Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Зарудин

http://lucas-v-leyden.livejournal.com/87719.html



Встречалось имя, когда читал о Формозове.

Вот что пишут в Летейской библиотеке "в 1915 году три романтика-следопыта из старших классов Первой мужской гимназии Нижнего Новгорода организуют рукописное периодическое издание (которое просуществует до 1917 года): «Любитель природы. Журнал, издаваемый бродягами-натуралистами-охотниками». Первый из них – И. К. Алексеев – доживет до 1950-х годов в незаметной должности охотоведа Борского лесничества на Волге. Второй станет профессором Московского университета – это знаменитый зоолог, писатель и художник-анималист Александр Николаевич Формозов (1899 – 1973). Третьим в этой прекрасной компании был наш сегодняшний герой – поэт, охотник, прозаик и журналист Николай Николаевич Зарудин (1899 – 1937). "

Потом - книги стихов, ну и прочая биография.



"Еще в стихотворении, приблизительно датированном 1927-м годом, он предсказал свою смерть вплоть до подробностей:

Пришли, увели, расстреляли,
Зарыли в покинутом рву.
А мы-то прошли и не знали
Кто мял здесь глухую траву.

Не знали, что юность и глина,
И слезы - одно для лопат.
Все было - как сон: карабины,
Погоны и лица солдат.

Далеко во рву затерялся
Отрывистый треск и дымок.
Так долго звенел и трепался
Над ямой степной ветерок.

А мы-то здесь праздником вешним
Прошли и не знали... В логу
Так пусто. Сияли черешни
С припека в кудрявом снегу.

"К концу 1935 года дело о контрреволюционной организации писателей «Перевал», составленное на основании доносов и «оперативной разработки» уже полностью готово. Среди прочего, там приводятся и слова Зарудина о политической ситуации:

“Сейчас недаром вожди произносят речи. Сталин и Каганович поняли, что если еще немного так обращаться с людьми, как раньше, то вместо социалистического человека получится собрание запуганных гоголевских Акакиев Акакиевичей. Люди в угодничестве и подхалимстве дошли до того, что готовы буквально предать родного брата, друга, лишь бы не трогали. В литературе это достигло предела…
В этом году предательство будет на первом плане, в особенности в политической среде. Если раньше человек, выдвигавшийся из мужиков, был ужасен, то сейчас многие еще хуже. Людей губит политиканство. Рабочие или колхозники, попадая в городе на положение руководителей, делаются более злостными бюрократами, чем старые чиновники.
Мы начинаем жить так напоказ, что настоящие души людей перестаем видеть, а я утверждаю, что люди живут темно и непонятно. Из писателей мы все мало-помалу превращаемся в сочинителей. И в этом основная беда”"



ШАХМАТИСТЫ

Их волнуют неразгаданные тайны.
Над слоновой костью папиросный дым
Под рукою, мыслею изваянной,
Ползает драконом голубым.

Чуть оскалил зубы конь ретивый,
И не знает острый, напряженный взгляд,
Что часы по-прежнему неторопливо
Отчеканивают свой секундный ряд.

За окном рассвет, глаза прищуря,
Выглянул едва, - а вкрадчивый намек
Королевской, чуть приподнятой фигуры
Нервно жмет провалы желтых щек.

И когда зеленый абажур потушит
День, сквозь улиц каменные рты,
Неожиданно так вдруг обрушится
Хитрое сплетенье пустоты.

В кости лба бессмертен мысли узел!
Перепутанные мертвые значки
Обессиленною кровью сузили
Зоркие, бездонные зрачки.

Но так смел бессилья пламень гневный!
Над слоновой костью папиросный дым
Под рукою, взявшей королеву,
Ползает драконом голубым.

Tags: literature3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments