Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Биологические нефизичности

"Смена модных тем для теоретического обсуждения и философского осмысления создает впечатление динамичности биологического познания. Однако это впечатление обманчиво. Биология уже давно вступила в полосу теоретической стагнации, и среди наиболее обсуждаемых идей новых нет вообще. Популярные темы для дискуссий не выходят за рамки определенного господствующего мировоззрения, а широко обсуждаемые якобы новаторские идеи по существу являются лишь вариантами доминирующих сейчас или пользовавшихся популярностью в прошлом идеи... Например, сальтационная концепция видообразования, отстаиваемая сторонниками "прерывистого равновесия", в прошлом веке обсуждалась в сявзи с "ваагеновскими мутациями", в начале нынешнего века в связи с мутационной теорией Г.Де Фриза, потом после работ П.Гольдшмида и т.д... Устойчивость и тематика дискуссий и выдвигаемых альтернатив указывает на то, что фундаментальные проблемы биологии остаются в действительности нерешенными"
Мейен, 1991

Ну и дальше о кризисе в биологии http://www.philos.msu.ru/libfiles/Rozin1.DOC статья В.М. Розова.

Кончается статья как-то так: "Некоторые направления решения методологических проблем биологии

Сначала охарактеризуем структуру познавательной деятельности в этой дисциплине. Начиная с работ Аристотеля, в биологии (в то время это прежде всего зоология и ботаника, ориентированные частично на медицину и агрикультуру) формируются три основные формы познания и организации знания. Это, во-первых, философская работа, цель которой было описание "начал" биологии и выделение соответствующей науки. Во-вторых, эмпирическое изучение живых существ, включающее их описания и классификацию (первые систематики и естественные истории). В-третьих, собственно биологическая наука в античном ее варианте, то есть непротиворечивая систематическая организация знаний о живом, удовлетворяющая родовидовой картине мира и другим аристотелевским категориям.

В эпоху эллинизма складывается еще одна форма -- прикладное биологическое знание, обслуживающее прежде всего культуру земледелия и медицину. Оно оценивается уже не только на истинность, но также и эффективность относительно данных практик. Дальнейшее развитие биологии происходило (во всяком случае, сегодня его так можно представить) следующим образом. С одной стороны, постоянно расширяется область биологических объектов, вовлекаемых в изучение (например, уже в наше время в биологию были включены фито-, зоо-, биоценозы, экосистемы, биосфера). С другой -- периодически изменяется характер и смысл философской работы (здесь достаточно сравнить биологические интересы Аристотеля, Канта и Гегеля). С третьей стороны, в биологии происходит смена идеалов науки. Например, в XVIII и первой половине XIX вв. античный идеал науки отходит на второй план, уступая место естественнонаучному идеалу, а в во второй половине нашего столетия в биологии дискутируется идеал гуманитарной науки. Наконец, в XX столетии первоочередной задачей становится создание прикладных биологических дисциплин, ориентированных на обслуживание как традиционных биологических практик (например, медицины, сельского хозяйства), так и относительно или совсем новых (генная инженерия, экология и прочее).

Заметим, что все указанные здесь формы биологического познания и процессы разворачиваются параллельно друг с другом, в результате чего и складывается "мозаичный образ биологической науки", включающий разнородные биологические знания, дисциплины и представления о биологической реальности. Уже Аристотель показал, что наука описывает не единичные и не эмпирические объекты, а "начала", т.е. конструктивную действительность, заданную категориями. Современные же методологические представления позволяют утверждать, что любые объекты науки (не исключая биологических) представляют собой объективации и конструктивизации соответствующих форм научного познания и организации знаний (в данном случае, биологических). Поскольку философская работа существенно отличается от эмпирической и теоретической, теоретическая организация знаний отличается от эмпирической или в прикладных дисциплинах, античный, естественнонаучный и гуманитарный идеалы науки также разнятся между собой, кроме того, сегодня можно указать несовпадающие биологические практики, постольку и типы биологической реальности не просто различны, но в принципе не могут быть сведены друг к другу или к некой супербиологической реальности. Дело здесь также и в том, что любая теоретическая работа предполагает гомогенизацию: ведь в теории (науке) каждое новое явление сводится к уже изученному с помощью знаковых оперативных моделей (предельный вариант здесь -- математические модели, более распространенный -- схемы идеальных объектов). Но если всякая научная работа порождает гомогенное представление действительности, а теорий много и они совершенно разные (как это имеет место не только в биологии, но и в других науках -- психологии, социологии, языкознании и т.д.), то и действительность естественно распадается на множество непохожих друг на друга реальностей. В этом место К.Хайлов резонно спрашивает: "И если биология создала нескольких разных отображений жизни, то могут ли они, должны ли они соединиться в некую единую интегрированную картину?" [15, с.179]."

... "Какой урок, спрашивает Ю.Шрейдер, можно извлечь из деятельности А.Любищева и С.Мейена: "Это прежде всего понимание того, что профессиональная деятельность ученого-биолога в значительной степени определяется его философско-методологическими установками, которые необходимо сделать явными. Осознание собственных неявных установок дает возможность в случае необходимости выйти за их пределы и понять точку зрения противника" [17, с.40]."

..."Применительно к биологии, вероятно, можно говорить о "диспозитиве жизни" и других биологических форм. Но это означает, что необходимо схематизировать публичные дискурсы о жизни, реконструировать скрытые дискурсы (например, публично мы можем осуждать те или иные формы жизни, например, охоту, рыбную ловлю, монокультуры, а фактически их поддерживать и культивировать), проанализировать соответствующие практики, в которых жизнь конституируется и осуществляется, наконец, рассмотреть, кому и в каком отношении нужны интересующие биолога формы жизни. Но в общем случае речь, конечно, идет не только о понятии диспозитива, а о любых понятиях подобного типа, соединяющих несколько подходов, парадигм или научных предметов."

Н-да. Что это я загрустил, в самом деле. Вот у нас есть Волькенштейн с работой "Теория информации и эволюция". Волькенштейн - классик, врать не будет.

"Каноническая теория информации - неотъемлемая часть физики. Однако эта теория не рассматривает рецепцию, запоминание, создание информации. А именно такие процессы существенны для биологии. ...Проблема качества, смысла, содержания и ценности информации стала предметом исследования в биофизике. ... Затруднения, с которыми здесь сталкивается термодинамика, определячются принципиальными трудностями трактовки необратимых процессов, характеризующихся долговременной памятью... Что такое энтропия и термодинамическая вероятность в этих условиях? Несмотря на содержательные попытки, физика таких необратимых процессов еще не построена. Сказанное относится и к... возникновению, созданию новой информации.
...Таким образом, у информации два и только два аспекта, непосредственно относящихся к физике. Первый - количество информации, рассматриваемое в равновесных условиях; второй - ценность информации, определяемая необратимым процессом рецепции, запоминания. Физическая теория этих процессов еще не построена." (статья 1984 года, сб. Кибернетика живого)

------------

Укоротим сказанное. Мейен говорит: биология только кажется обновляющейся, на деле пережевываются те же мысли, что и сто лет назад, все теоретические споры - только на словах новые, на деле - стагнация.

Волькенштейн утверждает, что для того, чтобы пробиться через темные места биологии, не построена физика - нет соответствующей физики, а вовсе дело не в том, что что-то не придумано такого редуцирующего биологами. Редуцировать не к чему.

Сказано это было вон аж лет 20-25 назад. Интересно: изменилась ли ситуация в принципе?

Я еще поцитирую... Ясно излагает Волькенштейн, да и вещи азбучные - а ведь по сю пору для многих сказанное им так и невнятно.

"Наиболее сложными системами в природе являются индивидуальные живые организмы...

...Каждый организм - не только особь. Он представляет царство, тип, класс, отряд, семейство, род и вид. Это - реальная иерархия, ее открытие - одно из величайших в истории науки."

И дальше он там насчет сложности... Понятие сложности имеет относительный характер... Сложность эквивалентна незаменимости, неизбыточности на данном уровне рецепции. Сложно то, что незаменимо.... Понятие ценности богаче понятия сложности. Сложность относится к объекту в целом, ценность имеют и отдельные элементы объекта. Сложность характеризует структуру, ценность выражает и функцию. ...Принцип возрастания ценности независим от естественного отбора. Однако формулировка этого принципа подчеркивает направленность, необратимость биологической эволюции.
Tags: biology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments