Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Диорама

http://vivovoco.rsl.ru/VV/BOOKS/DAGUERRE/DAGUERRE.HTM
как возникал новый вид искусства
""Диорама", сконструированная Дагерром, состояла из больших картин, построенных иногда в несколько планов, причем на первом плане некоторых картин располагались декоративные предметы. Картины были нарисованы по обе стороны полотна красками различной плотности, попеременно освещались спереди и сзади светом, который в сочетании с красками на полотне создавал полную иллюзию естественного утреннего, дневного, вечернего и ночного освещения. Кроме световых эффектов в диораме применялись и звуковые.

...Хозяином и постоянным художественным руководителем диорамы был сам Дагерр. Дела диорамы он вел достаточно предприимчиво и успешно. Входная плата была довольно высокой, но диорама быстро завоевала большую популярность и хорошо посещалась как парижанами, так и многочисленными туристами. Принимая посетителей, Дагерр проявлял себя весьма любезным хозяином. Диорама помогала ему устанавливать знакомства и связи, столь необходимые в те времена беззастенчивого протекционизма. "

Вот как это было видно современникам:
"Будучи в Париже летом 1832 г., Левальд проводил время в кругу туристов, среди которых оказалась одна романтически настроенная и безнадежно скучающая англичанка. Все попытки развлечь эту англичанку оставались тщетными. Она заявила, что ее раздражают шум и сутолока большого города, и что она мечтает о тихом одиночестве на лоне природы.

Тогда Левальд, успевший влюбиться в англичанку, предложил всей компании отправиться на улицу Сансон, в дагерровский "Зал чудес", как тогда называли диораму. И вот что они там увидели:

"Здесь не было театра, не было кулис. Мы находились в стенах швейцарского крестьянского домика. Несколько деревенских орудий лежали тут и там, - казалось, будто бы наше неожиданное посещение спугнуло робких жителей этого домика.

Мы увидели перед собою небольшой дворик, окруженный постройками. Направо было открыто окошко, сквозь которое виднелось развешенное белье; тут же стояла прялка, лежал топор; около сарая были сложены дрова, а слева в хлеве блеяла коза. Мы слышали мелодический звук колокольчика, раздававшийся вдали.

А дальше, - что за вид! Покрытая снегом долина, охраняемая горными исполинами. Уже не подлежало сомнению что именно мы видим перед собой. Я протянул руку и стал объяснять:

- Перед нами Шамоникс, 3174 фута над уровнем моря. Слева от нас - Монтанвер, его белая шапка возвышается над темной зеленью соснового леса. Посередине - величественная громада Громедара, самого высокого пика Монблана, 4700 футов над уровнем моря; справа от него - еще окутанный облаками Дом-дю-Гуте, под Монбланом - великолепный Боссонский глетчер, ледяное подножие которого начинается в самой долине. Неподалеку отсюда - Бревен. Слева к небу тянутся гигантские гранитные иглы. Посреди долины течет через лед и снег река Арвейрон. В снегу протоптаны тропинки, вдали видно несколько мирных домиков, окруженных строгими аллеями и покрытых снегом.

Мы в апреле, который у нас несколько теплее, чем здесь, - закончил я свои объяснения. - Подождите месяц, и эта прекрасная долина потонет в зелени и цветах, станет еще красивее.

Все стояли в изумлении, - сюрприз следовал за сюрпризом;.

Позади себя мы услышали стук деревянных тарелок, ложек, стаканов. Мы оглянулись и увидели девушек в одежде горных жителей, которые принесли деревенский завтрак - молоко, сыр, черный хлеб - и расставляли все это на столе.

- Я очарована, - сказала англичанка, когда я повел ее к чистенькому столу.

Мы еще сидели за столиком, когда раздались звуки альпийских рогов, короткая торжественная ритурнель, после которой сильный мужской голос где-то вдали запел на наречии Шамоникской долины народную песню "Охотники за сернами".

Мы все были растроганы, у мисс на глазах появились слезы.

- Это не только живопись, - так далеко ее очарование не простирается, - сказала она, наконец. - Здесь чувствуется такое необычайное взаимодействие искусства и природы, которое создает особенный эффект, причем трудно определить, где кончается природа и начинается искусство. Тот домик - построен, вот эти деревья - настоящие, а дальше, что же дальше? - сказала она, размышляя. - Просто теряешься! Кто художник, создавший все это?

Все чокнулись. В это время подошел Дагерр. Он был очень доволен, что смог устроить нам в своей диораме такую приятную встречу.

- Многие критики, - сказал он, - осуждают меня за это смешение природы ,и искусства. Они говорят, что моя живая коза, настоящий дом, настоящие ели, - это аксесуары, не позволительные для художника. Допустим! Моей единственной целью было создать возвышенную иллюзию; признаюсь, я хотел обокрасть природу. Если вы поедете в долину Шамоникса, то убедитесь, что все это подлинное: такую хижину, точно такие сени вы найдете там; все деревенские орудия, которые вы видите здесь, и даже козу - я привез из Шамоникса.

- Значит, я нахожусь в диораме? - опросила мисс.

- Да.

- Но певцы, завтрак?..

- Мы ведь, - в Париже. Танцоров, Шевцов, костюмы всех наций и стран, завтраки, дает нам наш бульвар.

- Несравненно! Такие сюрпризы можно встретить только в Париже.

Воодушевленный похвалой, Дагерр, - первый художник диорамы, - предложил нам подняться по ступеням наверх и осмотреть другие картины диорамы.

Мы стояли под куполом. Перед нами отрылся великолепный Эдинбург, освещенный пожаром." "

...Вернемся к Дагерру.

Задавшись идеей закрепления светового изображения, он начал с техники получения наиболее четкого уменьшенного изображения, начал с усовершенствования камеры-обскуры, т.е. начал с создания прототипа современного фотоаппарата.

...При одном из посещений Шевалье в декабре 1825 г. Дагерр был заинтересован рассказом Шарля Шевалье о незнакомом, бедно одетом молодом человеке, который незадолго перед этим заходил в магазин. Этот молодой человек приценялся к камерам-обскурам и жаловался, что у него нет средств на хорошую камеру.

- Если бы у меня была хорошая камера, я мог бы закрепить изображение на матовом стекле, - сказал он, и в доказательство показал Шевалье изображения на бумаге, полученные им, по его словам, при помощи света.

Он даже оставил Шевалье флакон коричневой, якобы светочувствительной жидкости, при помощи которой получил эти изображения, и сообщил, как этой жидкостью пользоваться. Молодой человек сказал свой адрес и обещал зайти еще раз. Но Шевалье не записал и вскоре забыл адрес, а опыты с жидкостью не дали положительных результатов. Ничего не добился и Дагерр, которому Шевалье предоставил эту жидкость. Оставалось ждать обещанного повторного посещения, но его так и не последовало, - молодой человек исчез в улицах большого города, унеся с собой тайну применения коричневой жидкости и, может быть, свое право первенства в изобретении фотографии."

-------
Далее - история фотографии. Изобретение Ньепса, роль Араго...

Но как же диорама. Кто унаследовал её восторги? Кино? Хм. Чудится мне, - перформанс. Ох, нет, конечно, там цирк и театр, которые были "всегда". Но это соединение иллюзионитской техники и непосредственного участия?

А не была ли эта сама диорама - предком компьютерных игр и всяческой виртуальной реальности? перечитайте описание. Весьма.

Вроде бы идеи компьютерных игр появились в связи с мыслями об интерактивном телевидении. Странно, - ясно. что техническая сторона дела - да, 50-е. игры на первых компьютерах и осциллографах. Но сама идея... Ответвление от театра, вовлечение зрителя снова в игру - как когда-то. безумно давно. зритель был участником действа во время игр Диониса, - и теперь, через эту вот диораму, снова.
Tags: art2, history5, net
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments