Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Что было в начале?

Рассматривая так и эдак самые разные рассуждения о научном исследовании, обратил внимание на то, что у них совершенно разные начала.
Долгое время мне казалось, что тут случайные причины - мало ли что повлияло на начало исследования, когда человек решает, что вот - непонятно, надо разобраться. Или казалось, что "это" примерно одно и то же у разных людей, только проявляется различно. Иногда говорят, что это "неизвестное", что, конечно, не так - неизвестное не привлекает внимания, оно скучно, люди проходят мимо неизвестного торопливо, чтобы не смотреть и не заскучать. Неизвестного вокруг пруд пруди, не об этом думают люди.

Я скажу, какие заметил разные - совсем - начала исследования, и надеюсь, что добавят - наверняка какие-то я не могу придумать.

Самая распространенная, как я вижу теперь, для науки ситуация, когда начинается исследование - это "задача". Есть нерешенная задача, и люди стараются ее решить. Соответственно, при некотором навыке они видят мир как совокупность задач, они легко переформулируют в задачи то, что видят. Я сейчас не буду спорить, хорошо это, плохо, как на что влияет (а это совершенно не безобидная операция, она не теоретико-нейтральна), я просто хочу это констатировать. Чем отличается задача от массы всего другого, что есть в мире? Она сформулирована, у нее есть условия. И есть образ результата, уже готовый - практически любая задача предполагает некоторое понимание того, из какой области должен быть ответ, примерно как он должен выглядеть. Для этого собственно служит в задаче вопрос - после формулировки условий в ней идет вопрос, который и подсказывает, каким должен быть ответ. Все эти важные вещи в задаче есть.

Имеется и другое начало. Это - предмет. Неизвестный предмет. Например, попадается живое существо непонятно что такое. Или кристалл. Спрашивают: это что такое? Это совершенно иная ситуация. тут нет условий, нет вопроса в том смысле, как есть вопрос в задаче, тут совсем другие предпосылки. Они - как и в случае с задачей - очень редко осознаются. Это предпосылки таксономии и полного списка. Предполагается (без доказательств), что все в мире может быть представлено в форме, когда осмыслен вопрос "что?" и что существует полный список объектов чего-то-там, куда и следует поместить неизвестное нечто. Это не сразу так получилось, долгое время казалось, что это бессмыслица - полный список для всего живого? для всех камней? всех звезд? это бред, это не может такое быть, так не спрашивают. Потом такая мысль появилась, была создана идея полного списка не собственных вещей, принадлежащих кому-то, а всего-в-мире, и тогда с помощью еще нескольких кажущихся банальными соображений придумалось, что можно про неизвестное спрашивать "что это?". В отличие от задачи, у предмета нет исходной формулировки и нет образа результата, кроме формального, задаваемого "таксономическим ощущением" и "идеей полного списка".

Можно пытаться отыскать отличия. Начала разные, и в каждом характерные черты. Например, задачи обычно "старые", известные, есть много попыток решения, обычно изестно, как действовали другие решатели, и ищется новое решение, отличающееся от неудовлетворительных прежних. А с предметом обычно иначе - это первоописание. Не всегда - и задачи бывают новые, и предметы старые, я о типичной ситуации - обычно так.

А какие еще бывают начала, принципиально разные и задающие совершенно разные подходы к исследованию? Я бы сразу сказал - чужой интерес, заказчика. Когда исследование ведется туда и настолько, насколько и куда указал тот, кто спрашивает и на чей вопрос почему-либо решено ответить. Тогда получаются практические области знаний и, например, вся педагогика. Это внешний вопрос, а какие виды внутренних вопросов бывают у исследования?
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments