Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Теория динамики сложной социальной системы 6

Смерть общества
Устойчивость общества опирается на устойчивость его членов. Этот не вполне тривиальный вывод вытекает из определения общества как системы, элементы которой обладают большей целостностью и устойчивостью, чем сама система. Такая ситуация, в свою очередь, является следствием нелинейности функции целостности относительно ряда метасистемных переходов.

Представим себе ряд уровней организации. Удобнее всего это сделать на биологическом материале, где такой ряд достаточно очевиден: клетка – ткань – орган – организм… Мы видим, что каждый следующий член ряда состоит из объединенного множества предыдущих (ткань – из множества клеток, орган – из нескольких тканей, организм – из совокупности органов) и при этом демонстрирует большую целостность, нежели входящие в него элементы. Однако если мы продолжим ряд дальше, то указанная прямая зависимость перестанет работать. Организмы образуют биоценозы (сообщества), ценозы – Геомериду (биоту Земли). Но ценозы уступают по целостности организмам, а Геомерида менее целостна, нежели отдельный ценоз. В ряду метасистемных переходов целостность сначала растет, а затем падает.

Уровень, на котором целостность системы максимальна, – организменный. Следующий за ним уровень – сообществ организмов и обществ людей – характеризуется меньшей степенью целостности. Поэтому если устойчивость организма является главным образом функцией его собственных регулирующих механизмов (создание устойчивого целого из неустойчивых элементов), то устойчивость общества, напротив, базируется на устойчивости элементов. Другими словами, организм (индивид) должен обеспечивать устойчивость общества за счет собственных регулирующих механизмов, поскольку регуляторных сил самого общества не хватает для достижения необходимого результата. Общество есть неустойчивое целое, поддерживаемое устойчивостью составляющих его элементов.

При построении ряда метасистемных переходов для общественной системы часто упускается самый устойчивый уровень организации, на который опираются все остальные уровни, – уровень целостной человеческой личности. На самом деле этот ряд должен выглядеть так: элементарный поведенческий социальный акт (высказывание, жест, символ) – личность – социальный ритуал – социальный институт – общество. Личность определяет устойчивость не только нижележащих субъединиц – действенность жестов, выделимость высказываний и т.д., но и вышележащих, обеспечивая устойчивую воспроизводимость социальных институтов и всей общественной системы. Вместе с тем это не означает, что все остальные метасистемные уровни, включая общество, суть сугубо абстрактные понятия, способные лишь запутать исследователя, которому надлежит оставаться на уровне отдельных личностей, а еще лучше – элементарных единиц их взаимодействия. При таком подходе теряются не артефакты, а сама социальная реальность, поскольку личности взаимодействуют между собой и на них оказывают существенное влияние долгоживущие социальные институты.

Устойчивость отношений между членами общества (и, в конечном счете, системы в целом) зависит от внутренней устойчивости самих членов общества (в т.ч. страт). Сохраняя неизменными свои характеристики, каждая страта тем самым поддерживает постоянство связанных с нею страт и поддерживается ими. В специализированном устойчивом обществе выгодно сохранять сложившуюся норму, невыгодно меняться.

При нарушении устойчивости, чем бы оно ни было вызвано, конфигурация реализованных страт (внутри соответствующих фундаментальных страт) начинает меняться. И поскольку точная конфигурация этих страт есть результат длительного совместного существования, тонкой притирки друг к другу и взаимной специализации, даже при не очень большом в абсолютном выражении изменении такой конфигурации поведение реализованных страт утрачивает согласованность и индивидуализируется. Каждое подобное изменение может быть описано как неслучайное для данной страты, однако оно будет случайным с точки зрения всего ансамбля страт, общества в целом.

Индивидуализация поведения страт разрушает прежние взаимодействия, но не все одновременно. Разрушение одних связей стимулирует поддержание других. Условия жизни страт в общественной среде настолько меняются, что возникает вопрос об изменении характеристик фундаментальных страт. Отдельные страты и блоки общества совершают выбор, решая, с кем из «соседей» сохранить свои связи. Параллельно идут процессы перестройки самих блоков, обособления их от окружения. Среда внутри социума становится слишком непредсказуемой, и блоки стремятся замкнуться, «суверенизоваться». Такое поведение блоков приводит к возрастанию относительной роли иерархических взаимосвязей и снижению роли сетевых: нити, соединяющие иерархии между собой, ослабевают.

Надо сказать, что некоторой степенью автономности блоки обладают всегда (их и выделяют по этому признаку). Так, Федеральная резервная система США значительно меньше зависит от поведения мексиканских вкладчиков, чем население Мексики и местные банки. Но изменения внутри блока могут оказаться настолько сильными, что деспециализация и разрушение сетевых связей начнут отражаться на конфигурации страт в иных блоках (мексиканцы хлынут в США; МВФ будет вынужден принимать очень ответственные и опасные решения, и т.д.). Кроме того, необходимо учитывать, что некоторым блокам принадлежит ключевое место в устройстве системы* и воздействие происходящих в них изменений на систему в целом крайне велико (и имеет тенденцию усиливаться к периферии).

* Например, в российской экономике ключевое место занимает нефтедобыча; в экономике США – финансовая система; в немецкой культуре XIX в. – философия; в русской культуре ХХ в. – поэзия, и т.д.

Под влиянием изменений в одних блоках системы аналогичные процессы разворачиваются и в других; идет суверенизация по принципу положительной обратной связи: чем более неустойчивой и непредсказуемой становится внутренняя среда, тем более привлекательным (т.е. обещающим большую устойчивость) для блоков выглядит движение в сторону автономизации. В новых условиях, воцарившихся в социуме, модифицируется принципиальная установка поведения блоков и страт: теперь оказывается выгодным меняться, и тот, кто остается неизменным, – проигрывает (теряет устойчивость).

По иерархическим каналам распад системных связей распространяется от изменившегося блока наверх, и вбок – по сетевым. Начинается цепная реакция. При этом от распада не гарантирован и изначально суверенизовавшийся блок, ведь он не имеет опыта существования в изолированном состоянии. К автономизации его толкает возросшая неопределенность окружающей социальной среды, но та же сама непредсказуемость способна разрушить его устойчивость. Тогда деструкция распространится вглубь социальной структуры, причем (в силу автомодельности системы) по аналогичной схеме: внутри блока произойдет суверенизация подсистем следующего порядка, и он окажется разорван на обособленные, слабо взаимодействующие, квазиавтономные части.
Tags: sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments