Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Теория динамики сложной социальной системы 7

Ступенчатый распад

У каждого уровня иерархии – свои механизмы поддержания устойчивости и защиты от изменений, поэтому при переходе с уровня на уровень распад несколько задерживается, а в фазовой картине процесса появляются бифуркации, отражающие момент выбора: будет сломан этот уровень иерархии или нет? Иерархически устроенное общество с блочной конструкцией представляет собой совокупность полуавтономных отсеков, и «затопление» его волной распада происходит ступенчато.

В процессе многоступенчатого распада блоков на элементы образуются «свободные радикалы» – страты, вышедшие из состава какого-либо блока и временно примкнувшие к другому, более устойчивому. Как долго будут существовать блоки в новом качестве, решает ход дальнейшего развития кризиса и устойчивость каждого блока.

В разлагающееся общество с границ и «из подвалов» движутся эксплеренты, для которых жизнь в слабо предсказуемой среде является нормой. Одновременно специализированные блоки утрачивают черты специализации и становятся все более эксплерентными по стратегии поведения. Возрастающая неустойчивость, изменчивость внутрисоциальных условий постепенно приводит к тому, что на положении эксплерентов оказываются все блоки социума, все страты – их прежние специализации из полезного багажа превращаются в балласт, мешающий свободно двигаться в разреженном социальном пространстве. Общество трансформируется в плохо структурированную группировку, в которой то тут, то там обнаруживаются реликтовые суверенизовавшиеся блоки, в силу тех или иных причин сохранившиеся от прежней социальной системы.

Дойдет ли распад до появления множества ничем не объединенных изолированных страт или даже изолированных индивидов, определяется очень многими факторами. Течение кризиса в каждой точке бифуркации зависит от характера внешних воздействий, начальных условий вхождения в ситуацию кризиса, скорости и направления перестройки структуры блока и т.д. Специфика кризисной ситуации заключается в том, что при ее наступлении выбор стратой модели своего дальнейшего поведения начинает все в меньшей степени обусловливаться предшествующим опытом. Некоторые изменения, а значит – и выбор стратегии имеют место и в специализированной системе, но там определяющее влияние на результат выбора оказывает история элемента (немарковские процессы). В периоды же кризиса значительно большее значение приобретают случайные с точки зрения устройства выбирающей системы обстоятельства, и именно в этом смысле результаты кризиса слабо предсказуемы.

Итак, блочность и автомодельность конструкции приводят к тому, что распад распространяется вверх, вглубь и в стороны ступенчатым образом: не одновременно и беспорядочно, а последовательно – с одного уровня иерархии на другой. Именно это мы и имели в виду, когда говорили о том, что система разрушается по своим собственным правилам. Какая бы внешняя причина ни положила начало распаду сложной системы, этот распад происходит в соответствии с закономерностями ее строения и определяется существующими в ней уровнями иерархии, связями между ними, особенностями блоков и т.д.

Конструкция и деструкция

Если мы внимательно посмотрим на описанные выше условия образования общества из группировок неспециализированных страт, то обнаружим, что параллельно расширяющейся деструкции, низводящей общество до состояния группировки, набирает силу тенденция к самоорганизации, причем эта объединительная тенденция тем сильнее, чем глубже зашла деструкция, чем более неспециализированными стали страты и чем выше предсказуемость внешней среды. В реальной жизни деструкция неизменно сопровождается конструкционными взаимодействиями, стимулирующими становление нового общественного устройства.

Самое типичное протекание кризиса – локализация очага деструкции и быстрое восстановление разрушенной структуры соседними виолентными блоками. Принципиально «регенерированная» структура будет подобна прежней, хотя, возможно, и несколько иной в деталях. Точность памяти блоков о своем окружении задает ту полноту, с которой будет воспроизведена распавшаяся структура. Если был утрачен относительно обширный блок, а систему все же удалось сохранить, строение этого блока может существенно измениться – в той мере, в какой это изменение не влияет на устройство соседних блоков и системы в целом. Но это, собственно говоря, означает, что глобального изменения структуры общества не произошло и существование в режиме периодически нарушающейся устойчивости будет продолжаться до следующей критической точки.

Когда же распад не удается локализовать и он заходит достаточно далеко, система превращается в «бульон» из слабо специализированных эксплерентов с редкими вкраплениями реликтовых автономных блоков. Поскольку подобные блоки оказываются наиболее структурированными и предсказуемыми элементами группировки, на них «налипает» масса эксплерентов. Тем самым реликтовые блоки становятся «центрами кристаллизации» новой структуры общества.

Важно подчеркнуть, что в новом окружении, во взаимодействии с другими реликтами, каждый с собственной свитой недавних эксплерентов, блоки играют уже совсем иные роли, нежели в прежнем обществе, т.е. их специализация идет (или может идти) по иной траектории. Более того, разные центры кристаллизации не связаны между собой, структуры вокруг них возникают несогласованно, и потому при контакте блоков, обросших свежими оболочками эксплерентов, происходит структурный конфликт. Каждая новая структура (возникшая из прежнего блока) стремится к самосохранению, к устойчивости, но так как блоки взаимодействуют, то их низовые члены – страты, индивиды – вынуждены приспосабливаться к нескольким противоречивым структурам сразу.

В связи с тем, что целостность блоков, как уже отмечалось, в значительной степени поддерживается на личностном уровне, этот низовой структурный конфликт приводит к частичному разрушению структур в зоне контакта блоков. За этим следует достраивание, регенерация утраченных частей, и в процессе такой регенерации идет подгонка блоков, их взаимное приспособление, а по сути – слияние в единую структуру, части которой специализированы для контакта друг с другом.

Таким образом, после начала фазы конструкции в складывающейся системе неизбежна серия вторичных деструкций, возникающих по мере присоединения к этой системе новых блоков. Внешне подобные деструкции воспринимаются как «афтершоки» кризиса, долгое время сотрясающие сформировавшееся, казалось бы, общество. Эти вторичные кризисы прекращаются, когда все крупные блоки общества притерлись друг к другу, адаптировались к совместному существованию в рамках единой общественной системы.

Чуть выше мы говорили, что в новой общественной системе реликтовые блоки могут играть новые роли, иметь новые функции и специализации. В то же время надо подчеркнуть, что и после суверенизации они сохраняют в своем устройстве немало структурных качеств, присущих прежней системе. При образовании вокруг блока нового окружения эксплерентов, подстраивающегося к нему в процессе дальнейшей патиентизации, происходит передача этих качеств «по наследству». Потому в строении новой системы воспроизводятся многие черты прежней. Степень преемственности свойств между системами разных поколений трудно выразить в численной форме, однако не вызывает сомнений, что она прямо зависит от целостности исследуемых систем. В обществах межпоколенческое сходство будет ниже, чем у систем организменного типа (т.е. чем физическое сходство между родителями и детьми или духовное – между учителем и учеником), но, тем не менее, значительно выше уровня случайной аналогии. Некоторые реликтовые блоки могут пережить несколько циклов конструкции и деконструкции общественной системы и оказаться своего рода «живыми ископаемыми», в которых заключены черты давно ушедших эпох.
Tags: sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments