Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Мак-Нил 4

{в процессе размещения текстов за сегодня потерял два зуба. Но героически приполз от зубного и размещаю последний кусок}
...Процесс, в котором благосостояние и ведение войн объединились
для поддержки гонки строительства флотов, имел и свою оборотную
сторону. Вопиющие взяточничество и продажность в основном усту-
пили место полуправде и намеренному введению в заблуждение. Же-
лавшие получить заказ предприниматели находили поддержку у мест-
ных депутатов парламента, крайне полезных в деле обеспечения бла-
гоприятного мнения офицеров Адмиралтейства. В свою очередь,
взносы благодарных (или по крайней мере, обнадеженных) жертво-
вателей оказывались крайне полезными для проведения избиратель-
ных кампаний кандидатов на места в парламенте. Агитация посред-
ством газет также могла быть подготовлена путем предоставления
открытым для сотрудничества журналистам «внутренней» информа-
ции. Газетчиков также можно было щедро подкармливать, одновре-
менно намекая на возможность предоставления им в самом ближай-
шем будущем секретов, о которых те могли бы раструбить.

...Правила игры оставались неясными. Посвященная освещению
случаев коррупции и расхитительства журналистика появилась лишь
во время Крымской войны, и все те, кто пытался управлять обще-
ственными делами посредством газет, оказывался в крайне непри-
ятном положении, раздираемый соображениями личной выгоды
и предполагаемого общественного блага. Журналист, запускавший
в обращение информацию в ущерб истине, ступал на сомнительную
почву. В таком же положении оказывался и промышленник, пытав-
шийся путем пожертвований в избирательный фонд политика по-
влиять благоприятным для себя образом на предоставление флот-
ского заказа. Крайне сомнительной также представляется мораль
флотских офицеров, пытавшихся задействовать прессу для критики
вышестоящего начальства или путем оглашения секретной инфор-
мации оказать влияние на политику государства, поскольку их лич-
ное ощущение «высшего долга» противоречило установившимся
правилам послушания и дисциплины. Однако, как наглядно показы-
вает пример адмирала сэра Джона Фишера, именно подобными
Каждое важное изменение в обществе способно изменить пре-
дыдущие моральный кодекс и модели поведения. Неотъемлемая
от столь пламенным образом веденных в 1884 г. новых способов мо-
билизации ресурсов двойственная мораль, возможно, лишь подчерк-
нула важность этого нового способа ведения дел.

...В целом, видится явным, что оружейные компании стали перво-
проходцами череды новых технологий: сталелитейной металлургии,
промышленной химии, электроприборов, средств радиосвязи, тур-
бин, дизелей, оптики, механических вычислителей (для управле-
ния огнем), гидравлических устройств и многого другого.

Думается, что вышеуказанное является искаженным видением че-
ловеческих мотивации и поведения. Несомненно, там, где патрио-
тизм и выгода совпадали, отклик был куда более живым — и именно
в таком свете рассматривали свою роль владельцы частных оружей-
ных компаний. Однако человеческими действиями также руково-
дило абстрактное понятие разрешения возникавших проблем. Об-
ласть торговли оружием в годы, предшествовавшие Первой мировой
войне, привлекла непропорционально большое количество новато-
ров-изобретателей только лишь потому, что именно промышленные
опытные работы были тогда сферой наиболее смелых и настойчи-
вых экспериментов. Один-единственный новатор вызывал цепную
реакцию появления себе подобных.

...Подогреваемый карьеризмом внутри флотской командной иерар-
хии интерес общества в сочетании с открытым политическим давле-
нием со стороны кабинета министров и парламента сделали больше,
нежели соображения частной выгоды. Однако вопрос о том, кото-
рый именно из сложного комплекса мотивов являлся определяющим
в процессе принятия решений, был бы действительно неуместным
с точки зрения исторической науки.

...Хлынувший на Королевский флот после 1884 г. поток новых техноло-
гий не только создал напряжение в сферах морали, денег и управлен-
ческой организации, но сам стал выходить из-под контроля. К началу
Первой мировой войны устройства управления огнем корабельной
артиллерии стали настолько сложными, что наделенные правом вы-
бора адмиралы более не понимали, в чем, собственно, заключается
различие соперничающих конструкций. Требовались слишком глу-
бокие знания в областях математики и определяющих функциони-
рование устройств управления огнем механических устройств — вер-
нее, их было слишком много. Таким образом, решения принимались
вконец запутавшимися и без того загруженными по службе людьми,
и зачастую определялись причинами финансового, личного или по-
литического свойства.

...перед Первой мировой
войной технические вопросы вышли из-под контроля в том смысле, что
сложившаяся практика более не обеспечивала принятия рациональ-
ных или удовлетворительных в практическом отношении решений. Со-
ображения секретности (так же, как и соперничество между кликами
и подозрения в своекорыстии) возобладали над мудростью. Математи-
ческая затруднительность проблемы, совершенно явственно превосхо-
дившая уровень знаний большинства людей даже из самого узкого круга
посвященных, лишала политику минимальной рациональности.

Тот факт, что ознаменовавшиеся невиданными и впечатляющими
успехами на всех фронтах энергичные условия по рационализации
управления⁶² тем не менее, в целом сделали общественную систему
неуправляемой, является огромным парадоксом. В то время как со-
ставные части социума становились все более рациональными, более
управляемыми и более предсказуемыми, собственно человеческое
общество, в котором существовали Королевский флот и его сопер-
ники, становилось все более беспорядочным и бесконтрольным⁶

...Никто, включая самого кайзера, после принятия решения
о начале военных действий не мог изменить план. Подобные жест-
кие ограничения существовали также во Франции, России и Авст-
рии, хотя меньший престиж армии делал политическое вмешатель-
ство (даже во времена кризиса) гораздо более возможным по сравне-
нию с Германией.
Нельзя было более убедительно продемонстрировать иррацио-
нальность рационального, профессионализированного планирова-
ния. Загадочным образом сомнамбулическая поступь, которой веду-
щие державы пришли к войне в августе 1914 г., точно ознаменовала
центральную дилемму нашего столетия — противоречивость целого,
вызванная (или многократно усугубленная) более полной гармони-
ей или превосходной организацией его составных.

{
важное замечание насчет сомнамбулизма}

...Прошедшие войну люди оказались
попросту неспособны уместить случившееся и пережитое в любые
рамки дотоле известного опыта. Вскружившие миллионы голов меч-
ты о славе развеялись от чувства ужаса и беспомощности в безыс-
ходной траншейной войне, месяц за месяцем неумолимо перемалы-
вавшей людские массы. Всплеск вильсонианской и ленинской ри-
торик в 1917 г. лишь подчеркнул уникальность, исключительность
и беспрецедентность этой борьбы.

...Еще с середины xviii в. население Европы и всего мира вышло
из состояния сравнительного равновесия. Снижение уровня дет-
ской смертности позволило большему по сравнению с предыдущи-
ми столетиями числу детей дожить до совершеннолетия. Однако уро-
вень рождаемости не только не снизился, но и стал расти, посколь-
ку уменьшение числа смертельных эпидемий привело к выживанию
большего количества супружеских пар в репродуктивном возрасте⁴.
На протяжении столетия рост числа населения означал для Цент-
ральной и Восточной Европы лишь рост богатства. Возросший объ-
ем рабочей силы позволил самыми разнообразными методами усо-
вершенствовать обработку земель, распахать новые пространства
и повысить уровень сельскохозяйственного производства. Однако
все они имели предел, и в 1880-х стало очевидно резкое снижение
прибыльности в почти всех деревнях на пространстве между Рейном
и Доном. Это явление ознаменовало два изменения. Первым стал не-
виданный объем эмиграции в 1880 – 1914 гг., вызвавший переселение
миллионов на западный берег Атлантики, а также на восток — вглубь
Сибири. Вторым изменением было выражаемое в самых разных фор-
мах революционное брожение в деревнях и городах стран Централь-
ной и Восточной Европы.

Давление на сельский уклад и традиционные общественные мо-
дели постоянно возрастало до 1914 г., когда Первая мировая война
направила напряжение по новому руслу. Смерть многих миллионов
действительно способствовала частичному разрешению этой про-
блемы в перенаселенных областях Центральной и Восточной Ев-
ропы. Однако лишь Вторая мировая война, вызвавшая гибель зна-
чительно большего количества людей, а также массовый исход бе-
женцев и перемещения целых этнических групп, позволили странам Центральной и Восточной Европы повторить французский ответ
на революционные выступления в начале xi# в. (а именно управлять
рождаемостью в соответствии с осознаваемыми экономическими об-
стоятельствами и ожиданиями). В итоге после 1950 г. рост численно-
сти населения перестал подвергать европейское общество серьезно-
му давлению

...Ирландская проблема Великобритании не оказалась разрешенной катастрофи-
ческим неурожаем картофеля и последовавшим голодом 1845 – 1846 гг., однако
в силу ускоренного процесса эмиграции и жесткой практике запрета на брак
до вступления во владение земельным наделом рост численности неожиданно
сменился снижением. После 1845 г. политическая напряженность в Ирландии
вызывалась не ростом численности населения, а ставшей уделом ирландских
крестьян продолжительной сексуальной фрустрацией в ожидании вступления
в брак.

...Балканы стали пороховой бочкой
Европы. Естественным является тот факт, что искрой, вызвавшей
грандиозный взрыв Первой мировой войны, стало убийство эрцгер-
цога Фердинанда Гаврилой Принципом. Неудачные попытки моло-
дого человека получить образование, необходимое для обеспечения
удовлетворительного уровня самостоятельности, бросили его в объя-
тия крайне революционной формы национализма

{
то-то. лучше пусть учатся. чем стреляют}

Лишь приведшая к гораздо более масштабным потерям (общее
число погибших, вероятно, доходит до 47 млн)¹⁶ Вторая мировая вой-
на явила собой крайне жестокое, но и действенное разрешение про-
блемы слишком большого числа людей, пытающихся жить на огра-
ниченном участке земли. Именно во время и после Второй мировой
войны население Восточной Европы начало ограничивать уровень
рождаемости. Вскоре показатели снизились настолько, что простое
воспроизводство в ряде европейских стран стало невозможным без
притока мигрантов из-за рубежа

Стоило связи уровня рождаемости с экономическими ожидания-
ми приобрести постоянный характер для всей Европы,¹⁸ как мино-
вал и кризисный период, через который в 1880 – 1950-х прошли Цен-
тральная и Восточная Европа. Изменились как семейный уклад, так
и поведение в области отношений полов, а также быт и нравы крестьянства — словом, прекратил существование ставший причиной двух мировых войн демографический режим.

Вспышки в Латинской Америке, ряде областей Африки и в Юго-Восточной Азии продолжа-
ли иметь место — однако основным определяющим фактором для обе-
их мировых войн был рост численности населения Японии и совпадав-
ший по времени кризис в Центральной и Восточной Европе. Изменив
свои демографические модели, эти страны вряд ли в будущем станут
очагами сравнимых по масштабам военно-политических волнений.

Демография и болезненный развал вековых укладов сельской
жизни многое объясняют в кровопролитном характере войн ## века.
Однако они не в состоянии пролить свет на то, каким образом наи-
более развитые индустриальные державы провели внутреннюю ре-
организацию, самым беспрецедентным и непредсказуемым образом
перешли на военные рельсы и, таким образом, сделали управляемые
экономики знаковым явлением современности. Этот третий подход
к пониманию двух мировых войн видится самым многообещающим,
поскольку ХХ век вполне может стать свидетелем возврата к главен-
ству командного метода управления рынком — как наиболее предпоч-
тительному для мобилизации масштабных человеческих действий.

...Французам помогли еще два обстоятельства. В политической об-
ласти это был факт назначения социалиста и выпускника парижской
Ecole Normale Альбера Тома на пост министра вооружений. Он окру-
жил себя разделявшими его собственные технократические убежде-
ния и социалистические наклонности выпускниками той же школы.
Такие управленцы оказались гораздо более способными обеспечить
слаженное сотрудничество промышленников и рабочих, нежели вы-
полнявшие аналогичные задачи в Германии высокомерные армей-
ские офицеры

...Шокирующая статистика гласит, что русский пехотинец производил из своей
винтовки в среднем 125 выстрелов в месяц, тогда как француз — 30 и брита-
нец — 50. Там же, с. 135. Уровень действий русской артиллерии далеко отставал
от ставших в 1915 г. нормой на Западном фронте маскировки и ведения артогня
с закрытых позиций. Применение этих приемов позволило германским артил-
леристам сравнительно легко подавлять батареи глубоко в русском тылу. Рус-
ские пехотинцы предпочитали приписывать слабость своей артиллерийской
поддержки тыловым бездельникам, тогда как на самом деле именно недостат-
ки русской военной подготовки явились основным фактором, сведшим к нулю
реальные достижения промышленности страны.

...Как и много раз в прошлом, военные потреб-
ности открыли путь новым технологиям, причем на самом широком
фронте — от снарядных капсюлей и телефонов до минометов и на-
ручных часов. Последующее промышленное и общественное разви-
тие всемирной истории в значительной мере стало определяться по-
стоянным применением методов массового производства, ставших
столь широко распространенными в чрезвычайных обстоятельствах
Первой мировой войны. Бросив взгляд на привычное для современ-
ных домов конца ## в. оборудование, каждый поймет, в какой мере
мы обязаны промышленным переменам, появившимся в почти па-
нической обстановке, когда производство все большего и большего
количества снарядов, пороха и пулеметов внезапно стало вопросом
жизни или гибели держав.

...Замечательной особенностью «Плана на 1919 г.» было то, что он
был основан на применении нового типа вооружения, не сущест-
вовавшего на момент разработки плана. Обладавшие повышенной
скоростью, маневренностью и дальностью хода новые танки пред-
назначались для намеченного планом прорыва в тыл противника.

...При сравнении британских и французских военных усилий с гер-
манскими трудно избежать вывода, что союзники управляли ими не-
сколько лучше, нежели их противник. В частности, Великобритания
путем осуществления политики ограничения прибылей и благода-
ря эффективности рационирования продовольствия⁶³ распредели-
ла бремя военных расходов более равномерно, нежели страны кон-
тинента и Соединенные Штаты. Отчасти эта разница определяется
уходящими в xviii в. политическими традициями, согласно которым
люди в военные годы платили высокие налоги. Еще одним опреде-
ляющим обстоятельством была сравнительная легкоосуществимость
контроля над экономикой, находившейся в столь значительной за-
висимости от импорта и экспорта. Проходившие через причал то-
вары трудно скрыть от властей, тогда как в почти самодостаточной
германской экономике подобных явных и легко контролируемых
контрольных пунктов не было. Аккуратная статистика и равное рас-
пределение скудных ресурсов в континентальных странах является
значительно более трудным делом. Нехватка продовольствия и про-
блемы сельскохозяйственного сектора в Германии были значитель-
ными именно в силу этой разницы в положении по сравнению с Ве-
ликобританией и Францией

{
на словах у Британии традиционно слабое государство - на деле они в сложных случаях всегда очень и очень управляемые}

/Великая Депрессия/ Реакция была различной, однако в России, Германии и Соединенных Штатах возврат
к открытым в ходе Первой мировой войны моделям политического
управления стал в середине 1930-х очевидным. С удаления в полвека родство мобилизации военного времени
и правительственных программ (являющихся реакцией на экономи-
ческий кризис 1930-х) видится очевидным. Однако в то время мало
кто различал или даже желал признавать это.

...Когда Германии, Западной Европе и Америке пришел черед ис-
кать выход из депрессии 1930-х, модели экономической мобилиза-
ции Первой мировой войны в этих регионах оказались намного бо-
лее очевидными,

Как и Гитлер, в первые годы
своего президентства Рузвельт пытался разрешить проблему безра-
ботицы с помощью программ общественных работ, а не милитариза-
ции. Опять же, как и нацистской Германии, Соединенным Штатам
удалось достичь успеха в обеспечении почти полной занятости насе-
ления лишь с задействованием военной мобилизации.

...Таким образом, межгосударственная организация в военных целях
достигла в годы Второй мировой войны более полного и значитель-
но более эффективного выражения, чем когда-либо прежде. Благо-
даря постоянно возрастающей сложности производства вооружений
отдельное государство стало слишком «маленьким» для успешного ве-
дения военных действий. Таково было, вероятно, главное нововведе-
ние Второй мировой войны. В мирное время рамки государственного
суверенитета стали явно противоречить страстным призывам к само-
управлению, воодушевившим народы Азии и Африки на свержение
колониального правления в первое послевоенное десятилетие.

...См. L. F. Haber, Gas Warfare, 1916 – 1945: The Legend and the Facts (London, 1976),
p. 8. Интересным и важным вопросом является причина отказа от примене-
ния отравляющих газов во Второй мировой войне, несмотря на всеобщее
ожидание убийственных авиаударов бомбами с отравляющим веществом
в первые же часы войны. Достаточно важную роль сыграло психологическое
отвращение военных к оружию, лишенному намека на открытую героичность.
Barton C. Hacker, «The Military and the Machine: An Analysis of the Controversy
over the Mechanization in the British Army, 1919 – 1939» (Ph. D. diss., University of
Chicago, 1968) предлагает убедительное психологическое толкование подобно-
го отношения.

...Всегда существовала необходимость выбора между количеством и качеством, посколь-
ку для внесения всех желаемых совершенствований в существующие
типы вооружений пришлось бы резко сократить число выпускаемых
самолетов, танков и пушек. Проявились интересные национальные
особенности — германские и британские управленцы склонялись
в пользу качества и множества модификаций, тогда как американцы
и русские отдавали предпочтение количеству и неохотно шли на усо-
вершенствования, препятствовавшие полному задействованию сбо-
рочных линий. Однако стоило обстоятельствам потребовать коли-
чества, как германцы смогли изменить сложившуюся практику, для
обеспечения производства максимально возможного количества
боевой техники в последней стадии войны остановившись на суще-
ствующих конструкциях вооружений

...Германские концентрационные лагеря рабской трудовой силы
и уничтожения, где страдали и умерщвлялись евреи и другие враги на-
цистского режима, были ужасающей оборотной стороной обеспечи-
ваемого административными органами благосостояния, позволявшего
поддерживать рабочую силу каждой из воюющих сторон в сравнитель-
но оптимальном состоянии. Крайности проявлений бесчеловечно-
сти — бюрократизированной и достигшей эффективности благодаря
тем же методам, что задействовались для управления другими областя-
ми военных усилий — более выпукло, нежели все остальные события
современности, выявили моральную противоречивость, свойствен-
ную каждой ступени возрастания власти человечества над природным
и общественной средами. Лагеря для военнопленных в других странах
и ссылка для утерявших доверие этнических групп (как то имело ме-
сто в Соединенных Штатах и Советском Союзе), также продемонстри-
ровали темную сторону расцветшей столь пышным цветом в ходе двух
мировых войн двадцатого века управленческой виртуозности.

{
концлагерь как обратная сторона менеджериальной революции. Подобно тому, как две тысячи лет назад рабство стало обратной стороной другой менеджериальной революции}

...Сбои предвоенной депрессии исчезли благодаря счастливо-
му взаимодействию опытного крупномасштабного корпоративного
управления, с одной стороны, и фискальной политики государства,
умудренного новой макроэкономической наукой и поддержанного
возросшими расходами на вооружение и социальные программы —
с другой.

...Обстрел Англии германскими Фау-2 в 1944 г. показал эффективность
ракет, а средств для перехвата столь высокоскоростных целей не су-
ществовало. Соответственно, в первой половине 1950-х американ-
цы бросились в новую гонку — на сей раз разработки и строительства
ракет. Однако русские имели преимущество, поскольку начали про-
ектировать ракеты еще раньше под тяжелые атомные боеголовки

...Однако успех мог быть достигнут лишь при условии кропотливого взращива-
ния этих творческих способностей — и при создании наиболее благо-
приятствующих условий путем устранения старых финансовых огра-
ничений на образование и НИОКР.
Последовавший вслед за этим научный бум, в первом ряду которо-
го шли естественные науки, мог быть сравним лишь с аналогичным
бумом в авиакосмической и электронной областях. В итоге пришед-
шие в ходе Второй мировой войны ко власти управленческие элиты
обнаружили новое, более «технократическое» поле для приложения
своих амбиций и умений. По их убеждению, холодная война долж-
на была вестись на широком фронте. Социальное конструирование
с целью построить более совершенное общество стало столь же зна-
чимым, сколь усовершенствование военной техники.
Технократические
взгляды Хрущева были весьма похожи на веру политического окру-
жения президента Кеннеди в беспредельные возможности социаль-
ного и технического конструирования. Обе стороны руководство-
вались своим опытом Второй мировой войны и послевоенных лет,
когда в кратчайшие сроки были достигнуты невообразимые и невоз-
можные прежде уровни производства.

...Вероятно, наиболее основополагающим сдвигом в послевоен-
ные десятилетия был отказ существующим государственным властям
в прежней верности. С одной стороны, за счет государства стали
утверждаться этнические, региональные и религиозные группиров-
ки, а с другой — все большую мощь стали обретать наднациональные
образования и межгосударственные структуры. В итоге в 1960 – 1970-х
наиболее насущными стали вопросы — в каких пределах и в каких це-
лях следует применять техническую изощренность современного
управленчества. Проблема была наиболее животрепещущей в наибо-
лее развитых странах, где старомодный патриотизм находился в яв-
ном упадке, и способ ее разрешения вполне может стать основным
вопросом будущего человечества.

...Союз трона и алтаря являлся проверенным временем традицион-
ным решением проблемы долгосрочного сохранения легитимности
власти. В xx в. основной проблемой для властей стало найти рели-
гию и духовенство, способных поддержать их в условиях отсутствия
сколько-нибудь определенного общественного согласия. Нерелиги-
озные идеалы xviii – xix вв. стали постепенно ослабевать в наибо-
лее развитых промышленных странах, и размывание общественного
согласия стало отличительным признаком этого процесса.

...Тем не менее, когда речь не идет о неминуемом поражении, то рез-
кое падение уровня морально-психологического состояния войск ви-
дится маловероятным. Традиционные методы насаждения и поддер-
жания воинской дисциплины остаются по-прежнему эффективными.
Непригодная применительно к условиям современного боя строевая
подготовка совершенно не утратила своей способности устанавли-
вать простые социальные связи между людьми, вовлеченными в еже-
дневный продолжительный процесс марширования. Вполне возмож-
но также возникновение других ритуалов и обычаев, обладающих
самоподдерживающейся способностью направлять и стабилизиро-
вать поведение как в рамках вооруженных сил, так и общества в це-
лом. Рутина и ритуалы являют собой стандартную замену веровани-
ям опосредствованного, личностного и революционного характера.
И по мере того как подобные верования, будь то марксизм или ли-
беральная демократия, тускнеют и обращаются в набор заклинаний,
остаются одни ритуал и рутина.

...Ясное мышление и смелые действия (как всегда, основанные на недоста-
точных сведениях), являются всем, чем мы располагаем на пути в не-
известное будущее. Оно будет столь же разительно отличаться от на-
меченного каждым из нас, сколь реальность прошлого отличалась
от планов и желаний наших предков.
Tags: books6, history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments