшему.

Такой идол. Я тут могу сказать лишь одно. Допустим, некий неграмотный человек, да вот хоть социолог, пойдет к физику спрашивать об устройстве вселенной. Спросит про звезды. А вы, значит, сведения о звездах получаете из спектрального анализа, когда свет от них всячески отклоняете? Хорошо. А при сравнении с прямыми замерами? У вас есть прямые замеры температуры звезд? Ну там, образцы, взятые пусть даже только из верхних слоев, хотя по уму-то надо выборку, чтобы и из ядра, и с середины, с периферии... Что? ни одного прямого замера? Дикари...

Объяснять, отчего у социологии такая штука, почему там мнения и мнения, отчего это тем не менее вполне правильно и ребята не ошибаются, это нормальная наука и в поисках знания об обществе надо обращаться именно к ней - все это я объяснять не буду. Просто - такой идол, естественникам больше всего мешает это, они не могут понять метод и долго там бултыхаются, а толку от того никакого. Начнем с козырей: не надо учить других делать их работу, если не хотите, чтобы вас учили вашей. Просто примите, что работал очень квалифицированный специалист, работал очень хорошо, материал, которого всегда не хватает, все же наскребся и в книге рассмотрена история российского общества за 90-е годы и до 2013.

То есть не история, а социальная история. Это - рассмотрение перемен в стратификации за 25 лет и выяснение: что же произошло, что получилось, как оно сейчас. http://rpp.nashaucheba.ru/docs/index-7634.html

Начато с краткой характеристики, чем было советское общество. Потом - период реформ наших, социальная революция. Она, кстати, закончилась - а? Многие из сказанногшо может быть воспринято как банальность. Мы в этом обществе живем и все видим, все знаем, подумаешь - удивили! Ну да. Именно поэтому люди со своими мнениями выступают как эксперты. Именно потому, что они уже все знают. Поэтому многое открытое - банально и известно, только ведь известно одно одним, а другое другим. Социологи собирают мнения, они заботятся, чтобы были представлены мнения во всей широте - и потому в их анализе освещено то, что у каждого гибнет на периферии. Вот, говорите - все всё знают. Я в этом журнале несколько раз говорил: интеллигенция исчезла, такой соиальной группы больше нет. Ко мне приходили сказать, что интеллигенция - говно (я бы призвал желающих это сказать идти куда-нибудь в другое место). И приходили люди, которые возмущались, причем именно фактом того, что я это говорю. Как один написал: это издевательство! Ведь говорит явный интеллигент, и говорит, что интеллигенции нет. Человек возмущается, он уверен, что знает, как сейчас устроено общество. А меж тем, пока исследования не прочитает - никто не знает, а лишь имеет свое, собственное, одинокое мнение. Это социологический факт - эта страта распалась, интеллигенции больше нет, это для кого-то банальность, а кто-то верит - а можно не верить, а просто знать. Вера тут неуместна, надо просто знать, в каком обществе живешь, кто тут есть, а кого нет.



И таких фактиков уйма. Я не знаю, что кому интересно, а что банально. Например, что общество разорвано на верхушку, очень маленькую, там 4% в элите, и еще примерно 20% нечто вроде "повышенных средних", это неоднородная группа по другим показателям - и все остальные - 70% с гаком процентов остальных, на нижних социальных позициях. Банально? ну да. У них при этом разные социальные структуры. Стратификация верхнего кусочка - по наличию власти и собственности, а ниже у всех прочих ничего такого нет, их нельзя стратифицировать по отсутствующему признаку, и там иные игры. Сверху кусочек неоэтакратического общества, воткнутый в общество классовое. У нас не было классов, было бесклассовое общество (это не значит, что не было неравнства), а тепепрь появились классы, но классовое общество - в нижнем мешке, где бултыхаются без власти и собственности под 80% населения. Или вот - в верхнем куске больше на начальственных позициях мужчин, немного больше. А во всем нижнем мешке уверенно доминируют женщины, они с большей вероятностью занимают более высокие социальные позиции. Какое это общество? Патриархальное? Феминизирвоанное? Это ярлыки и слова, а чтобы понять - надо видеть прозрачно преподнесенную реальность, как это устроено, что в низовых этих играх, где болшинство страны, женщины доминируют, а в эшелонах власти - нет, немного уступают, но там свое общество с иными законами, мы в нем вообще не участвуем и туда не вхожи. А коэффициент Джини растет и растет...



Социальные лифты встали. Уже долгое время основные показатели общественного устройства не меняются или меняются медленно, туда и сюда - революция закончилась. А ситуация шла по синусоиде. В 90-е стало важно, какие личные качества, активность, жизненная позиция, достижительность - короче, надо было рваться, хотеть и хватать. И было не так важно, что ты умеешь. Эти времена прошли. Теперь на нас не влияет ничто. Почти все социальные показатели слабо коррелируют с позицией в социуме. А поможет ли тебе в социальном росте квалификация? образование? пол? возраст? активность? талант? наглость? Ничего тебе не поможет. Говорю же, лифты встали, а Джини все растет и растет. Это значит - соц.структура стабильна, а общество бедное. Расширяться за так и дарить деньги не может. Все позиции уже схвачены. Несколько коррелирует позиция с позицией родителей. В 90-е было чуть не наоборот. Это значит, что сейчас - опять - надо немножечко удачно родиться, и какой семье родишься, по той дорожке и пойдешь, и не важно, инициативен ты и талантлив, нагл и напорист, инертен, интеллигентен и мягок - все равно, ты попадешь примерно куда все, чуть выше или ниже, как пролегли твои кармические, понимаете, пути - по положению родителей. Ну, при этом полезно быть здоровым, больные и того не выдерживают и сваливаются на социальное дно. Показатели стабильны, в обществе довольно большое при сравнении с другими социальное дно, большая доля нижних и средних слоев, и малюсенькая верхушка, и коэффициент социального неравенства все растет.





Причем можно проверить, не проявляется ли тут особенная судьба России, характер какой или жадность. Нет, в принципе так же выглядят и другие общества, по Германии (восточной) та же картина, с некоторыми отличиями, они обсуждаются, но та же. И для других постсоциалистических стран. То есть никаких таких принципиальных особенностей - правда, и метод грубый, тонкостей не ловит. В целом все примерно одинаково, в этой группе стран у всех примерно так идут дела, появляются черты классового общества, элита очень невелика, средние слои провалены. В разных странах на разную долю - у кого похуже, у кого получше. В целом типичная картина.

А у развитых что? У них там, где медом мазано, у них как? А у них просто другие измерения появляются. Там есть понятие горизонтальной стратификации. Тут все просто. Надо страты как-то измерять. Для этого лучше всего самих людей спросить, что для них важно при определении социального положения. И ответы очень ясные: в России почти единственным показателем социального положения являются деньги, материальное благосостояние, прочее не важно. Какое у тебя образование, из хорошей ли ты семьи, чем увлекаешься - это фиолетово, судят по деньгам. Совсем удивительные вещи: получается, что не важно даже, где ты находишься. Понимаете? То есть ты в Москве или Урюпинске - очень мало влияет на твое положение в социуме. Почему так может быть? ну, видимо, социальные пирамидки уже наросли везде,и в Урюпинске есть свои социальные высоты, где... да, генералом ты не сможешь, потому что у генерала свой сын. И везде верхние слои (чуть в меньшей степени), и бедные-нижние (в чуть большей степени) - все согласны, что меряют по деньгам. Это - пункт социального соргласия, жизнь всех выучила, что вот оно так.

То есть у нас стратификация вертикальная, все согласны и настаивают, что надо их ранжировать по материальному достатку - получается вертикальная такая фигура. А в развитых странах, что побогаче, это есть, но добавляется еще горизонтальная развертка по образу жизни. Грубо говоря, если ты ловишь кайф от науки и добился высочайших успехов, или ты известнейший на весь мир художник стрит-арта - то жизнь удалась и ты в элите, и сам так считаешь, и другие понимают - хотя доход у тебя может быть так себе. То есть там на общей вертикальной виселице доходов прибиты горизонтальные полки, образы жизни, и можно гулять по этажу, это признается обществом и тебя не сравнивают жестко по деньгам. А у нас игры бедных, тут все четко, сколько имеешь - такая у тебя и социальная позиция.

Какие там сюжеты... Отношение к труду, его, меж тем, большинство считает важнейшим фактором социального роста - но там засада, рабочая неделя у самых высокостатусных и у самых низкостатусных меньше, чем у средних, там хитрость. Падение и гибель интеллигенции. Подъем и падение предпринимателей. Ведь целая эпоха рассмотрена, отс амого начала реформ и вглубь путинского режима. Как в 90-х выше ценились те, кто успел уйти в частные фирмы, а бюджетники горели, и как к концу 2000-х наоборот, стало не важно, в частной или госструктуре, и даже лучше, если гос.

Получается занятная картинка. Было бесклассовое советское общество (потому что в нем сращены отношения власти и собственности). Произошли события 91-го, пошли реформы, выделились предприниматели и прочее. С 2003 г. дело повернулось назад, но не совсем. Бизнес сросся с властью и во многом для него вернулась единая властесобственническая система, и в этом смысле верхушка живет в псевдосоветском обществе, бесклассовом, а вот все низы - 70-80% населения - живет в ином обществе, классовом, скажем так - рыночном. То есть СССР отделил нижние ступени бедных, выкинув туда и средние свои слои, а одни высшие слои стартанули в вечность, чтобы там закрепиться - и этот ссср живет до сих пор и управляет, а под ним и почти от него независима - в том смысле, что слабо с ним связана - прочая вся страна, бедная и рыночная. И потому очень похожая на все прочие страны - с некоторыми... как бы сказать, проявляющимися следами укусов. Ну, например, взятки и коррупция, которых в таком раземер в прочих странах нету (не во всех, ясно, что тут не исключительные высказывания, а для понимания, о чем речь, не списки же приводить с размерами). У нас, господа, химера, химера и есть - одно общество с одним устройством надстроено и впилось в другое, но они составляют один социальный организм, и потому ни им не освободиться от нашенской дурной крови, которой питаются - а что делать? - ни нам от следов паразитирования. Впрочем, это всё мои метафоры, у автора такого ни следа нет - там все строго, констатируется, что есть две соцструктуры, практически два разных по устройству общества, говорится, что и как - и никаких оценок и образов.

Так что произошло в 90-е? Нетрудно ответить. Было общество социальной однородности, с малой (относиельно современности) выраженностью неравенства. В результате реформ неравенства стало больше. На сколько? Ну... В несколько раз, видимо. более чем в 10 раз - выросла вертикаль неравенства, от низ до верха общества стало расстояние больше в очень большое число раз - опросы не могут ухватить весь размах изменчивости. Смену статусных позиций испытали более половины населения. В 10 раз больше тех, кто упал ниже того дна, которое было в СССР - на вновь появившиеся в новом обществе позиции низов - чем тех, кто ушел вверх выше советского потолка, на вновь появившиеся высокие статусные позиции. При этом многие еще испытали перемещения внутри "тела" общества, на "средних" позициях, при этом хотя общий характер стратификации типичен для других обществ - хоть с Германией сравни, хоть с Польшей - но у нас то, что является "основной массой населения", средние слои - смещены вниз, относительно середины распредления у нас все опущены вниз - а вот шпиль верхушки торчит очень высоко. А бедность? Между прочим, неплохо - между началом 2000-х и серединой десятых удалось самые низы поднять, вместо 30% за чертой бедности теперь 10% (до недавних событий, ясное дело). То есть социальное дно, которое было "тяжелым", там было относительно много людей, стало тоньше, их там меньше - хотя дно поднялось не сильно, то есть оно все еще глубокое, там много этажей бедности, они не исчезли, просто там обитает меньше людей. А с начала 2000-х до середины 10-х удалось избавиться от высокой доли бедных. То есть: вертикаль той же длины, есть социальные позиции на дне, очень глубокие, но там ранее было 30% населения, теперь (2013 г.) 10% - дно общества осталось глубоким, но стало тоньше, там меньше людей. При этом три нижние страты за последние 10-15 лет обнищали - там стало меньше людей, но их положение стало хуже. То есть, говорю я, коэффициент Джини растет и растет.

Есть динамика по сравнению с 2007-08 гг., целые слои перешли из средних в нижние, то есть те относительно Европы бедные слои, которые у нас составляют тело общества и считаются средними - они по доходу у нас, бедных, средние, хотя называть их так и смешно - они рвутся, дифференцируются, там выделяются небольшие прослойки, которые идут вверх, а основной слой - десятки миллионов - погружаются ниже. И люди это сознают. У нижних слоев мало что малые доходы и непрестижная структура потребления, там меньше надежд - общество устаканилось, динамики все меньше, у низких практически нет надежды на смену статуса - только проваливаться глубже. Там нет возможности для платных медуслуг, нет возможности для образования детей. Еще в 2008 г. была серьезная корреляция меж образованием работника и его местом в пирамиде - у тех, кто с образованием, было побольше шансов оказаться ближе хотя бы к середине. В 2013 - нет, там значительная доля людей на самом дне - с высшим образованием, и в бедных слоях тоже, то есть почти пропаа корреляция между наличным образованием и место в социальной иерархии. Зато есть красивнейшая корреляция - место в соц. иерархии и образование родителей. То есть все в большей мере играет роль социальный капитал, вещи, передаваемые по наследству, хотя бы в виде социальных умений, среды знакомых и проч. Место в соц. иерархии начинает становиться наследуемым - у сравнительно обеспеченных больше шансов иметь сравнит. обеспеченных детей, у бедных больше шансов, что дети будут бедными, у них нет возможностей исправить это. Кстати, связь места в соц.шкале и образования родителей - это черта, которая сближает наше общество с западными развитыми, где как раз соц. капитал очень значим. То есть это то направление, в котором мир идет, а не наша беда. И те, кто у нас внизу, это сознают. На этом уровне понимание социального устройства имеется, делаются попытки, опыт неудач - и понимание, что не в личных недостатках дело, что общество устроено так, что снизу не подняться, ничто не поможет. ( На этом фоне позиции интернетных либералов и консерваторов выглядят ткими смешными... Впрочем, ничего такого автор не говорит).

И детали, детали... Только сложится картинка - а вот еще аспект, и сразу иной вид. Например: практически все население, кроме нижних трех страт (это очень, очень бедные люди) - повысили свой статус по сравнению с семьями своих родителей. То есть при взгляде на межпоколенческий барьер все стали жить лучше, все стали выше по уровню (причина - проявились верхние позиции, которых не было в советском обществе). Тем самым для большинства личная динамика - без надежды, повысить уровень не могут, хотя у верхних возможности есть, но при этом если оглянуться и сравнить - статус вырос, каждый видит, чего достиг. И после этого повышения статуса: 80% людей в России не имеют собственности, не в юридическом смысле, а как экономический показатель: у них нет экономического ресурса, чтобы продать. Далее, если считать долю подвергающихс эксплуатации, она составляет более 80%, а основной эксплуататор - Российское государство.

Про верхи общества разговор... в общем, они не попадают в опросы - мы видим в опросаъх уходящий вверх шпиль, тонкая страта "верхов" - но это аберрация, на деле это всего лишь несколько обеспеченные граждангне, наши соседи - настоящие верхи живут за облаками, нив какие мерки не вписываются - они настолько обеспечены, что если давать в масштабе, различий прочих россиян просто не будет видно. Это надо понимать - разницу, ступень в обеспеченности россиян составляет разница междду наличием холодильника ли - еще! - телефона с компьютером, или даже видеокамеры или мотоцикла. Там игра в "есть палас - нет паласа" и "есть ванная - нету" и дума о том, что у многих нет пылесоса. Статусная штука, что говорить. Понятно, что опросы показывают шкалу бедных людей - от низов до "а мы очень даже ничего", а шкала богатых тут вообще не отражена, да и какое это население... Их можно поименно перечислить, мало их - ну там 100 тысяч, или 50.

И тут я бы обратил особое внимание на концепт, который у автора упомянт несколько вскользь, в связи с другими делами. Э. Райт в 2000 г. ввел понятие "угнетения без эксплуатации": господствующий класс не нуждается в классе, который в состоянии притеснения, не зависит от него - и потому не эксплуатирует. Это миллионы и миллионы лишних людей, которрые не нужны и как объект эсплуатации, они борются за то, чтобы их эксплуатировали, а так... они совсем не нужны в новом мире. Общество их использует и несет, вынуждено вытягивать лишних и нести этот балласт для любых мыслимых функциональных и адаптивных нагрузок, использует как пугалку, для острастки, для агрессии, как источник возобновляемого человеческого материала - там идут совсем новые игры. Скажем, кто будет нести расходы на непроизводительное население - не толлько стариков-детей, а еще и здоровых, молодых, каких угодно лишних.

Или, скажем, такая картина. (Моя, Автора в ней винить не надо). Нет единой социальной пирамиды. Есть три мира: белый мир мейнстрима, от бедных до богатых, серый мир высоких рисков со своими стратами и своими линейками от бедных до богатых, и черный мир бедности и депривации - в котором есть свои вершины и свои плохо представимые бездны. Три этих цвета прозябают на одной территории и соседствуют, переливаясь краями. Я бы, впрочем, мир риска обозначил алым, и увидел: сомкнутый строй твердых белых страт, выполняющих базовую общественную структуру, но не способные заполнить все пространство возможностей, протекающие между белыми блоками потоки и струи алых, выхватывающие ресурс из промежутков и подгрызающие белые блоки, это жидкие страты, не кирпичи, а потоки; и сближающиеся внизу мягкие блоки черных, сливающиеся в единое дно бедных, больных, маргинализованных. Тут социальная динамика: ряды белых блоков связаны системными взаимодействиями; алые и поддерживают структуру, и разрушают ее разными сторонами своей внесистемной деятельности; часть блоков покидает строй и чернеет, образующиеся прорехи иногда заполняются алыми блоками, постепенно белеющими. В переходные периоды падения структуры белых все блоки становятся красно-черными, потом из них выделяется новая белая структура. При этом белая структура у нас двувершинная, одна стремится быть привычным миром властесобственности, как в СССР, только чуть иначе, это "силовики", и другая - хочет в мир классов, чтобы быть там элитой, это другая часть нашей элиты. Белые на вершине раздваиваются, внизу чернеют, пронизаны красным там и тут... И нагрузка лишних, которые как бы не существуют, хотя и мешаются.

Эх, если бы выстроить единую линейку из того, что описано у Миронова в Социальной динамике Российской империи и этой книги. Какой свиток в триста лет длиной. Но, конечно, мир разительно меняется. Нельзя ничего понять из происходящего в России, если не видеть, как меняется за последние 20 лет мир Запада - там не только интеллигенции нет, как у нас, там в число исчезнувших классов попали капиталисты и рабочие, высшие классы как целое (не путать с элитами), средний класс и средние классы в целом, исчез даже низший класс, "бедные" (там вместо него продуктивнее смотреть на полярность мейнстрим - разным образом из него исклоюченные-стигматизованные). Поэтому даже сравнить толком Россию с тем, что в мире, очень трудно - большинство ориентируется на картину 30-50-летней давности, а в мире уже не так, не с прошлым же сравнивать, а что сейчас в мире - отдельный разговор, а видеть Россию надо прямо сейчас - и вот в такой вот ситуации, кончно, очень ценно вслед за автором...

Она даже такую штуку провернула, как выстраивание вида из разных концепций. Обычно автор имеет свой взгляд, ритикует прочих и водит читателя за собой. Тут очень высокая степень объективности, примерно описать можно тк6 у автора данные, он их глубоко и ясно понимает, поэтому может брать разные, исключающие друг друга теории (и марксистскую в том числе) и пробовать: если с такой-то теорией посмотреть эти данные - что будет? И вслед за каждой имеющейся теоией автор показывает: вот такая Россия в этои словаре и с этими критериями, и далее говорит, где данные не влезают, где выпирает абсурд и отчего данная концепция не годится для вот этого аспекта и вполне хороша для другого. Такую честную и серьезную работу с разными конкурирующими теориями увидеть удается очень редко.

Прогноз автора. Нонечно, либо ресурсное государство, либо экономика знаний - по большому счету других дорог нет. Книга завершена, видимо, в 14-м году, а сейчас уже сно - дорога одна, к ресурсному государству. Что будет, автор говорит - сокращение и без того небольшого среднего класса, обнищание рабочего класса, люмпенизация примерно трети населения, углубление социального неравенства.

И так можно писать страницами. А лучше книгу прочесть. Но - это не эссе, столь сейчас модное, это не художественная книга и не популярная. Больше всего напоминает учебник. Для облегчения понимания специальные разделы по методикам опросов убраны в приложения, а сам текст отдан практически весь под формулировку задачи и выводы. Текст без попыток быть острым, без политической ангажированности, автор не пытается намекать, шутить и втираться в доверие. Все очень просто: посмотрели вот так, получили такие данные, они означают вот это, иное прочтение потому-то не годится.
Tags: books6, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →