Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

О.И. Шкаратан, «Российский порядок: вектор перемен»

Книга вышла в 2004 г. Одна из целей – описать изменения в стратификационной схеме российского общества за последние 30 лет и наметить векторы изменения социальной системы.

Для советского общества послевоенных времен можно, насколько я понял, принять стратификационную схему, основанную на двух группах параметров. Первая стратификация получается при ранжировании по признакам группы «власть-собственность». Сверху в СССР была номенклатура, ниже – что-то вроде «среднего слоя», советские директора, ниже – нижний слой, основная масса населения. Все вместе – рабочие, крестьяне. Специалисты разных сортов. Ниже – социальное дно: зеки, бомжи, деклассированные элементы. Крошечная верхушка на огромном «обществе нижнего класса». Ясное дело, говорит автор: это была этакратия. На Западе выростало общество, основанное на экономике, на Востоке – общество, основанное на власти.

Другая схема, хорошо описывающая поздний СССР – социопрофессиональная. Сетка профессий, проброшенная через общество. Давала неплохое представление о том, «кто здесь живет». Ясное дело, верхи в эту стратификацию не попадали, зато удавалось «просмотреть» неразличаемую массу, которая в стратификации «власть-собственность» составляла почти все население и называлась народом, нижним классом.

Дальше – революция 1989-1991, и последствия. По первой системе стратификации мнение Шкаратана: революция потому и была бескровной, что власть ни к кому не переходила. Номенклатура осталась у власти. В общем, мотив знакомый и особых разъяснений не требует. И потом Шкаратан подробно живописует обнищание масс, слияние двух элитных страт – совноменклатуры и теневой экономики, рассасывание и без того слабого среднего класса (2%, по его оценкам), рост чиновничества и т.д. Эту схему можно опровергнуть, но не это ценно. Схема по крайней мере в деталях неверна – но другой стратификационной схемы нет.

Интересно глянуть, что дает эта схема. Все внимание социологов привлекли процессы в тонком слое элиты. Является ли она в путинские времена милитаризованной, сколько там выходцев из теневой экономики, как конкретно и с кем кто что делит. Изучать правящие группы, конечно, интересно. Но вот насчет того, что произошло внизу – ясности никакой. Здесь только разговоры об обнищании.

А ведь очень многое изменилось. Где многие старые профессии? Ясно, что ежели советское общество по низам было построено на социопрофессиональной основе, то тут преобразования были очень сильными. И где об этом можно узнать? Куда подался народ из тех и этих профессий? Что произошло со стратами, как они теперь выплетаются, на каких основаниях следует познавать теперешний низший класс, то есть основное население – об этом в книге ничего нет.

Что жалко. Потому что исследования элиты очень интересны и о многом говорят… Но вот представим, что в андроповско-горбачевские годы занимаются социологи изучением элиты. Очень много всего накопать можно, только ведь не секрет – ни одна из групп элит не представляла, что будет. Все их телодвижения оказались в высокой степени ошибочными. Так что чудится мне. Рассматривая под микроскопом, какая клика сегодня пилит вон за тем углом, что она хочет и с кем сговорилась, ничего способствующего прогнозированию мы не найдем. Чтобы нарисовались общие черты наступающего общества, надо скорее на низы смотреть, на то, что с большинством происходит. Сначала фон, рисунок потом.

Об этом фоне, о социальной стратификации, замеренной в 2002 г., рассказывает только последняя глава книги, очень смутная. Автор не раз говорит, что результаты еще не обсчитаны, и что картина пока переходная, никакой отчетливости пока нет.

Самое внятное, что можно извлечь из описаний, выглядит так (я опишу схему со своими добавлениями – она станет чуть яснее, но более идеализированной). Чтобы стратифицировать современное «большинство», имеет смысл обращать внимание на три критерия. 1. «власть»: наличие и количество подчиненных. Добавлю: еще – уровень иерархии начальника, т.е. количество начальников иного ранга в его подчинении, число «уровней власти». 2. существование другой оплачиваемой работы. 3. «собственность» - владение (совладение) предприятием.

По этим критериям имеет смысл смотреть, что получается. Поскольку данных пока у социологов нет, даже гипотезы строить рано. Но: социопрофессиональная схема стратификации вылетела в трубу. Никаких рабочих-крестьян не выделяется. Интеллигенции не существует. Деление по профессиям бессмысленно. Уровень образования с получающимися стратами коррелирует, но нечетко, и вряд ли является стратообразующим признаком. Видимо, общество еще не «срослось», пока еще оно представляет собой набор слабо связанных блоков, которые именно сейчас все быстрее слипаются. И очень интересно, что же получится, когда социальная система станет стабильной.
Tags: books3, sociology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments