Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Теоретическая стагнация: в башке пусто

- Ах, ну почему наши дела так унылы?
Как вольно дышать мы бы с тобою могли!
Но - где-то опять некие грозные силы
бьют по небесам из артиллерий Земли.

- Да, может, и так, но торопиться не надо.
Что ни говори, неба не ранишь мечом.
Как ни голосит, как ни ревет канонада,
тут - сколько ни бей, все небесам нипочём.

...И, что бы ни плёл, куда бы ни вёл воевода,
жди, сколько воды, сколько беды утечёт.
Знай, всё победят только лишь честь и свобода,
да, только они, всё остальное - не в счёт...


Мы тут уже говорили - отчего бы, мол, так погано обстоят дела в общественных науках http://ivanov-petrov.livejournal.com/998345.html. Ну и кое что наговорили. А вот умный человек как раз об этом - и весьма радикально

Николай Розов
Стагнация социологии как выражение общего недуга российского обществознания
http://www.polit.ru/science/2008/10/09/rozov.html
В статье Д.Подвойского [1] основной упор сделан на неприемлемо низкий социальный статус социологии в современном российском обществе, а главные причины видятся в подмене социологии демоскопией (всевозможными опросами без интерпретации и объяснения) и в социогуманитарной непросвещенности населения.

...причиной для удручающего принижения статуса и престижа нашей социологии является попросту отсутствие значимых достижений, интеллектуальная стагнация. ...Нет оригинальных, эмпирически обоснованных теорий, нет действительного развития даже заимствованных теорий, в нашей социологии нет такого самостоятельно получаемого теоретического знания, которое давало бы новое, нетривиальное и продуктивное видение окружающей социальной действительности, позволяло бы эффективно решать практические и новые исследовательские задачи. ...недуг интеллектуальной стагнации охватил практически все общественные науки

Каковы же причины интеллектуальной стагнации?

... * инерция советской системы организации науки,
* захват ключевых позиций академической номенклатурой, заинтересованной лишь в сохранении своего положения,
* отсутствие систематических дискуссий между разными позициями и школами,
* слабость или отсутствие реального взаимодействия между фундаментальными исследованиями и прикладными разработками,
* отрыв исследований (в НИИ) от преподавания (в университетах),
* сугубо инструментальное отношение власти к социальным исследованиям («если не пиар нам, то секвестр вам»),
* «партийность» и низкопоклонство научных журналов (своим и начальству — «зеленая дорога», чужим и безвестным проникнуть весьма трудно, беспристрастное рецензирование — редкость) и т.д.
* сохраняющаяся система дисциплинарного финансирования исследований, препятствующая межнаучной кооперации,
* господствующая система оценки научного труда, стимулирующая регулярные публикации (на основе мелких исследований или вовсе при отсутствии таковых) и не стимулирующая долговременные, трудозатратные штудии,
* устойчивое взаимное равнодушие российских исследователей, в результате чего новые идеи и направления не поддерживаются, не получают отклика и гаснут,
* общая заниженность стандартов научной квалификации (особенно в провинции) и т.д.

Анализ внутренних причин интеллектуальной стагнации, проведенный Р.Коллинзом (утеря культурного капитала, комментаторское поклонение классике и погруженность в технические детали), [5] может быть прямо приложен к проблеме интеллектуального кризиса в современной России, [6] но при некоторых модификациях модели картина становится яснее.

...в сегодняшней России культурный капитал в социальных науках и философии практически перестал накапливаться. Каждая новая волна интеллектуальной моды (из тех же США, Франции и Германии) почти полностью смывает предыдущие волны и обесценивает ростки самостоятельных исследований. Постструктурализм, постмодернизм, социальный конструктивизм, анализ случаев, дискурс-анализ захватывают умы, дискредитируя прежние подходы. Разумеется, кроме широких сменяющих друг друга волн, есть также параллельное одновременное влияние разных европейских и американских школ мысли на отдельные российские центры, но здесь глухота к прошлому оборачивается глухотой к чужакам.

...Соответствующую установку следует назвать широким антитеоретическим консенсусом. Именно ему была обязана бурным восторгом и до сих пор сохраняющейся популярностью книга Т.Куна «Структура научных революций» [7]. С тех пор утекло много воды, но антитеоретический консенсус среди социальных исследователей по-прежнему жив и процветает, переживая новые и новые накаты западных интеллектуальных мод.

...Антитеоретический консенсус — лучшее самооправдание отсутствия интеллектуального творчества и лености мысли. Однако при такой исследовательской установке не спасет даже высокая креативность и ударное трудолюбие. Дело в том, что у опросов и интерпретаций нет никакого стимула для развития (см. выше). Он появляется только при создании общих операционализируемых теорий и попытках их опровержения и коррекции.

...Компоненты успешности теоретического подхода хорошо известны:

* Познавательная цель, направленная на исследование общих закономерностей, причин и механизмов динамики изменения явлений.
* Систематическое эмпирическое исследование разнообразия случаев динамики с целью выявления инвариантов.
* Опора в осмыслении выявленных инвариантов на теоретические результаты прошлых исследований (часто чужих и отдаленных).
* Формулирование общих гипотез, поддающихся операционализации.
* Сопоставление случаев с различными значениями заданных параметров и последующие выводы относительно гипотезы.
* Проверка эмпирической подкрепленности гипотезы другими исследователями на другом материале, при положительном результате — пополнение (аккумуляция) общепризнанных теоретических положений.

...Познавательная цель, направленная на исследование общих закономерностей, причин и механизмов динамики изменения явлений. Такие цели в социальных науках не ставятся, в первую очередь, в силу самого сложившегося антитеоретического консенсуса (таким образом, здесь есть усиливающая обратная связь), но имеются и иные причины....

Систематическое эмпирическое исследование разнообразия случаев динамики с целью выявления инвариантов. Здесь причины те же, но кроме внешней есть и внутренняя познавательная сложность: социальные реалии, конкретные обстоятельства и контекст, исторические корни изучаемых феноменов всегда разнообразны. Выработка и обоснование критериев допустимого отвлечения от различий, встраивание самих различий в методологию исследования — крайне сложная и кропотливая работа, не обещающая быстрого и яркого эффекта.

Поэтому зачастую выигрывает идеология идиографии и предметного эксклюзивизма, которая в пределе выражается примерно так: «мой материал исключителен; если когда-то и где-то происходило что-то подобное, то это поверхностные аналогии, не стоящие серьезного внимания; вместо поиска химеры «общих закономерностей» каждый должен детально и глубоко изучить только свой участок, сам не лезть на чужие и гнать со своего чужаков-теоретиков».

Опора в осмыслении выявленных инвариантов на теоретические результаты прошлых исследований (часто чужих и отдаленных). Прежде всего, проведем различение между «опорой на прежние теоретические результаты» и описанной выше «радостью узнавания». В последней исследователь подводит обнаруженное явление под известную (обычно модную западную) категорию.

...Представляется, что в корне данного различия лежат три тесно взаимосвязанных фактора: 1) воспроизводимость эмпирических фактов, подкрепляющих теоретическое суждение, 2) готовность исследователей проверять эту воспроизводимость, 3) эффективность применения подкрепленных теоретических положений в планировании и проведении новых исследований.

По всем этим критериям социальные науки проигрывают, причем в пункте 2 российская ситуация наименее благоприятна.

...Формулирование общих гипотез, поддающихся операционализации. Разумеется, здесь также мешает идеология идиографии и предметного эксклюзивизма. Однако многие российские обществоведы любят делать обобщения. Нередко, отталкиваясь от анализа конкретного случая, они делают «интерпретации», а также весьма широкие выводы общефилософского, идейного и ценностного характера. Такие высказывания хороши для нравственного позиционирования автора, но обычно малопригодны для последующего развития науки. Требуется весьма большая работа над тем, чтобы общее теоретическое положение стало операционализируемым, Однако у нас всегда неясно, возьмется ли кто-то когда-то за проверку тезиса.

...Сопоставление случаев с различными значениями заданных параметров и последующие выводы относительно гипотезы. Фиксация на одном случае никогда не даст теоретического результата просто потому, что такой материал не позволяет отчленить существенное от множества привходящих конкретных деталей и особенностей. Приверженность статистике (например, в экономике и социологии) накладывает жесткие требования на величину выборки, количественную измеримость величин, что всегда ведет к значительному упрощению модели. Провальным, особенно в отечественном обществознании, оказывается средний уровень — теоретический и эмпирический анализ небольшого числа специально отобранных случаев для проверки гипотез. По-видимому, здесь совместно действуют факторы конфликтной поляризации «качественников» и «количественников», отсутствия ярких образцов исследований (блестящие классические работы Баррингтона Мура и Теды Скочпол [10] о случаях социальных революций до сих пор не переведены и мало кому известны), общее недоверие гуманитариев к логике и логическим методам анализа причинности.

Проверка эмпирической подкрепленности гипотезы другими исследователями на другом материале, при положительном результате — пополнение (аккумуляция) общепризнанных теоретических положений. Поскольку общие операционализируемые гипотезы не формулируются, то и проверять нечего. Однако я подозреваю, что и при появлении оных ситуация бы не изменилась.

...Прорвать антитеоретический консенсус нельзя методологической полемикой, но можно — высоким престижем теоретических работ. Чтобы такие работы были поняты и признаны на Западе, они должны трактовать (развивать, обогащать, либо опровергать) признанные и наиболее активно обсуждаемые западные же теории и модели.

Первой практической задачей становится составление перечней теоретических положений в каждой предметной области для эмпирической проверки (излюбленную нами методологическую и чисто теоретическую критику, увы, мало ценят). В свое время я предпринимал попытку составить такой перечень взаимосвязанных положений для микро-, мезо- и макросоциологии, [13] но понимаю, что это лишь первый небольшой шаг в требуемом направлении.

Далее «дело за малым»: начать и кончить теоретико-эмпирическое исследование, в результатах которого должны содержаться сильные и подкрепленные данными утверждения относительно известных в соответствующей западной науке теорий и моделей, затем приложить большие усилия для публикации результатов в наиболее авторитетных отечественных и, главное, западных журналах, добиваться включения своих идей и результатов в западные дискуссии, после этого — пропагандировать и расширять такого рода исследования в России, привлекать молодежь.

-------------------------
Некоторое время назад я сказал, что одной из основных "ближних" причин теоретического убожества современной биологии является появление все новых методов исследования.

http://flying-bear.livejournal.com/625266.html
ivanov_petrov
крайне трудно наспех сказать что-то о биологии, но вчерне я попробую. Я бы сказал. что тоже - где-то с 70-х примерно сильное торможение. С той разницей. что в 60-70-е не было такого уж четкого расцвета. Назвать имена трудно. составляющая теоретического знания много ниже - потому имена теоретиков мало показательны.
Причину - не углубляясь, только-научную, я бы назвал так: эффект новых методов. Описание: каждый вводимый новый метод привлекает массу исследователей, которые начинают все поле фактов переописывать в рамках нового метода. при этом теоретическая составляющая каждый раз беднеет. Каждая новая волна начинается с чрезвычайно упрощенных представлений, "дикарских" - давайте просто предположим... Эти дикари работают лет 25-30, и начинает доходить - вот такие оговорки, вот так это взаимодействует, теории надо строить в таком вот стиле.. Тут настигает следующая революция методов. Так кладизм дикарски смел только начавших доходить до варварства теоретиков синтетической теории эволюции. а потом молекулярная биология смела только начинающих хоть немного приходить в отдаленное подобие здравого смысла - кладистов.
Так что внешне это выглядит как волны дикости, связанные с потрясающе интересными новыми методами исследований. Разумеется, внутренние причины много труднее описать, это только очень внешний взгляд

termometr
а потом молекулярная биология смела только начинающих хоть немного приходить в отдаленное подобие здравого смысла - кладистов.
****
Как Вы считаете, когда-нибудь тонны бумаги по молбиолу с его птичьим языком превратятся в системное знание? Или так и будет идти анализ отдельных частей генома без синтеза?

ivanov_petrov
Обязательно превратятся и уже немножко превращаются. Люди ж ничуть не глупее стали и по-прежнему пытаются вдохнуть смысл в эту ерунду. Но... Как бы сказать... Это же уже какая стадия редукции к глупости. Ясно же, что уже синтетическая теория была очень нехорошим шагом. и очень много приходилось там развиватиь всяких вспомогательных "культурных" шагов, чтобы выкарабкаться на приличные вещи. Ну, достаточно посмотреть. как это Шмальгаузен делал. Очень нетривиальные операции, совершенно не в духе современной простоты - типа, переопределим термины и все будет в порядке. С кладизмом стало совсем тяжело - там почти невожно иметь здравые мысли о реальности. сама природа языка теории не позволяет. Но у них. как я понимаю, у некоторых стали проявляться хотя бы какие-то критические мысли - накопился слой критиков и тем самым появилась возможность с разных сторон рассматривать явления - в рамках самого кладизма почти ничего осмысленного сказать нельзя, но можно хотя бы получить импульс из него выйти. А в молбиоле - там уж очень тянет оставаться на элементарном уровне. Это кажется панацеей, и гипноз "простоты" очень силен. Но если не будет вмешательства новых методов и новой волны дичи - не в один миг. так в два, не в пятьдесят лет, так в сто - они, конечно, выберутся. Только никто им ста лет не даст. Конечно. будут новые перевороты - и все это устареет. этот континент молбиологии уйдет на дно недопереваренным. с нерешенными проблемами - и появится новая дикость. опять с возможностью быстро и просто все понять.

termometr
Спасибо. А мне кажется, что редукционизм молбиологов, как краеугольный камень этого подхода, никогда не позволит им прейти от функций элементов к пониманию целостных систем уровня клетки. Они изучают детали, выходящие из токарного станка и детали самого токарного станка. А тут целый завод понять нужно.
Tags: books5, sociology5
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments