Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Социальное время: свобода и скорость2 (А)

Социальное время общества в целом
«Я неоднократно подчеркивал, что считаю пространство, также как и время, чем-то чисто относительным: пространство – порядком существования, а время – порядком последовательности»
Г. Лейбниц

Как бы мы стали замерять скорость социального времени для индивида? Наверное, через частоту событий его жизни. Если в какой-то день много всего происходит, - время мчится быстро, если ничего не происходит – время тянется. Чем больше чего-то важного или заметного случается в единицу астрономического времени, тем быстрее летит наше внутреннее, собственное время.
Можно попробовать подобным путем замерить собственное время общества. Представим себе «собственное время» социальной системы. Собственное время объекта представляет собственную изменчивость объекта (то есть время в таком случае есть последовательность событий). Для хронометрирования собственного времени объекта следует транспонировать ряд событий на внешний данному объекту процесс («часы»).
Прежде, чем идти дальше, надо представить – а что это нам даст? Ну, исхитримся мы замерить скорость социального времени – и что? Что означает этот показатель?

Если мы измеряем скорость времени по частоте событий, то главным здесь будет «событие». Чтобы нечто опознавалось как событие, оно должно быть новым – продолжение старого событием не называется. Значит, скорость течения социального времени измеряет приток новизны в общество. А новизна – это разрушение. Мы привыкли ассоциировать новое с хорошим – новые возможности, новые услуги… Но это не та новизна. Это новизна прирученная, одомашненная, отобранная – когда некие добрые люди позаботились и специально выбрали такое новое, что будет нам помогать и будет приятно. А сама по себе новизна – дикая и вполне ко всему равнодушная: это случайным образом возникающие повреждения системы. Новое, происходящее в обществе, разрушает его, и общество вырабатывает специальные механизмы устойчивости к новизне – чтобы происходящие новые события не разрушали его, общества, устройство.

В этом смысле метафорой социального времени может служить температура. Понятно, что имеется некий интервал нормальных колебаний температуры, который сверху ограничен жаром с лихорадкой, а снизу – температурой трупа. И отдельная интересная задача – посмотреть, какие институты общества призваны работать с новизной, одомашнивать ее, как общество справляется со слишком большой плотностью социальных событий, делая её безопасной, и наоборот – как оно разогревается на холостом ходу, когда событий слишком мало. Основным институтом такого рода являются СМИ, информструктуры общества… Однако об этом нам еще рано – нам бы сначала измерить скорость времени. В самом деле, возможно ли это? Не на качественном уровне – «мне кажется, что» - а с какой-то количественной мерой?
Сначала надо решить, как события замерять будем. Вообще-то мы имеем дело не с точечными событиями, а с длительностями – у каждого события есть начало и конец (хотя определить эти начала и концы ох непросто). Такой метод подсчета социальных событий предполагает, что мы откладываем на календарной оси длительность существования означенных для социума реалий и в каждый промежуток календарного времени считаем число возникших и/или исчезнувших реалий (так работают при учете скорости стратиграфического времени – подсчитывают число вымерших/число возникших таксонов). Этот метод пригоден, когда время существования реалии достаточно велико по сравнению с промежутком, на котором мы смотрим эти скорости.

При оперировании с мимолетными «социальными новостями», в виде которых предстают социальные события современности, время существования каждого события достаточно невелико и мы можем принять, что «событием» для подсчета социального времени является сама эта «социальная новость». Длительность существования такого «события» можно оценить из следующего факта: каждые две недели исчезает примерно три четверти «событий», заменяясь новыми. Если мы измеряем события в интервале, сопоставимом с длительностью их существования – не имеет смысла отдельно отмечать начало и конец события. Значит, если мы возьмем некую систему опросов и попытаемся узнать частоту новых событий, эти события предстанут перед нами точками на оси времени.

Вот уже много лет Фонд «Общественное мнение» каждую неделю спрашивает о «событиях недели» - что произошло? «Какие события прошедшей недели, о которых сообщалось в средствах массовой информации, больше всего заинтересовали Вас, привлекли Ваше внимание?» (http://bd.fom.ru/cat/case/oby_wee). Этот вопрос как нельзя более подходит для цели измерения скорости социального времени. 3000 респондентов каждую неделю отвечают о том, что им запомнилось как событие на прошедшей неделе. В их ответах – куча упомянутых событий.

В качестве индекса (Сv) , отражающего скорость течения социального времени, выбрано среднее число событий, отмечаемых одним респондентом. Если в выборке в среднем на человека отмечается 10 событий – скорость социального времени выше, чем если в среднем отмечается одно событие. Будем кратко называть этот индекс (Сv) скоростью времени. Для подсчета Сv надо пересчитать все события, упомянутые респондентами, и отнести их к количеству респондентов.
К этому показателю добавим еще один: индекс (Cр) единства социального времени Ср пропорционален общему числу событий, упомянутых респондентами. Понятно, что мы берем очень общие показатели. Респонденты из разных социальных страт, вероятно. замечают разное число социальных событий и социальное время для них течет с разной скоростью. Более того, скорее всего даже и в гомогенном обществе совокупность респондентов в разное время будет отмечать разное число социально значимых событий. Такие показатели напрашиваются на аналогию: средняя температура по больнице. Но мы живем в этой больнице, и ежели в одной больнице средняя температура 36, а в другой средняя 40, то и таким грубым показателем можно пользоваться.

Ср служит обобщенным показателем единства общества (по отношению к социально значимым событиям). Если Ср мал, это значит, что общество в целом (точнее, выборка респондентов в данном опросе) согласованно отмечает как социально значимые одни и те же события. Если Cр велик, значит, выбор социально-значимых событий у разных респондентов в значительной степени не совпадает.
Чтобы посмотреть, как изменяются эти индексы, возьмем данные за 2001 год. Дело в том, что хотелось бы заметить какое-то значимое изменение этих индексов. И событие 11 сентября 2001 года подходит как нельзя лучше: время было горячее, и даже без всяких измерений можно ожидать, что вокруг этой даты изменяются показатели скорости социального времени.

Можно построить графики изменения индексов

График скорости изменения социального времени
толстая линия - скорость социального времени
тонкая линия - единство поля событий



Итак, скорость социального времени медленно снижается с апреля до сентября 2001 года, а потом резко увеличивается – только к декабрю возвращаясь к прежнему «тихому» уровню. Показатель единства ведет себя почти строго обратным образом – постоянен до августа, увеличивается к сентябрю, потом резко падает и начинает выравниваться в ноябре.

По сути мы получили, что для измерения скорости социального времени может быть использованы оба индекса, и Cv, и Ср. Интересно - почему независимо вычисляемый индекс единства событий может служить для измерения социального времени?

Это можно пояснить простейшей моделью соотношения температуры и объема газа. Как известно, при расширении газа его температура понижается, при сгущении – увеличивается. Так же связаны в социальном времени скорость и единство. При уменьшении индекса Ср события у разных респондентов одни и те же, они как бы «сталкиваются» в людях, и скорость социального времени возрастает. При увеличении этого индекса события не сочетаются у разных респондентов, они обращают внимание на одни и те же значимые события и скорость течения социального времени падает.

Отсюда можно выдвинуть предположения о способах управления скоростью социального времени. Предположим, мы хотим снизить скорость социального времени. Для этого требуется увеличить Ср, т.е. увеличить «панель событий». Сделать это можно через СМИ, вбросив в социум сообщения о важных событиях. Этим, как кажется, ничуть не снижается важность проблем, которые изначально привели к росту «социальной температуры», однако в силу увеличения Ср скорость времени («социальная температура») будет падать. Такое действие можно назвать «отвлечением внимания».

С другой стороны, может оказаться, что скорость социального времени из каких-то соображений кажется слишком низкой и есть желание ее увеличить. Для этого следует уменьшить «панель событий», через СМИ (или иным образом) привлечь внимание общества к каким-то немногим (одной) проблемам. Тогда, даже в том случае, если эти проблемы не слишком важны (спортивные события и т.д.), скорость течения социального времени возрастет пропорционально уменьшению объема социального пространства. Положения эти хорошо известны и издавна используются в пропагандистских кампаниях. В этом смысле можно сказать, что выведенное здесь отношение между скоростью социального времени и объемом пространства событий давно и хорошо известны (по крайней мере, применяются на практике).

Итак, мы имеем два главных индекса для скорости социального времени и его плотности.
Эти показатели прямо не связаны между собой, и могут изменяться относительно свободно друг относительно друга. То есть мыслима ситуация, когда скорость социального времени велика, а единство социального времени мало, или наоборот. Однако некоторую связь показателей все же можно проследить: при понижении Cv (скорости течения социального времени) часто растет Ср, то есть понижается степень единства социального времени, в определенном отношении увеличивается расслоение общества или по крайней мере его разномыслие. При повышении Cv происходит снижение Ср, то есть при повышении скорости течения социального времени растет и единство социального времени. Общество как бы собирается, концентрируется относительно некоторых событий, привлекающих его внимание. Вокруг 11 сентября индексы вели себя согласованно. До этого события разные ерспонденты называли достаточно разные события, и в небольшом числе. После 11 сентября почти все стали называть одни и те же события, и многие отмечали разом несколько значимых событий. В результате оба индекса изменились.
Тем самым можно сказать, что единство социального времени и его скорость связаны статистической константой, так что увеличение скорости социального времени компенсируется увеличением плотности социального времени. В связи с этим надо отметить, что эта константность – статистическая, и наблюдаются мелкие рассогласования скорости социального времени и единства социального времени. Далее, эта константность наблюдается в более или менее нормальном состоянии общества. В эпохи резких социальных кризисов можно ожидать иных соотношений скорости социального времени и его плотности.

Дальше что-то закончится
Tags: sociology5
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments