Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

просмерть3

Событие тела на линии жизни
Смерть выступает как внешняя дата, маркирующая на некой хронологической линии (линии жизни) определенную точку. Это множество высказываний, где говорится, что нечто случилось после смерти N, вследствие, до, через год, спустя 14 лет, за два дня…
Это самый крупный тип, самый частый тип высказываний в связи со временем и смертью.

Какие у него подразделения? Может быть, лучше сказать – оттенки, поскольку это не четко разделенные классы значений, а совмещающиеся и перетекающие друг в друга смыслы.

Прежде всего, речь идет о именованных телах. Телесное понимание смерти во многих случаях кажется совершенно естественным, это «бытовой материализм», и множество высказываний в этом смысле не маркированы никакими особенностями – говорят, что «Света умерла через неделю после…», «это случилось через полтора месяца после смерти Сережи…». Но иногда телесная логика отношения к смерти приводит к удивительным результатам.

Следует вспомнить, что речь идет о текстах, о реальности разговора, а не о «реальном мире». В мире текстов, конечно, присутствуют цитаты, выдумки, фантазии, описания снов и бреда и прочие продукты воображения. Так вот, некоторые высказывания о смерти говорят о действиях лица N после его смерти. Грамматически это совершенно одинаковые высказывания: «Бабка за два дня до Покрова чувствовала себя хорошо и была очень деятельна» и «Через месяц после смерти бабка стала пованивать».

В этой реальности телесной смерти мертвые меняют черты лица, отращивают волосы и ногти, дергаются, встают, охотятся на живых, пьют кровь, дерутся, а также влюбляются и прочим разным образом ведут деятельную посмертную жизнь. Логика включения в этот тип высказываний о посмертном поведении тела та же, по которой к этому типу относятся датированные, маркирующие линию досмертного существования тела самые обычные фразы.

Итак, самый распространенный подтип «событийного» отношения к смерти – указание на смерть как дату, событие в ряду других, событие на хронологической шкалы времени, смерть как дату времени, говорящую нечто о деятельности тела. Линия времени для тела начинается с его возникновением и кончается с исчезновением – то есть после смерти, иногда между смертью и окончанием линии действий тела лежит значительный и насыщенный событиями промежуток времени (скажем, описание приключений некой мумии в ее странствиях по музеям).

Другой подтип – статистический. Здесь о смерти также говорится как о факте, дате среди других, числе – но в статистическом аспекте. Это размышления о "демографии", "смертности", о планируемых ресурсах, об эффектах болезней, войн, об успехах медицины. То есть те же хронологические линии жизни теперь взяты пучком и взгляд направлен на срез – насколько много смертей последует за каким-то событием, или – сколькими смертями сопровождалось событие в прошлом. Это объективирующие высказывания о смерти, смерть выступает как объективное внешнее событие, и потому такие события можно подсчитать и сделать некоторые выводы.

Подгруппы многих типов создаются языковыми клише. Например, многие высказывания выстроены вокруг клише «чума принесла смерть» - говорится, что эпидемия, война, катаклизм, чума принесли столько-то смертей (много, точное число миллионов и т.п.).

Важно отметить, что эти подтипы отличаются особенностью: говорится о смерти других. Объективирующее понимание смерти редко совмещается в высказываниях с говорением о себе. Здесь – речь о других, не о собственной смерти. Собственная смерть не становится точкой на линии, это либо рассуждения о дате в отношении другого лица, либо о смерти другого как дате для своих воспоминаний, либо как о событии массовом, создающем данные для научного взгляда – демографического, медицинского, статистического.

ris2

Особые свойства времени
В связи с этим типом «смерти» имеется свой тип значения времени – время линейное, численное, счетное. Это время, которое можно измерять интервалами, датами, можно складывать и вычитать. Время служит вместилищем для всех значений смерти этого типа, смерть здесь лишь одно из множества событий, к которому время равнодушно. Со смертью время не изменяется (ведь это смерть кого-то другого), так что никакого порогового значения не образуется – время течет, затем следует смерть, и далее опять течет то же счетное время.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments