Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Это самое... ну... в общем, медиа, которое имеет месседж

В общей форме народ попривык и не дергается, а когда до частностей доходит - парадокс старика маклухана рвет мозг, как встарь - и проговаривается все вновь и вновь

http://ivanov-petrov.livejournal.com/1035000.html?thread=49302264#t49302264
vladimirpotapov
...Некоторые новые функции книги (печатного текста на бумаге) вполне уже можно констатировать – это всякого рода коллекционные издания, это книжки для самых маленьких и, как ни странно, дешевые бульварные издания для бедных и малообразованных, у кого нет ридера и склонности искать тексты в сети. Весь полагающийся в этом случае сантимент оставим в стороне. Будем считать, что мы уже всплакнули, помянули добром и т.д. короче, проводили бумажную покойницу по-человечески. Аминь.Понятно, что электронная книга в итоге неизбежно выиграет по экономическим причинам – нет расходов на бумагу, печать, складирование, доставку, дистрибуцию и т.д.
Что меняется? Меняется взаимодействие информации разной модальности. Прежде все, что мы имели – это "буквы + картинка". Но какой смысл на этом останавливаться, если есть новые возможности. Стало быть картинка начинает двигаться, оживать, уже одним этим меняя соотношение визуальной и смысловой информации ("букв требуется меньше", скорее всего). Добавляется звук – пропорции вновь меняются. Это и есть new media, можно начинать разговор. Я второй год при всяком удобном случае пишу, что традиционные СМИ умерли, хотя сами того не понимают. Сейчас кризис, если он не мнимый, поможет осознать положение вещей. Все переменится, ситуация уже никогда не будет прежней.

ivanov_petrov
Ага. Как я Вас понял, Вы говорите много радикальнее. Есть спецгруппы населения - будем говорить так6 сетевые инвалиды. Они будут читать бумагу. прочие - электронные книги. бумажные не нужны вовсе (подарочные случаи оставим в стороне, вместе с пластиковым собачьим дерьмом). Оставим в стороне несовершенство техники - пока трудно брать иллюстрации, трудности с форматами-размерами и пр. Забудем. Всё будет.

Но я бы предложил подумать таким образом. Любое ограничение есть закон и граница, позволяет нам создать нечто новое. На бумаге невозможна гиперссылка и кино. И именно это создает для бумаги возможность. Ее не было, пока не было кино, мультфильма и сети. Позиция отсутствия была не означена. а теперь - эта лишенность существует. и -- значит - может быть обыграна.

отсюда - одно дело - новые медиа, не этот ужас сетевых газет, пытающихся копировать разворот газетного листа, а именно использование новых возможностей и уход от старых форм. и с другой стороны - высвобождение бумажных изданий для функций. которые не могут быть выполнены иначе 9или их выполнение затруднено)

vladimirpotapov
Пока мне ничего, кроме понятия упаковки, не приходит на ум. Букеты составляют и заворачивают в красивую бумагу, а любимым текстам будут придавать форму книги. Текст будет распушать бумажный хвост. Странно ведь читать лирические стихи в сети. Или уже не странно? Тогда они как-то иначе начинают бытовать – становятся, страшно сказать, частью поп-культуры. Ну, как поэзия, которую читали со сцены Политехнического.
Если попробовать погадать, не возлагая на себя особой ответственности, то водораздел будет проходить там, где он проходил между бумажными и электронными СМИ. ТВ и радио не вытеснили бумагу, поскольку звучащего слова недостаточно – оно поспешно и легковесно, не аналитично. В конце концов чтение отличается от восприятия аудио и визуальной информации еще и установкой. Написанное слово – слово отсроченное, отложенное, взвешенное. Оно говорится – подумавши.
Мерещится скрытый конфликт старой бумажной письменности и новой: новая постарается вытеснить письменное слово, при малейшей возможности заменить его изображением, звуком – чем угодно, но заменить.

kdv2005
_Странно ведь читать лирические стихи в сети._

У книги есть замечательное свойство -- строго заданная последовательность изложения. Это ее сильная сторона, есть прекраснейшие образцы его использования, как в научной, так и ненаучной литературе. Но для многих текстов, особенно наборов текстов, линейность -- навязанная извне структура, не являющаяся внутренним свойством текста и часто ослабляющая его действие. Боюсь, что ко стихам это часто тоже относится. Я по-настоящему смог читать стихи именно в сети. Книжные сборники часто производили отталкивающее впечатление именно последовательностью.

vladimirpotapov
Но у текстов в сети тоже есть последовательность. В чем различие?

kdv2005
Тексты в сети не обязательно организовывать линейно, мы часто продолжаем это делать по инерции, не сообразуясь с его внутренней структурой. Возможность давать внутренние ссылки позволяет учитывать разнообразные зависимости частей друг от друга и создавать практически любые структуры:
все более ветвящееся дерево "от общего к частностям", параллельные изложения сюжетов, развивающихся одновременно, с привязкой к единой временной шкале (то, что в книжке приходится нарезать кусочками, споосбными удерживать внимание читателя), стихотворные венки кольцевой и более сложной формы, тексты-"таблицы", которые можно читать как по рядам, так и по столбцам, научные тексты, связи между которыми как правило задаются куда более сложными диаграммами, чем последовательности или деревья. В книге все это приходится строго упорядочивать -- сначала это, потом то, а затем вернуться, и т.д. В сетевом варианте оглавление не обязательно должно быть списком. Оно может представлять собой более картинку -- диаграмму связей и читатель может сам выбирать куда и в какой последовательности идти, чтобы в конечном счете изучить все. Как мне кажется, возможности, даваемые изложениями в сети для структуризации материала, практически не используются именно потому, что мы по привычке продолжаем думать об электронных книгах как о книгах, а не как о новом формате организации текстов.
PS. Кстати, о стихах. Читать лирические стихи в сети пока действительно странно, потому что большинство стихотворных собраний представляют собой не структурированные сборники в описанном выше смысле, а стихотворные свалки разрозненных стихов. В лучшем случае к ним добавлен ссылочно-справочный аппарат из книжных изданий. К тому, что я описывал лучше относиться как к недостигнотму (и не знаю, достижимому ли) идеалу.

flying_bear
> Странно ведь читать лирические стихи в сети. Тогда они как-то иначе начинают бытовать – становятся, страшно сказать, частью поп-культуры. Ну, как поэзия, которую читали со сцены Политехнического.

Не поясните? Я,грешным делом, думал, что принадлежность или непринадлежность к поп-культуре определяется, главным образом, внутренними качествами текста, а не способом, каким он попадает к читателю. Библия, выложенная в сеть, частью попкультуры не становится. "Гамлет" тоже. Если в сети помещают хреновые стихи, тогда надо так и говорить - стихи хреновые. И на бумаге они лучше не станут. Нет?

vladimirpotapov
А, ну вот что я хотел сказать, но из-за лености и размягчения мозгов не сумел. Не взыщите, дорогой друг.
Мне кажется, способ попадания стихов к читателю тоже имеет значение и что-то во взаимоотношениях с текстом определяет. Тут только нужно уточнить – преимущественный способ. Потому что это может быть и случайностью: геолог в тайге поймал сонеты Шекспира по радио, и они его потрясли. Понятно, что Шекспир от факта этой радиотрансляции поп-культурой не стал. Но если мы Шекспира перестанем издавать, а вместо этого будем передавать по радио, то спустя какое-то время он станет несколько другим культурным феноменом, не так ли? Это будет более доступный и несколько обмелевший, как речка в засуху, автор. Шекспир light. Доказать это я, разумеется, не могу, но чувство именно такое.
Когда уже не странно читать стихи с монитора компьютера, когда именно там их и ищут – это новая культурная ситуация, такой прежде не было. Согласны? Вообще-то я хотел добавить, что поп-культура – это сказано с перехлестом и корректнее говорить о современной городской, демократической культуре как антитезе всего элитарного, высокого и книжного. Хотел сказать – но поленился. Извините.
Эта культура современного города не обязательно "поп", она не несет уничижительного оттенка. Но нижняя граница ее открыта "низким" с академической точки зрения жанрам. Авторской песне, например.
И знаменитые вечера поэзии в Политехническом, а потом и в Лужниках, результатом имели не только неоправданное расширение аудитории (в том смысле, что большинству не поэзия была нужна, они что-то иное в этой коммуникации искали). Результатом также было то, что поэзия, собирающая такую аудиторию, должна была становиться "доходчивой". В буквальном смысле популярной (вот и вернулось определение).
Не знаю, с чем еще сравнить. Был Маяковский, писавший высокую поэзию "в книгу". И был Маяковский, который писал "в окна РОСТа". И для этих окон он писал, скажем так, подоходчивее. Вполне давая себе в этом отчет. Я хочу сказать, что в этой странной коммуникации, которой является поэзия, способ доставки информации до читателя все же значим. Он учитывается самим автором. Не обращают на это никакого внимания только очень редкие авторы, вроде Хлебникова – юродивые или святые, тут уж кому какой эпитет нравится.
Что-то такое я хотел сказать, простите за косноязычие.
Чтобы не быть совсем голословным, попробую определить хотя бы одно отличие в восприятии поэтического текста на бумаге и на экране. Кто из нас не "зависал" над раскрытой книгой, вновь и вновь перечитывая чем-нибудь поразившее его четверостишие? Вопрос: можно ли провести столько же времени, вглядываясь в строчки на мониторе? Компьютер предполагает скорочтение.
ЗЫ Вы это оставьте, пожалуйста, дорогой друг, – сами знаете что. Мало ли какое настроение бывает.

flying_bear
Я решил на какое-то (неопределенное) время воздержаться от выкладывания новых текстов, но, разумеется, начатые разговоры обрывать на полуслове нежелательно.

Мне все-таки кажется, проблема с вечерами в Политехническом была в том, что там читали, преимущественно, очень хреновые стихи.

Слушанье Шекспира по радио и чтение глазами в сети мне кажется принципиально различными процессами. В первом случае Вы получаете Шекспира с нагрузкой в виде интерпретации чтецом-декламатором. Во втором случае Вы вольны читать текст так, как Вам самому нужно - вслух, про себя, пекречитывая по десять раз, делая перерыв на чашеску кофе, и т.д., и т.п. Поэтому принципиальной разницы с чтением в книге я не вижу. Иначе, боюсь, мы зайдем очень далеко. Поэзия, напечатанная на плохой газетной бумаге, это ведь тоже, строго говоря, совсем другой культурный феномен по сравнению с сафьяновым пеерплетом, золотым тиснением и т.п. Ну и что? Не вводить же стандарты на качество бумаги и цену книги, чтобы отличить "сниженное" искусство от высокого? Текст есть текст.

Вообще, обо всем этом гораздо лучше, как мне кажется, сказано у Гессе в финале "Степного волка" (призыв слушать радиомузыку жизни). Я понимаю, что нынешняя жизнь прямо-таки провоцирует на строительство башен из слоновой кости со всеми внешними атрибутами. Мне лично это, извините за прямоту, кажется опасным дьявольским искушением. Потому резко и реагирую, что сам к нему очень податлив. Но надо сопротивляться.
Tags: books5, culture2, literature3, livejournal2, net
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments