Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Стиль вместо последовательности

Современный способ образования все еще наследует рецепту Амоса Коменского (XVII в.). Он создал классно-урочную систему. Ее основы: учитель имеет власть поделить учеников по возрасту в классы. То есть способности восприятия учеников организуются так, чтобы ученики составляли однородные группы по этим способностям. И далее материал обучения организуется так, что составляет последовательность, от простого к сложному - учитель имеет власть организовать время обучения, так что ученики в соответствии со своими способностями сначала изучают одно, а затем, усвоив это, переходят к другому.

Сеть разрушила основы этого типа образования. Разумеется, рудиментами еще живут тексты, еще есть онлайновые уроки, есть циклы лекций по видео. Есть и еще долго будет. Однако сам принцип нарушен. Любой пользователь (="ученик") может смотреть и читать любой урок, любой текст. Учитель более не имеет власти создавать из учеников группы, однородные по способностям восприятия. Поэтому возможны любые эксцессы и люди, совершенно не готовые к усвоению данного типа знаний, слушают "то, что и все", и реагируют - им эти знания непригодны, несвоевременны и неуместны, а они их получают. Также учитель не имеет власти организовать последовательность изложения. Любой пользователь может смотреть тексты и видео в любом порядке, и полученную кашу считают продуктом того учителя, который делал серию текстов (видео). Даже одно выступление (видео, лекцию) можно смотреть урывками, прыгая в конец и возвращаясь к началу. Та организация учащихся и материалов обучения, которую подразумевал Коменский, стала условностью. Это игра, в которую можно играть (желающим), а можно и не играть - кто считает себя умным и способным, не играет, а сразу смотрит то, что ему надо - по оглавлению курса, по совету другого слушателя, по ссылке в другом тексте, где сказано, что то, что ему "надо", находится вот тут, в середине. (Разумеется, это началось совсем не с появлением сети, но сеть сделала эти проблемы совсем очевидными).

И поэтому возникает необходимость в совсем ином типе подачи материала совсем иной совокупности слушателей. Прежние формы - презентации, циклы лекций и пр. - подразумевают опору на самодисциплину слушателей, которой все меньше. Слушатель должен сам понять, каков его уровень восприятия, выбрать то, что рекомендовано для этого урвоня, и иметь терпение последовательно просмотреть рекомендованное, выполняя требуемые задачи и упражнения.

Между тем среда общения сейчас - не серия последовательных текстов (лекций, видео), а сетевое общение в блоге, в соцсети. Где нечто всплывает вот сейчас, потом тонет и вряд ли будет отыскано, если будет найдено - не будет найдено то, что должно быть перед ним и после. Это не организация текстов, а точечное воздействие. Однако автор может сделать много таких точек, он пишет в сеть - и кто-то что-то читает, уж в каком порядке и с какими пропусками - тут жизнь решает. Вместо последовательности уроков имеет место иглоуклывание.

Поэтому стиль изложения материала должен быть совсем иным, так сказать, голографическим. Нельзя ожидать, что читающий соответствует уровню текста, - ни возраст, ни способности, ни уровень идиотизма не фильтруются. Текст должен отзываться на самые разные уровни, читаться на разную глубину - и по крайней мере не приносить вреда тем, кто заглянул преждевременно. Нельзя ожидать, что читатель читал предшествующую запись и что прочтет следующую. В каждой записи должно быть нечто, что может передать компетентному читателю необходимую информацию. Отсюда следует, что информация (знание) во многом переходит от "содержания" текста в его стиль.

То неуловимое нечто, что называют "атмосферой", "духом текста", средой общения - самыми разными словами - должно выступать организующим началом вместо прежних порядка и последовательности. Это не значит, конечно, что всё знание должно уйти в стиль, но доля стилистически нагруженных знаний сильно возрастает. В ситуации, когда не гарантирован уровень способностей того, кто читает, и никто не обеспечивает прочтения ни предшествующей записи, ни следующей, - в каждой записи должно содержаться нечто такое, что будет способствовать собиранию знания. В самом примитивном виде и на крайний случай - заставит пользователя поискать ту самую предшествующую запись, подождать-отследить следующую, покопаться в прошлых записях данного автора и отслеживать будущие. Это формальная сторона порядка чтения. Что до способностей восприятия - совоупность записей (что трудно - любая, произвольная совокупность, заранее автором не предусмотренная) должна работать на выведение пользователя на определенный уровень, вытаскивать читателя из того состояния, в котором он обретается самопроизвольно. Это стиль, который часто называют "работой на повышение".

И, наконец, создавая текст и читателя, эта совокупность воздействий - организуемая самим читателем - должна создавать главный продукт: доверие. Знание позволяет чувствовать уверенность, общение со знающим создает доверие, и эта атмосфера доверия должна излучаться из такой организованной сети текстов. Доверие тут не противоположно критическому мышлению, это результат работы на совсем другом уровне - как раз критическое мышление и является одним из компонентом осознанного и критического доверия, которое приобретает знающий человек. Незнающий недоверчив и подозрителен, его все готовы обмануть и никому верить нельзя, с отчаяния он готов поверить в любую чушь. Знающий доверяет именно потому, что имеет вменяемую картину мира - сетевую, но полную, не везде детальную, но широкую - способен ориентироваться в мире, и потому имеет силу испытывать доверие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →