Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Теория эволюции сегодня 8


Заключение
Все три рассмотренные выше способы развития эволюционных воззрений, рассмотренных в статье – популярное усвоение неспециалистами; проникновение в иные области науки; попытки построения альтернативных теорий – в равной степени порождены идеей дарвиновской эволюции.

В этом эскизном обзоре нет того, что отыскать в специальной литературе встречается чаще всего – данные о современном состоянии собственно эволюционных идей внутри биологии. Изложение этих данных потребовало бы совершенно иного формата работы, которая поневоле свелась бы к отсылкам на более подробные обзоры о состоянии разных областей эволюционной биологии. И все же, посмотрев, как эволюционные идеи сейчас формируют социоэкономические науки, проникают в лингвистику и теоретическую географию – после этого кажется необходимым сказать хотя бы несколько замечаний о развитии самой эволюционной биологии.

Понятно, что все вышеизложенное говорилось преимущественно об иных науках, чтобы показать экспансию дарвиновских объяснений на другие области знания. Эту схематику – деление на универсальный дарвинизм, глобальный эволюционизм и эмерджентизм – не имеет смысла применять к собственно биологическим теориям. В развитии эволюционной концепции внутри биологии идеи Докинза, например. практически не значимы, зато на поле появились совсем новые игроки, вроде концепции эво-дево (evolutionary developmental biology). И это совершенно иная история – развитие теории эволюции на биологическом материале, изменения, дополнения и углубления, которые находит нужным вносить в дарвиновскую теорию современная биология.

Пожалуй, наиболее интенсивное развитие и возникновение новых теоретических конструктов происходит в рамках двух полярных, в определенном смысле конфликтующих и взаимоисключающих направлений – эво-дево и молекулярной кладистики. Это не означает, что эволюционная биология свелась к этим областям – конечно, нет, и имеется множество интересных данных в рамках, скажем, эволюционной экологии. Однако эволюционная составляющая имеется почти в любой из многих сотен биологических наук, и в каждой имеются определенные успехи, речь же о «переднем крае» и наиболее новаторских направлениях, самым существенным образом меняющих представления об эволюционизме. Молекулярная кладистика стремится к максимально операциональному и упрощенному пониманию проблемы, возрождая весь понятийный инструментарий фенетики 1930-х годов – на новом уровне. В результате работы этого направления появляются алгоритмы, позволяющие в рамках принятых допущений делать количественные сопоставления. Биология становится здесь все более математизированной, сливается с computer science и теряет «биологическую специфику», приобретая операциональность ценой осмысленности, разрыва традиции и утери прежней проблематики – множество классических проблем оказываются на языке этой научной дисциплины вырожденными в псевдопроблемы. Эво-дево, другое недавно появившееся направление, развивает на новом, молекулярном уровне прежние проблемы, обозначенные эмбриологией, изучением индивидуального развития. Здесь делается попытка столь же современными методами, как и те, что находятся в распоряжении молекулярной кладистики, исследовать классическую проблематику. Недаром современные попытки синтеза пытаются совместить «старую» проблематику архетипа и сравнительной анатомии – с новой проблематикой кладистики (Williams, Malte, 2008).

В этом смысле можно сказать, что биология совершила петлю диаметров более полувека. Примерно к 1930-м годам было разработано определенное понимание проблем, намечены пути решения. Затем произошло изменение парадигмы, сменилась традиция постановки вопросов, очень резко изменился технический уровень решений. Долгое время казалось, что благодаря этому прежние нерешенные вопросы как бы можно и не решать – они остались в прошлом, они больше не значимы, следует разрабатывать совершенно новую проблематику, возникшую в связи с переходом исследований на молекулярный уровень. Однако оказалось, что уровень в самом деле иной, позволяющий ставить вопросы более детально, но сами вопросы остались прежними, уйти от них не удалось. И в начале XXI в. возникают те же идейные противостояния, что в начале и середине ХХ. Начало ХХ в. – это расцвет эволюционной сравнительной анатомии от Северцова до Шмальгаузена, расцвет эмбриологии от Шпемана до Балинского и Федотова, развитие нумерических методов в фенетике. Изменилось соотношение – сейчас, на новом витке, у количественных, математизированных методов много более солидная база. Однако задачи те же самые – чрезвычайно мучительные попытки одновременно преобразовать биологию в науку количественных решений и вместе с тем выяснить закономерности развития новых форм. Пока, как кажется, одно исключает другое.
Tags: biology4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments