Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

David M. Williams, Malte C. Ebach. Foundations of Systematics and Biogeography. 2008

Очень мне понравилась иллюстрация из книги Оуэна On the Nature of Limbs


Большая эта книга - Foundations of Systematics and Biogeography в 309 страниц - попытка дать синтез современных взглядов. И тут одна сторона синтеза определена неуклонимо - это кладистика (вопрос может быть только - какая именно вариация кладистики...) - а вот другая сторона... С кем синтезироваться?

В данной книге авторы замыслили собрать всё ценное, что было, и добиться синтеза современной компьютерной кладистики (англосаксонской науки) со старой немецкой наукой - гетевским архетипом, филогенетикой Геккеля и идеалистической морфологией Нэфа.

Сделано это добротно и ... в общем, с ожидаемым успехом. Всё всерьез, целые главы отведены Гёте и его беседам с Шиллером, Геккелю и его первым деревьям. лично посаженным на страницы изданий, не забыто его дерево языков, и дальше - не просто упомянут, а внимательно рассмотрен Нэф. Там подробно изложена история сравнительной анатомии после Геккеля, и говорится, как многое Нэф предвосхитил в своих как кажется несовременных мыслях. Что же он..? А, он говорил об идеальном наследовании и представлении его в виде древа. Ну? Что такое современная компьютерная кладистика, как не осуществление мыслей Нэфа?

И далее в таком стиле. То есть с самой серьезной миной на лице и с самыми честными намерениями изгажено всё в мейнстрим. Вся "германская" ветвь мыслей отправилась в историю науки - всё ведёт к Вилли Хеннигу идаже не к нему, что - Хенниг... к переводу его книги на английский. А то если б не перевели... примеры известные. "In spite of its remarkable influence, Remane’s book remains untranslated". И отсюда текут строчки следующих глав, столь же подробно рассказывая о прочем.

Но книга широкая. Нашлось место упомянуть в послегеккелевой главе Бронна и Лоренца. В главе о паттерн-кладистике - разделы о Круаза, Стеншио, Брюндине. Люди-то интересные, что говорить. И потом несколько глав о теории гомологии - продолжается начатая ранее по поводу архетипа линия понятий (разумеется, речь об Оуэне). Приводится весь этот разговор к "data matrix". Куда ж еще.

Из дискуссии о сходстве, родстве, аналогии и гомологии авторы выплывают прямо на Нельсона с Плэтником и замечательной их книге 81 года, и тут же рядом Паттерсон с его общими работами 80-х. Дальше вариации деревьев, немного о технологиях - и переход к биогеографии. Склэтер, Круаза и - викарианс. Эпилог, занавес.

А люди честно работали и книга написана очень профессионально. Что тут сказать... Вот тут http://kouprianov.livejournal.com/97302.html стоит обоснованный плачь: в возлюбленном отечестве для студентов высшим авторитетом и настольным учебником по эволюционной теории являются книги Назарова и Чайковского. Говоря грубо, это "антидарвинисты", с очень, очень оригинальными взглядами разной степени приемлемости. Да, книги захватывающе интересные, разные, там наврано и нафантазировано очень многое совершенно по-разному. А мейнстримного нормального учебника нет, жалуются в комментах. Не Северцова же читать... а почему не Северцова, спросим себя невольно? Мейнстрим? Он. Грамотно? Поди поспорь, - очень. А почему? Как справедливо замечено в тех же комментах - гарантировано засыпание на третьей странице.

Вот в этом и дело. Почему так скучен мейнстрим? Быстрый и неполный ответ: а, а, тоталитаризм, советска власть, дарвинизм обязателен, наследие режима... Не надо так сразу. Вот английские книжки. Они хорошие. Это не Северцов, уверяю вас. Там дискуссии. они на самом деле спорят промеж собой - и, вон, Гёте вспомнили, Нэфа вспомнили, вставили в святцы, в торную дорогу к Вилли Хеннигу и переводу его на английский язык в 1966 году, да славится тот год и тот день в душе эволюционного биолога. А чего же такая скука?

Нет, мне тоже кажется, что чтение книг Юрия Викторовича Чайковского в качестве учебника по эволюционной теории - это как-то не кузяво. Его таким образом потреблять нельзя, следует очень хорошо знать не только теорию, но и многие примеры применения эволюционных теорий, чтобы начать читать Чайковского, различая, где он нащупал вопрос, на который пока дан неполный ответ, а где он вольно и невозбранно топчет клавиатуру, не покушаясь на обязательность.

Книги Назарова, Чайковского и иных неупомянутых - только для тех, кто уже освоил базовый курс и получает в руки не учебник, а "взрослую" книгу, с ошибками. И там дело не в том, чтобы этой книге поверить и ее выучить, а чтобы продраться сквозь разные неточности и ошибки и увидеть, что ценного в книге, какие вопросы поставлены, которых в базовом курсе и ставить-то не выговаривают.

Так почему в мейнстриме-то скука? Я бы предварительно, пока для себя сказал - под ковер заметают, вот почему. Есть вопросы, которые в головах у разных маргиналов пошевеливаются. Не ради маргиналов, а ради вопросов - стоит на них пытаться отвечать. Всерьез. А "они", мейнстрим - не. Но производят вид, что пытаются. Причем если у нас имеется наследие тоталитаризма и наши профессора, надо полагать,опасаются чекистских маузеров и потому пишут так скучно, чтобы взять это в руки было нельзя - то их профессора... Без такого же маузера... Наверное, это у них так мозги отформатированы. Они так добровольно умеют, наших пришлось плющить несколько поколений, чтобы добиться такого градуса скуки, а они это производят добровольно в качестве специального результата труда.

Да, конечно, увлекся иронизированием. Я же знаю ответ, чего придуряться... Они честные, вот в чем дело. Эти ребята, украшенные сединами и в самом деле крупные ученые - они искренне верят, что доорога мировой науки вела прямо в переводу книги Вилли Хеннига на английский язык и потом к созданию паттерн-кладистики и дальше - дахин, понимаешь, дахин. Это честная такая инженерная вера - вот у нас в руках замечательная машина, мощная, она работает - в нее засовываем данные, она выдает требуемые результаты. Какие результаты выдает машина, а, прекрасные сэры? Правильно, предсказанные. Как такое получилось? А вот, извольте - вся история, конечно, прямиком вела к созданию этого аппарата. Гёте путался со своим архетипом, Нэф и Оуэн создавали свои идеи - чтобы постепенно всё ненужное отсеялось и остался понятийный аппарат паттерн-кладистики, универсальный и отлично работающий.

На этом языке нельзя сформулировать те маргинальные вопросы. Даже не ответ получить - составить вопрос нельзя. К этому же и дело шло - создать такой язык, составить модель, в рамках которой не могут быть сформулированы неудобные вопросы - а потом говорить только внутри этой модели.
Ну и отлично, правда? Этого же и надо. Где эти противные вопросы? Их нет.

Что смешно - я ругаюсь, потому что накипело, а книга, которая подвернулась - меж тем, из лучших. Это в самом деле книжка, претендующая быть "монографией десятилетия", как была книга Нельсона и Плетника 81 года. И с обширным историческим введением, и с красивой постановкой вопросов... И её стоит прочитать. Эх, что ж так всё нескладно-то, а.
Tags: biology3, books4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments