Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Инерционность коммуникаций

http://wolf-kitses.livejournal.com/160379.html
(сокращаю):
"В таких разных группах животных, как хищные млекопитающие, приматы, грызуны и тритоны рода Triturus обнаружена одна и та же тенденция эволюции коммуникации (и, по всей видимости, она достаточно универсальна, то есть может быть обнаружена и во многих других филумах). Прогрессивное развитие социальности в соответствующих эволюционных линиях (= усложнение видоспецифических паттернов социальной связи, увеличение последействия социальных контактов, социальной зависимости и социальной привязанности, - всего отличающего «более социальные» виды от «менее социальных»,) сопровождается направленным переходом от преобладания запаховой коммуникации к преобладанию коммуникации визуальной.

Я думаю, тенденция смены запаховой коммуникации визуальной в самых разных филогенетических ветвях позвоночных, где мы видим прогрессивное развитие социальности и поддерживающих её коммуникативных систем связана, во-первых, с тем, что реакция на запаховые метки сильно отложена, невозможно взаимодействие лицом к лицу и т.п. Соответственно, даже при высоком уровне рассудочной деятельности из запаховых сообщений невозможно извлечь информацию, более обширную, чем содержащаяся в самом сигнале. Напротив, при обмене визуальными демонстрациями животные получают впечатление об индивидуальностях друг друга, об индивидуальных особенностях реагирования конкретных партнёров на те "значимые" ситуации, что у данного вида "обозначены" соответствующими сигналами, начинают реагировать на них с учётом индивидуальности оппонента, а не только конкретного сообщения.

Точно также, при обмене визуальными демонстрациями «лицом к лицу» животные выучивают особенности индивидуальных реакций друг друга не только на специфические ситуации, требующие демонстрирования, но и на разные обстоятельства контекста, в которых происходит подача соответствующего сигнала. Например, мартышки диана, имеющие контакт с дикими шимпанзе, по-разному реагируют на видоспецифические крики тревоги "на леопарда", изданные в присутствии шимпанзе поблизости и при отсутствии рядом этого второго хищника, а также изменяют свою сигнализацию "на леопарда" в ответ на неспецифические тревожные крики шимпанзе.

Соответственно, при визуальной или акустической коммуникации, животное, кроме собственно сигнала, может что-то узнать и о тех компонентах внешнего мира, которые в принципе не обозначены сигналами, будь то их собственные индивидуальности или привходящие обстоятельства контекста и "обогатить" этим знанием сигнальные сообщения. Пусть этот способ "добавления" индивидуального значения к информации, передаваемой видовыми сигналами в норме, очень несовершенен (в частности, "добавка" не может быть кодифицирована в сигнальных последовательностях), в случае запаховых сигналов это вообще невозможно (Zuberbűhler, 2003).

Во-вторых, запаховые сигналы обладают слишком сильным "принуждающим" действием; даже создавая ольфакторный образ животного, информируя потенциальных партнёров о виде, поле, физиологическом состоянии особи, оставившей данную метку, они всегда оказывают сильное релизерное воздействие на реципиента, направленно меняют его гормональное состояние, состояние иммунной системы и т.п. В отличие от визуальных и акустических демонстраций продуцирование запаховых сигналов не может быть эмансипировано от психофизиологического состояния демонстратора, и следовательно, непригодно для "обозначения" дифференцированного набора специфических внешних обстоятельств, в которых может оказаться животное во время своих взаимодействий в сообществе, независимо от своего мотивационного состояния. То же самое относится к восприятию запаховых сигналов: развивающиеся реакции и следующие из них изменения поведения куда больше связаны с "качеством" данной особи и её внутренними кондициями, чем со спецификой социальной ситуации, в которой был воспринят сигнал.

...социальные сигналы должны быть произвольными знаками, которые животные могут использовать "в своих интересах" даже тогда, когда это резко противоречит "обычному" значению сигнала. Акустические и особенно визуальные демонстрации для этого вполне пригодны, запаховые - нет. То есть подобная тенденция перехода от запаха к образу по мере прогресса социальности в некотором таксоне хорошо согласуется с идеей эволюции коммуникативных сигналов от стимулов к знакам."

ivanov_petrov
почему?

wolf_kitses
запаховый стимул слишком долго "остаётся на одном месте", леопард за это время может тыщу раз сменить поведение, развернуться, уйти. Изменения в сигнализации должны все эти изменения "значимости леопарда как опасности" отслеживать, а запаховые сигналы слишком инерционные, они могут лишь показать нам что Х есть, но не могут фиксировать изменения поведения Х в режиме реального времени. А визуальные или акустические могут. Наверное так.

ivanov_petrov
Инерционность. Тогда должны быть две линии прогресса от запаховых - визуальная и акустическая. безинерционные системы против инерционных.
И тактильную сигнализацию - она тоже м.б. безинерционна

wolf_kitses
ну да, примерно так. хотя зрительная сильно опережает акустическую. Тут ещё один момент - показаная демонстрация сразу сменяется следующей, а не смешивается с ней. Следующий звук (а тем более запах) в чём-то смешивается с предыдущим и искажает оба сигнала. Так что акустическая коммуникация тут чуть похуже визуальной.
А тактильная у приматов - это чисто стимуляция, для возбуждения или умиротворения партнёра, сигналы ею в общем не подают коммуникация перестукиваниями имхо только у людей развилась. Ещё есть правда у слепышей, которые плоской башкой стучат в потолок своих ходов
Tags: biology4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments