Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Статья про британское высшее

http://www.strana-oz.ru/?numid=9&article=368
"Убеждение, что в конечном счете имеют значение только деньги, привело наших правителей к логической ошибке, объясняющей многие бедствия, которые постигли нашу образовательную систему. Если экономика – единственная реальность, то, значит, у всего есть своя цена, из чего следует, что все – или, по крайней мере, все существенное – можно посчитать, оценить по количественной шкале. Более того, бюрократы могут точно измерить и оценить только количество. Все, чего нельзя подсчитать, «не считается» и во всех прочих смыслах."

и т.д. - это бьют Тэтчер и уверяют, что она загубила британское высшее образование. На деле там речь о массовом высшем. Всё как у нас. Только у нас еще и без хвоста, а у них поприличнее будет.
Статья старая. еще 2002 года

"Английский язык - наверно, единственный в мире, где слово ‘умный’ не обязательно означает похвалу, хотя из словарей вы этого не узнаете. Очень хорошо, если собака умна, что проявляется в том, как она ловит мяч, и прекрасно быть умным, т.е. умелым, в конкретном деле или даже иметь «умные руки». Иначе говоря, ‘умный’ – одобрительное слово, когда речь идет об умениях или хорошей выучке. Но если умным называют самого человека, имея в виду его ум как таковой, не конкретное достижение, а общий потенциал, то здесь звучит сильный обертон моральной сомнительности. Это имеет колоссальные - на мой взгляд, катастрофические - последствия для представления британцев о соотношении образования и выучки. Это же помогает объяснить, мягко говоря, недоверие г-жи Тэтчер к ученым и интеллектуалам."

"Прежде образование понималось так: человек вручает себя учителю, веря, что тот даст ему то, что нужно. До некоторой степени эта модель еще сохраняется у врачей, поскольку мало кто считает себя достаточно компетентным, чтобы самому оценивать свои медицинские надобности; соответственно, врачи еще не до конца утратили свой профессиональный статус. В высшем образовании один из самых частых сегодня лозунгов - «прозрачность». Вы обязаны выложить товар на прилавок, чтобы покупатель мог его рассмотреть, обдумывая покупку. Это отнюдь не сводится к рекламированию в Интернете предметного наполнения курсов. И недостаточно пообещать ученику, что вы обязуетесь использовать свою компетентность ему на благо; это считается «субъективным» и потому неприемлемым. Бюрократу нужны так называемые «объективные», т. е. количественные критерии[25]. Слово «education» (образование) восходит к латинскому корню со значением ‘вести, руководить’ - но продавец покупателя вести не может, он может его только сбить с толку. «Покупатель всегда прав» -- вот главный девиз меркантилизма."

"Хотя в британском высшем образовании и нет никакого рынка, я думаю, что нищенство - тоже своего рода предпринимательство. Мы это называем «добывание фондов». Это распространенное занятие в Америке, где университеты располагают целыми стаями профессиональных «добывателей денег» и существует так называемая «культура дарения»; даже в систему подоходного налога заложена предпосылка, что человек тратится на благотворительность. В Британии люди считают, что они и так поддерживают культурные учреждения, включая университеты, своими налогами, и не одобряют идею, будто они должны давать что-то сверх того. Однако теперь любой университетский преподаватель, если он любит свой предмет и хочет его сохранить, обязан добывать деньги. Я знаю, что когда я уйду в отставку, занятия буддизмом в Оксфорде прекратятся -- если только деньги не поступят из частных источников. Мне не нравится добывание денег, я этому не обучен и поэтому, наверно, не очень большой мастер в этом деле; но выбора у меня и других преподавателей фактически нет."

Они стонут практически нашими словами. Даже удивительно.

"Трудно достать денег на экономику или социологию, гораздо легче -- для прикладной области вроде маркетинга; в результате сотрудник университета с большой вероятностью оказывается перед выбором: либо притворяться, что он занимается тем, чем он на самом деле не занимается, либо заниматься именно тем, за что ему платят, - т.е. он выбирает между обманом и проституцией. Выбор довольно-таки унизительный.

Скоро у нас в Оксфорде будет еще больше коммерции. Бюджеты будут спущены на отдельные факультеты, которые будут называться «сметные центры» и обладать значительной финансовой автономией. Факультет получит право, например, не платить жалованье преподавателю санскрита, а пустить эти деньги на преподавание турецкого языка, на оборудование новой преподавательской комнаты или покупку новых компьютеров. В этом я вижу и позитивную сторону, но это также значит, что преподаванию и научной работе мы будем уделять еще меньше времени. Но кого это волнует кроме самих сотрудников? "

"Мы забюрократизированы до невероятной степени. Я связан с одним новым университетом и помогал ему выстроить несколько индологических курсов. По ходу дела мне пришлось прождать целый день, чтобы выступить перед двумя комитетами. Во время ожидания я разговорился с профессором истории, который выступал вместе со мной, и он рассказал, что из-за деловых встреч и заседаний у него на лекции остается всего час в неделю. После заседания я должен был заполнить трехстраничный формуляр с вопросами относительно моего мнения о той комнате, в которой я выступал. Называется это «контроль качества» -- выражение из оруэлловского новояза, поскольку контроль здесь понимается так же, как и в выражении «контроль загрязнения», т. е. как поддержание контролируемого фактора на возможно низком уровне."

"Моделью для университета стала фабрика. Наша фабрика осуществляет массовое производство подготовленных студентов, тем самым прибавляя стоимость к поступающему на нее сырью. Функция преподавателей -- рабочих у конвейера -- состоит лишь в том, чтобы применять механические процедуры, одобренные менеджментом и проверяемые инспекцией. А раз они всего лишь рабочие, то и платить им, разумеется, надо соответственно. Последние объявления о вакансиях показывают, что секретарь в университете и молодой ассистент получают одинаковую зарплату -- чуть больше шестнадцати тысяч фунтов в год. В Оксфорде на такие деньги нельзя купить даже крошечного дома или содержать семью."

"еще хуже последний минус. Традиционные отношения между преподавателем и учеником заменил безличный механизм. С преподавателя снята ответственность за аспиранта; более того, эта ответственность не лежит теперь вообще ни на ком; если что-то идет неправильно, то это просто сбой системы, за который никто не отвечает. Равным образом, если все идет хорошо, никому это не ставится в заслугу: с какой стати аспирант будет благодарен руководителю, если тот просто выполняет свои функции согласно предписанным процедурам?

Руководитель фактически утратил право решать, готова ли диссертация к представлению. За это отвечает более высокое начальство -- правительственные органы. К своему вечному позору Британская академия, которая одно время играла роль Научного совета в гуманитарной области (хотя и исключительно нищего), в 1991 году решила[31] дать правительству рекомендацию (правительством, разумеется, принятую[32]) ограничить срок аспирантуры тремя или самое большее четырьмя годами. Стояло за этим стремление не к экономии, а к власти. Ученые-естественники, начинающие научную деятельность в намного более жестко контролируемой обстановке, обычно представляют докторскую работу, сделанную за три года. Гуманитарные аспиранты готовили диссертацию намного дольше -- хотя и не так долго, как американские гуманитарии."

Между тем очень поучительно - обыкновенно говорят. что этот самый тетчеризм - меркантилистский. приводит культурные механизмы общества под власть экономики, черных. однако видно - в едва ли не большей степени увеличивается государственное влияние, и красные урывают себе огромный кусок власти.

"Прежде для получения докторской степени диссертацию должны были признать «оригинальным вкладом в науку». Эту формулировку заменили на следующую: «значительный и существенный вклад», которая в инструкциях толкуется так: «При оценке значительности и существенности работы рецензенты должны исходить из разумных требований, какие можно предъявлять способному и добросовестному аспиранту после трех или, самое большее, четырех лет занятий».

В инструкции Британской академии даже прямо говорится (в параграфе 8), что «требования, предъявляемые некоторыми учеными и учреждениями к докторским диссертациям в области гуманитарных наук, хотя и вызывают уважение, однако слишком высоки». В феврале 1992 года Баллиол-колледж отправил президенту Британской академии письмо с аргументированным протестом[34], которое, разумеется, осталось без последствий. Новая политика означает, писалось в письме, что «диссертации, защищаемые в британских университетах, уже не будут серьезными научными работами, сопоставимыми с диссертациями, защищаемыми в любом другом европейском университете». "

Данные о расширении высшего образорвания в Британии

"Впервые крупное плановое расширение британского высшего образования произошло вследствие Отчета Роббинса [Robbins Report] (1963). В то время в Британии насчитывался 31 университет. С тех пор было опубликовано множество статистических данных, но сравнить их непросто, поскольку критерии и методы подсчетов менялись. Соответственно, используя эту статистику, нужно помнить, что она дает лишь приблизительное представление о ситуации. Также полезно иметь в виду, что за рассматриваемый период численность населения Британии почти не изменилась.
Число студентов в дневном высшем образовании

1960 Чуть больше 200 000
1970 Чуть больше 400 000
1980 Почти столько же
1990 Около 650 000
1997 Около 1 160 000

В 1997 году, к моменту составления Отчета Диринга, число студентов в других (кроме дневной) формах высшего образования оценивалось в полмиллиона; я полагаю, что в этой цифре учтены студенты самого большого университета в Британии – Открытого университета. "
---------------
У нас в эти времена вавиловский набор. По разным причинам и в одно время в разных обществах одно и то же действие примерно с одинаковыми последствиями.

И вот занятно

"В Оксфорде теперь введено семь разрядов профессорского оклада. Когда человеку предлагают кафедру, ректор определяет разряд его ставки. Получив должность, профессор может потребовать повышения ставки – раз в два или три года, когда происходит пересмотр ставок. В теории ставки пересматриваются по «объективным» критериям, в соответствии с принципом «прозрачности»; необходимые для получения той или иной ставки критерии сформулированы в официальных документах. Однако на практике, поскольку имеющаяся в распоряжении университета сумма ограничена, повышение ставок не может быть состязательным. Весь процесс подачи заявлений и их рассмотрения конфиденциален, так что система эта «прозрачна» лишь отчасти и, по моему мнению, представляет собой неудачный гибрид нашей прежней, упраздненной, системы и настоящей конкуренции."
Tags: education
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments