Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Наука и новое общество

Разговор о фейспалме можно завершить заключением. Прежнее общество характеризовалось жестом чесания в затылке, нарочито-простецким, переводящим общение в личную плоскость и скромно сообщающем "я дурак". Новое общество любит жест отстраняющий и говорящий "ну какие же вы дураки". Изменения разительные.

О новом обществе мне задали вопрос. vadperez спрашивает: "Как устроить правильную систему оценивания в науке, и стоит ли вообще огород городить? Мне кажется необходимейшая сейчас вещь..."

Я было не понял, решил, что речь об очередном индексе, который будет "лучше Хирша". А это, как мне кажется, очень второстепенные игры, и к тому же очень детальные, нет смысла обсуждать в ЖЖ разные индексы, у каждого есть плюсы и минусы, каждый кому-то (специальностям, областям занятости) более выгоден, а кого-то недооценивает. Сделать "универсальный справедливый индекс" заслуг невозможно. Какие бы огромные золотые яйца ученый не нес, сопоставление с другими продуктами всегда проблематично.

На это vadperez пояснил, что ему хотелось говорить не совсем об этом: "В свое время наука дала НТР, а сейчас - ощущаемый выхлоп от нее для общества меньше. Почему это так, как строить отношения между наукой и госфинансированием в этих условиях, и как обеспечить науке возможность решать свои задачи в этих условиях? Каковы функции науки в современном обществе? Я, скорее не за саму систему оценивания (как Вам могло показаться), а за ее обсуждение — слишком много хвостов за этой темой тянется (трудоустройство выпускников, меритократия, и т.д.). Мне кажется, нужно, скорее, менять структуру общества, занятого в науке. Вопросы, как всегда — какими могли бы быть цели, и как и кто мог бы за это платить, раз государство хочет избавляться от этого груза".

Да, так мне понятнее. Современное общество устроено так, а не иначе во многом потому, что в нем вот такая наука. Технологии и вот это все. Но наука за последние десятилетия очень изменилась, она уже другая. Это иной социальный институт - и более того, познавательная деятельность в науке происходит не так, как в XIX в. и даже не так, как в ХХ. Эта новая наука занимает новое место в обществе и общество изменяется - и в связи с тем, чтобы использовать этот свой новый институт, и по иным причинам.

Если говорить совсем узко (но зато определенно), наука в меньшей степени становится государственным приоритетом. Государство согласно платить за некоторые выгодные ему области исследований, но весь фронт науки оно финансировать не согласно. И тут вопрос - и что теперь? Можно бесокоиться о государстве, которое - допустим - потеряет, не сможет вовремя среагировать на какие-то риски. Или можно думать о науке. Ведь это связная штука, если развивать немногие направления, система знаний будет очень искажена, с другой стороны - поддерживать научный фронт очень дорого. По факту он уже не поддерживается. Значит ли это, что возникнет иная - тоже цельная - система знаний, но уже ориентированная на выгодополучателей? Или возникнет несколько фрагментов? Они будут казаться целыми, но при взгляде из ХХ в. будет видно, что это фрагменты прежней целой науки, целой системы знания? Как эти фрагменты будут соотноситься друг с другом? Будут ли они социо-нейтральны? Иначе говоря: может возникнуть ситуация, когда разные политические регионы "возьмут себе" разные фрагменты прежде целого научного знания. В общем, много чего может произойти, в том числе весьма неожиданного. Думается ли что-нибудь об этом?

Чисто для разогрева:

Власть активно занимается затягиванием наших ученых в мировую сеть научной коммуникации, щедро награждая за успехи в деле покорения ведущих иностранных журналов и университетских рейтингов. Идет масштабная реформа сети вузов и НИИ, направленная на повышение результативности через концентрацию ресурсов. В первую очередь эти ресурсы брошены на развитие наиболее популярной в мире и зарекомендовавшей себя модели — исследовательских университетов. Наконец, легальными и нелегальными способами достигнут невиданный уровень доступности актуальной научной литературы со всего мира. Всё это нужно учитывать, анализируя показатели.
Наукометрические фильтры и KPI являются важнейшим инструментом проводимой государством реформы, особенно в ситуации, когда на российских ученых и управленцев сложно надеяться в деле организации полноценного peer review на мировом уровне, а привлечение иностранцев затруднено. В теории достоинства библиометрии очевидны: простота, прозрачность, объективность, дешевизна.
...Что касается общего распределения публикаций России по тематикам, то в этом плане российские исследования, в общем, еще советские, инерция крайне сильна. Две наиболее актуальные области — биомедицина и сomputer science — у нас по-прежнему далеко позади физики и химии.
...Что касается медицины, то в США на нее приходится 39,7% публикаций, в Китае — 21,9%, в России — 8,8% (2015).

http://trv-science.ru/2017/04/25/pyatiletka-nevidannogo-rosta/


…Работая над статьей, я прочитал все опубликованные работы АВ. Их всего десять. Идеи в них очень оригинальные. Совершенно классический, академический подход к методам исследования. Очень жаль, что его наработки так и остались в ветхих научных сборниках 80-х годов и не были воплощены ни в монографии, ни в работах учеников-последователей. Если бы я писал биографическую статью о жизни Андрея Валентиновича, для объяснения этого мне пришлось бы много внимания уделить контексту. Рубеж 80-90-х. Ощущение, что старый мир рушится, а вместе с ним и все, что составляло в нем ценность. Романтический и наивный интерес к "практической политике". Надежды, что сможешь изменить страну и мир прямо здесь, прямо сейчас. А тут какие-то древние свитки, какие-то надуманные проблемы… Потом коммерциализация вузов. Новые специальности, новые дисциплины, новые подходы. Какие-то личные вопросы, о которых я не осведомлен настолько хорошо, чтобы обсуждать их публично. Все это вкупе фактически поставило крест на исследовательской карьере Александрова. Уже в 90-е годы он ничего не публиковал, а в нулевые даже не делился своими знаниями о древнем Китае, предпочитая читать какие-то новомодные, но довольно пустые дисциплины, о которых и вспомнить-то нечего

http://ivan-zuenko.livejournal.com/183471.html

У нас новая социальная реальность, социалистический лагерь исчез, привычные по социалистическому лагерю формы поведения возникли на Западе (личные планы на работе, формы контроля поведения и сознания, коллективизм и пр.) - как экономическая реальность социализм прогорел, как реальность культурная - втягивается Западом. Совсем новые отношения экономики, государства, культуры, населения. И - доминирующая форма интеллектуальной жизни сейчас, наука. Занимает ли она новое место среди прочих составляющих общества? Как ей существовать в изменившемся мире? В разных регионах - может быть - у науки разная роль? В Индонезии и в Германии она встроена в общество одинаково?

Бродя по берегам все того же океана непознанного, ученые собирают то, что волны выкатили на берег. На земле свои законы, совсем не океанские - и что теперь, как организована жизнь собирателей сокровищ? Бригадный подряд? Частные фирмы? Индивидуальные поиски наряду с основной работой в офисе, для заработка? Фриланс? Встраивание в гранты, поиск жизни вне грантов? Какие функции у науки - любопытство за чужой счет? Спасение человечества? обеспечение государства нужными ему средствами?

Как теперь должна быть организована работа собирателей диковин?
mihi1

mihi2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments